×

Конституционность взыскания налоговых недоимок

Конституционный Суд рассмотрел жалобу на законодательные нормы, регулирующие взыскание с граждан налоговых недоимок по обязательствам юридических лиц
По мнению большинства полномочных представителей госорганов в КС РФ, обжалуемые нормы не противоречат Конституции, но нуждаются в дополнительном исследовании и обосновании Конституционным Судом правильного подхода к их пониманию.

7 ноября Конституционный Суд рассмотрел вопрос о соответствии Конституции РФ ряда положений Гражданского, Налогового, Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, регулирующих правоотношения, связанные со взысканием налоговых недоимок. Дело объединяет жалобы бывшего директора муниципальных предприятий Станислава Лысяка, бывшего бухгалтера коммерческого предприятия Галины Ахмадеевой и бывшего генерального директора ликеро-водочного завода Александра Сергеева.

Как уже сообщала «АГ», заявители считают, что оспариваемые нормы не соответствуют Конституции РФ, поскольку позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. А также в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

В своем выступлении полномочный представитель Госдумы Татьяна Касаева пояснила, что законодатель при установлении мер ответственности за налоговые преступления исходил из необходимости создания «действенного механизма по уплате налогов под страхом уголовного преследования».

«Вместе с тем привлечение к уголовной ответственности не позволяет компенсировать вред, причиненный государству уклонением от уплаты налогов, поэтому законодатель наделил налоговые органы правом обращения в суд с иском о взыскании задолженности налогов», – отметила она.

Татьяна Касаева подчеркнула, что возмещение причиненного вреда направлено не на ограничение, а на защиту конституционных прав, что не нарушает права и свободы гражданина. При этом, по ее словам, требования должны быть предъявлены в первую очередь организации, а лицо, виновное в противоправных действиях, может нести субсидиарную ответственность. «В правоприменительной практике оспариваемые заявителем нормы применяются не всегда корректно, что влечет необходимость их дополнительного разъяснения Конституционным Судом», – заключила она, добавив, что противоречия оспариваемых норм Конституции РФ не усматривает.

Представитель Совета Федерации в КС РФ Петр Кучеренко поддержал позицию представителя нижней палаты парламента, указав, что оспариваемые положения соответствуют Конституции РФ. При этом он считает правомерным распространение ответственности и на постороннее лицо, которое фактически выполняло обязанности руководителя или бухгалтера организации-налогоплательщика. Он отметил, что взыскание недоимки и пени направлено на возмещение ущерба бюджетной системе, а то, посредством какой процедуры это происходит, зависит от обстоятельств конкретного дела.

Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов также считает, что действующее законодательство не исключает использование нескольких способов взыскания недоимки. При этом, по его мнению, основания для признания оспариваемых норм неконституционными в значении, придаваемом им правоприменительной практикой, отсутствуют.

Полномочный представитель Правительства РФ Михаил Барщевский в своем выступлении предложил представить обратную ситуацию: организация переплатила налоги и после этого была ликвидирована по воле собственника. «Означает ли это, что государство вернет разницу бывшим работникам? Так не бывает, хотя в гражданском праве все должно быть математически точно», – считает Михаил Барщевский.

По его мнению, если есть налоговая недоимка у юридического лица – все требования должны быть обращены к нему. Но если она появилась в связи с преступными действиями его работников – физических лиц, то у государства возникает право на возмещение вреда в виде взыскания средств с них. «Это правоотношения, вытекающие из преступления, а не из налоговых обязательств. А преступные действия определяются только приговором суда. У тех, кто был освобожден от ответственности по амнистии, приговора суда нет. Тогда это уже определяется гражданско-правовыми отношениями», – заключил полпред Правительства РФ.  Напомним, по решению суда с одной из заявителей – пенсионерки Галины Ахмадеевой, которая как индивидуальный предприниматель предоставляла обществу бухгалтерские услуги, – по иску налогового органа был взыскан ущерб, причиненный при совершении налогового преступления, в размере 2,7 млн рублей. При этом уголовное дело в отношении нее было прекращено по амнистии.

Что касается нарушения Конституции РФ, то, по мнению Михаила Барщевского, в этом деле его не имеется.

Представитель Генеральной прокуратуры РФ Татьяна Васильева заявила, что все принятые судебные решения в отношении заявителей по делу должны считаться обоснованными и оснований для признания оспариваемых норм неконституционными не имеется.

Мария Мельникова, советник министра юстиции РФ, также заявила, что обжалуемые нормы не противоречат Конституции РФ, но в том смысле, который им придается правоприменительной практикой, они нуждаются в дополнительном исследовании и обосновании Конституционным Судом правильного подхода к их пониманию.

От Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей выступил руководитель экспертно-правовой службы Алексей Рябов. Он считает неприемлемым использовать конструкцию ответственности из деликта, поскольку у государства есть свои механизмы защиты прав: «Если налоги не уплачены, необходимо использовать нормы налогового законодательства и Закона о банкротстве».

Представитель Федеральной налоговой службы Константин Чекмышев в заключение представил позицию, согласно которой существующий механизм использования гражданского иска для возмещения убытков государству является надлежащим правовым механизмом. Также он отметил, что при определении двойного взыскания необходимо руководствоваться принципом реального исполнения. При этом если вред фактически не компенсирован, то двойного взыскания быть не может.

Рассказать: