×

КС не стал рассматривать жалобу на ряд норм УПК, касающихся прав подозреваемых (обвиняемых)

Как указано в определении, только суд может принять решение о помещении подозреваемого (обвиняемого), не находящегося под стражей, в медорганизацию для проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению одного из адвокатов, в определении приведена объективная оценка соответствия оспариваемых норм Конституции, а также в очередной раз указаны проблемы их правоприменения со стороны следственных органов и судов. Другой заметил, что участие заявителя апелляционной жалобы в заседании апелляции является его правом, а не обязанностью, а неявка не препятствует рассмотрению жалобы судом или основанием для отложения дела.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2914-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ряд положений УПК РФ, гарантирующих права подозреваемого (обвиняемого) при назначении судебной экспертизы, связанной с помещением в стационар, проведении следственного действия (предъявление лица для опознания), а также на личное участие при рассмотрении дела в апелляционном суде.

Ранее суд первой инстанции вынес постановление в порядке ст. 125 УПК об отказе в принятии жалобы Ильи Хайдукова, обвиняемого в совершении преступления и содержащегося под стражей, ввиду отсутствия предмета оспаривания по правилам этой судебной процедуры. Тем самым суд отказался рассматривать жалобу гражданина на действия следователя по предъявлению потерпевшей и свидетелю фотографии для опознания, а также по назначению в отношении обвиняемого комплексной сексолого- психолого-психиатрической экспертизы.

Впоследствии апелляция оставила решение суда в силе. Как следовало из протокола судебного заседания, Илья Хайдуков был извещен о дате, времени и месте рассмотрения его апелляционной жалобы, однако в судебное заседание он не вызывался, поскольку его позиция была изложена в жалобе и явка не была признана судом обязательной. Кроме того, в судебном заседании интересы апеллянта представлял защитник по назначению. В дальнейшем вышестоящие суды поддержали решение апелляции со ссылкой, в частности, на то, что заявителем фактически обжалуются действия следователя, касающиеся организации предварительного следствия и сбора доказательств, достоверность и допустимость которых подлежит проверке при рассмотрении уголовного дела по существу.

Далее при рассмотрении уголовного дела Ильи Хайдукова в суде первой инстанции от стороны защиты поступили ходатайства об исключении ряда доказательств в связи с их недопустимостью. Тогда суд частично удовлетворил ходатайства подсудимого, признав недопустимыми и исключив из числа доказательств протокол предъявления для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение, протокол опознания с участием потерпевшей Д., а также протокол опознания с участием свидетеля К.

В жалобе в Конституционный Суд Илья Хайдуков просил признать неконституционными ряд норм УПК, а именно: п. 3 ч. 2 ст. 29 «Полномочия суда», п. 3 ч. 2 ст. 38 «Следователь», ч. 1, 3 и 4 ст. 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб», ч. 5 ст. 193 «Предъявление для опознания», ч. 1 ст. 198 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы», ч. 1 и 2 ст. 203 «Помещение в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебной экспертизы» и ч. 1 ст. 389.12 «Участие сторон в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в суде апелляционной инстанции».

По мнению заявителя, оспариваемые нормы нарушают его права, поскольку позволяют использовать при осуществлении правосудия доказательства, полученные с нарушением закона; ограничивают право на личное участие в заседании апелляционного суда при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК на вынесенное судебное решение; не обеспечивают своевременную судебную защиту на досудебной стадии уголовного судопроизводства; позволяют следователю произвольно и необоснованно принимать решения о проведении следственных действий (в том числе о назначении судебной экспертизы).

Изучив представленные материалы, Конституционный Суд не выявил оснований для принятия жалобы к рассмотрению. При этом КС напомнил, что УПК прямо установлено, что решения о помещении подозреваемого (обвиняемого), не находящегося под стражей, в медорганизацию, оказывающую медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, правомочен принимать только суд в порядке ст. 165 Кодекса.

В свою очередь, ст. 46 Конституции, согласно которой каждому гарантируется судебная защита прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов госвласти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, не определяет конкретные процедуры реализации такого права, в связи с чем они устанавливаются отраслевым законодательством. Она также не исключает, что судебный контроль законности и обоснованности действий (бездействия) и решений должностных лиц органов предварительного расследования может осуществляться как в порядке рассмотрения судом жалоб на такие действия (бездействие) и решения в период расследования (ст. 125 УПК), так и в порядке судебного разбирательства уголовных дел, поступивших в суд с обвинительным заключением (обвинительным актом, обвинительным постановлением).

«Рассматривая и разрешая по существу уголовное дело на основе полного и всестороннего исследования в судебном заседании всех его обстоятельств, суд тем самым осуществляет проверку процессуальных актов и других материалов досудебного производства. При этом им проверяются, в том числе по жалобам и заявлениям заинтересованных лиц, действия (бездействие) и решения, которые связаны с ограничением прав и свобод граждан. Такой судебный контроль, осуществляемый уже после завершения стадии предварительного расследования, сам по себе не может расцениваться как нарушающий право на судебную защиту», – отмечается в определении.

Согласно ст. 389.12 УПК в заседании апелляционной инстанции участие оправданного, осужденного или лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, обязательно, если это лицо ходатайствует о своем участии в заседании или суд признает участие такого лица в заседании необходимым. Осужденному, содержащемуся под стражей и заявившему о желании присутствовать при рассмотрении апелляционных жалобы или представления, по решению суда обеспечивается право участвовать в заседании непосредственно либо путем использования систем видео-конференц-связи.

Указанная статья также не запрещает суду, проверяющему в апелляционном порядке законность и обоснованность постановления первой инстанции, вынесенного по правилам ст. 125 УПК по жалобе лица, признать его личное участие в деле – исходя из конкретных обстоятельств – обязательным. Она также не содержит положений, допускающих произвольный, необоснованный или немотивированный отказ в удовлетворении ходатайства об участии в деле заявителя, отбывающего наказание в виде лишения свободы (содержащегося под стражей) и подавшего апелляционную жалобу, и не препятствует ему довести до суда свою позицию путем допуска к участию в деле его защитников и других представителей, а также иными предусмотренными законом способами.

«Оспариваемые же заявителем положения УПК, устанавливающие права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы (ст. 198), а также регламентирующие некоторые особенности проведения предъявления лица для опознания по его фотографии при невозможности предъявления опознаваемого лица (ч. 5 ст. 193), не содержат каких-либо исключений из установленного порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, доказательства подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности – достаточности для разрешения дела. Таким образом, отсутствуют основания полагать, что применением оспариваемых законоположений в конкретном деле заявителя были нарушены его конституционные права», – заключил КС.

Старший партнер АБ «Нянькин и партнеры» Алексей Нянькин полагает, что в данном определении, с учетом как результатов рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК, так и последующих промежуточных решений об исключении доказательств, дана объективная оценка соответствия оспариваемых норм Конституции, а также в очередной раз указаны проблемы их правоприменения со стороны следствия и судов. «Вновь обнажена проблема прекращения судебного контроля в порядке ст. 125 УПК в случаях, когда уголовное дело на момент рассмотрения жалобы поступило в суд и назначено к слушанию в соответствии со ст. 229 или 231 Кодекса. Как следует из приведенных фактических обстоятельств, при рассмотрении уголовного дела допущенные нарушения при предъявлении для опознания послужили основанием для признания полученных доказательств недопустимыми. Конституционный Суд в очередной раз подчеркнул, что нормами уголовно-процессуального законодательства на каждой из стадий судопроизводства закреплены механизмы как проверки доказательств, так и восстановления прав обвиняемого, нарушенных при производстве следственных или процессуальных действий, путем исключения недопустимых доказательств», – отметил он в комментарии «АГ».

Эксперт добавил, что применительно к оспариваемым нормам ст. 193, 198 и 203 УПК Конституционный Суд справедливо отметил, что на суд первой инстанции при рассмотрении уголовного дела по существу возлагается обязанность проверять все полученные доказательства в соответствии с правилами оценки на предмет допустимости и достоверности, и исключений из этого не следует.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов отметил, что участие апеллянта в суде апелляционного инстанции является его правом, а не обязанностью. «Для реализации этого права суд необходимо известить – в противном случае неявка заявителя апелляционной жалобы не является препятствием для ее рассмотрения судом, а для лица, подавшего жалобу, – основанием для отложения дела. Это вытекает из закона и практики, что вновь подтвердил КС. Что касается вопроса назначения судебной экспертизы, то заключение и показания эксперта в силу требований УПК являются одним из доказательств. Вопрос о назначении конкретной экспертизы является прерогативой следователя в силу его полномочий самостоятельно направлять ход расследования. Праву следователя корреспондируют права подозреваемого (обвиняемого) при назначении и производстве судебной экспертизы (ст. 198 УПК). В случае нарушения указанного порядка заинтересованное лицо вправе обратиться с жалобой, но это не означает, что регламентированный порядок не соответствует Конституции. Вот почему удовлетворение жалобы заявителя (пусть и частично) не означает, что действующий порядок проведения следственных действий (предмет обжалования) неконституционен. Каждый конкретный случай должен являться предметом тщательной оценки», – подчеркнул он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика