×

Кассация указала на неправомерность отказа нижестоящих инстанций в изменении требований иска

Суд округа пояснил, что и в изначальных, и в новых требованиях истец оспаривал незаконность выводов госинспектора
Говоря о необходимости подавать ходатайство об изменении требований, одна из экспертов «АГ» пояснила, что такая потребность возникает довольно часто, при этом, когда истец увеличивает или уменьшает размер требований, проблем обычно не возникает, но в случае более сложных действий часто поднимается целый спектр вопросов. При этом другая добавила, что порой суды толкуют изменение иска как недобросовестное поведение истца и затягивание судебного процесса.

Одна из экспертов «АГ» отметила, что большое количество затруднений при разрешении данного вопроса вызвано тем, что ученые и суды зачастую имеют разные взгляды на то, что является основанием иска и входит ли в него правовое обоснование заявленных требований. Другая добавила, что порой суды толкуют изменение иска как недобросовестное поведение истца и затягивание судебного процесса.

Арбитражный суд Северо-Западного округа г. Санкт-Петербурга вынес постановление по делу № А05-7992/2017, которым разъяснил: указание на то, что изменение предмета требования повлекло бы изменение субъектного состава на стороне ответчика, не является основанием для отказа в принятии соответствующего заявления. 

Как следует из решения, компания проинформировала Россельхознадзор о поступлении в ее адрес подкарантинной продукции. В результате карантинного фитосанитарного контроля (досмотра) был определен поставщик.

При сверке товаросопроводительных документов должностным лицом Россельхознадзора было установлено отсутствие в товаросопроводительном документе общества-поставщика сведений о сертификате (декларации) соответствия подкарантинной продукции. На основании этого был составлен протокол об административном правонарушении.

Не согласившись с этим, общество обратилось в суд, указав, что считает действия должностного лица Россельхознадзора незаконными и нарушающими его права и свободы в реализации права поставки продукции без сопроводительного карантинного сертификата. Кроме этого, оно сообщило об отсутствии извещения о составлении госинспектором протокола об административном правонарушении.

Уже после обращения в суд общество получило постановление Россельхознадзора о признании его виновным в совершении административного правонарушения. В связи с этим истец подал ходатайство об изменении заявленных требований, в котором указал на незаконность уже самого постановления по тем же основаниям, которые им были заявлены первоначально, и просил отменить теперь уже оспариваемый документ. 

Суд первой инстанции пришел к вводу о том, что общество изменило одновременно предмет и основания заявленных требований, и отказал в удовлетворении ходатайства. При этом он отметил, что на дату обращения в суд административным органом не было вынесено постановление, следовательно, обществом заявлены новые требования, поэтому они не могут быть рассмотрены в рамках настоящего дела.

Суд апелляционной инстанции установил, что обществом в обоснование новых требований приводились те же доводы и фактические обстоятельства дела, которые были заявлены в первоначальном требовании. Однако, отклоняя его довод о нарушении судом первой инстанции положений ст. 49 АПК РФ, апелляция указала на изменение в этом случае субъектного состава на стороне ответчика. По мнению суда, положения данной статьи допускают изменение одного из элементов иска (предмета или основания), но между теми же истцом и ответчиком, и не допускают изменения субъектного состава спора при изменении материально-правового требования. 

Кроме того, апелляционная инстанция согласилась с тем, что суд рассматривает заявленные требования и оценивает нарушение прав, исходя из существовавших на день обращения обстоятельств. 

Рассмотрев кассационную жалобу общества, арбитражный суд округа отметил, что под основанием иска понимаются фактические обстоятельства, на которых истец основывает свои требования к ответчику, под предметом – материально-правовое требование к ответчику (п. 4 и 5 ч. 2 ст. 125 АПК РФ, п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 31 ноября 1996 г. № 13).

Кассация указала, что по настоящему делу общество как в первоначальном, так и в измененном требовании ссылалось на незаконность выводов госинспектора Россельхознадзора о том, что поставленный товар является подкарантинной продукцией и в этом случае товарная накладная должна содержать сведения о сертификате (декларации) соответствия, то есть оспаривал проводимые инспектором мероприятия по обнаружению в действиях заявителя признаков административного правонарушения, а затем – наличие события уже вмененного правонарушения согласно названной норме. Также общество указывало на процедурные нарушения, допущенные при составлении протокола. Суд пояснил, что, таким образом, фактические обстоятельства, на которых заявитель основывал свои требования к должностному лицу административного органа, остались прежними.

Суд округа указал, что заявленные обществом первоначальные требования не могли быть рассмотрены по правилам гл. 24 АПК РФ, так как в данном случае оспаривались действия не просто в сфере административных правоотношений, а процедурные действия должностного лица административного органа, совершенные при производстве по делу об административном правонарушении, которые рассматриваются арбитражным судом в порядке гл. 25 АПК РФ, в связи с чем в качестве самостоятельных требований рассмотрению арбитражным судом не подлежали.

Кассационный суд пояснил, что нижестоящим инстанциям надлежало рассмотреть ходатайство общества об изменении предмета заявленных требований с учетом высказанной в Определении КС РФ от 19 июля 2016 г. № 1462-О позиции об обязанности арбитражного суда обеспечить доступность правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, оказывать содействие в реализации прав лиц, участвующих в деле, а также в создании условий для определения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. 

Кроме того, суд округа отметил: указание на то, что изменение предмета требования повлекло изменение субъектного состава на стороне ответчика, не является основанием для отказа в принятии заявления об изменении предмета требования – ч. 1 ст. 47 АПК РФ закрепляет, что в случае, если при подготовке дела к судебному разбирательству или во время судебного разбирательства в суде первой инстанции будет установлено, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по нему, арбитражный суд может по ходатайству или с согласия истца допустить замену ненадлежащего ответчика надлежащим. Таким образом, арбитражный суд округа постановил отменить решения нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» старший юрист практики разрешения споров и корпоративного права КА «Регионсервис» Мария Любимова пояснила, что необходимость изменения заявленных требований в ходе судебного разбирательства возникает довольно часто. Она указала, что, когда истец увеличивает или уменьшает размер требований, проблем обычно не возникает, но в случае более сложных действий часто поднимается целый спектр вопросов. 

«Исключением не стало и комментируемое решение. Казалось бы, заявитель по делу изменил лишь предмет иска – просил признать недействительным решение уполномоченного органа вместо признания недействительными действий должностного лица этого органа. Особенность данного дела в том, что решение уполномоченного органа было вынесено уже после начала судебного разбирательства. В силу этого суд отказал стороне в принятии уточнения, указав на установленный АПК запрет одновременного изменения предмета и основания иска», – отметила Мария Любимова.

Она указала, что большое количество затруднений при разрешении данного вопроса вызвано и наличием обширного правого дискурса по нему, так как ученые и суды зачастую имеют разный взгляд на то, что же является основанием иска и входит ли в него правовое обоснование заявленных требований. 

«В связи с этим сторонам при изменении требований следует максимально внимательно подходить к формулировкам, стараясь тщательно аргументировать обоснованность и допустимость уточнений, стараясь избегать спорных ситуаций, связанных с одновременным изменением предмета и основания иска», – подчеркнула юрист.

Адвокат КА «Потапов и партнеры» Елена Пешкова отметила, что ситуация, когда суд не принимает изменение иска, – не редкость в юридической практике. Она указала, что порой суды толкуют изменение иска как недобросовестное поведение истца и затягивание судебного процесса. После повторного уточнения иска некоторые суды предупреждают истца, что больше не примут никаких уточнений.

«В моей практике было дело, когда иск пришлось изменять пять раз, ответчиком выступало Сибирское таможенное управление, причем суд не препятствовал этому поиску истины, поскольку дело представляло значительную сложность и отсутствовало законодательное регулирование спорной ситуации. В результате было вынесено законное решение в пользу гражданина, которое устояло во всех судебных инстанциях», – привела пример Елена Пешкова. 

Эксперт пояснила, что в данном случае нарушение прав истца очевидно, и суд искусственно ограничил его в процессуальных правах. Она добавила, что Верховному Суду РФ нет необходимости разъяснять норму об изменении исковых требований – она сформулирована как неограниченное право истца на уточнение исковых требований, а также изменение иска в части предмета либо основания.

Рассказать: