×

КС: Помещаемые в ШИЗО осужденные не лишены права на получение квалифицированной юридической помощи

Суд полагает, что УИК не позволяет применять водворение в штрафной изолятор произвольно и бесконтрольно
По словам одного из адвокатов, российское законодательство предоставляет сотрудникам ФСИН возможность безосновательно привлекать осужденных к дисциплинарной ответственности в закрытой процедуре без участия защитника. Второй назвал упущением законодателя тот факт, что в УИК четко не прописаны ни процессуальные аспекты водворения осужденного в ШИЗО, ни возможность привлечения защитника к рассмотрению этого вопроса. Однако, заметил третий адвокат, осужденный не ограничен в праве обжаловать соответствующее решение руководства исправительного учреждения и при этом воспользоваться помощью адвоката.

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение № 1313-О/2020, в котором отметил, что помещаемые в ШИЗО осужденные не лишены права на получение квалифицированной юридической помощи.

Заявитель оспаривал возможность произвольного помещения в ШИЗО

Осужденный к лишению свободы Аслан Черкесов оспорил конституционность п. «в» ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. По мнению заявителя, эти нормы позволяют накладывать на осужденного последовательные, непрерывные дисциплинарные взыскания в виде водворения в штрафной изолятор на неограниченный срок более 15 суток, в том числе сразу после выхода из ШИЗО.

Аслан Черкесов настаивал на том, что оспариваемые положения не устанавливают порядок проведения заседания по привлечению осужденного к дисциплинарной ответственности, не содержат перечень доказательств, которыми подтверждается нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания, не закрепляют обязанность представления и использования в качестве доказательства видеозаписи рассматриваемого нарушения, а также не требуют обязательного уведомления адвоката и его участия в заседании дисциплинарной комиссии.

Кроме того, добавил заявитель, эти нормы позволяют без участия суда на основании решения начальника исправительного учреждения произвольно менять определенный судом режим отбывания наказания на не предусмотренный уголовным законом режим бессрочного отбывания наказания в условиях штрафного изолятора.

КС считает, что произвольное водворение в ШИЗО невозможно

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС заметил, что Конституция не обязывает законодателя закрепить в УИК судебный порядок применения мер взыскания к осужденному к лишению свободы. Сославшись на свое Определение № 154-О/2015, Суд подчеркнул, что при установлении в УИК правила о том, что взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его замещающего, федеральный законодатель не вышел за пределы своих полномочий.

По мнению КС, указание в п. «в» ч. 1 ст. 115 УИК на то, что максимальный срок содержания в ШИЗО за одно нарушение составляет 15 суток, – одна из гарантий прав осужденного. «Неоднократное же применение данной меры – за каждое отдельное нарушение, совершенное осужденным, – обусловлено его собственным поведением. Такое регулирование направлено на достижение целей исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых нарушений установленного порядка отбывания наказания и иных правонарушений», – отмечается в определении.

При этом Конституционный Суд указал и на иные положения, защищающие осужденного от необоснованного водворения в штрафной изолятор. Так, в ч. 1 ст. 117 УИК перечислены обстоятельства, которые необходимо учитывать при применении мер взыскания. Согласно же ч. 1 и 2 и ст. 20 УИК решение о наложении взыскания может быть обжаловано в суд (Определение КС РФ № 564-О/2019).

Относительно судебной проверки законности наложенного на осужденного взыскания КС отметил, что эти вопросы регулируются Кодексом административного судопроизводства, а не оспариваемыми положениями, как полагает заявитель. Кроме того, положения ст. 117 УИК не ограничивают право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи, со ссылкой на свое Определение № 1566-О/2014 подчеркнул Суд.

«Таким образом, оспариваемые нормы не предполагают произвольного и не контролируемого судом применения взыскания в виде водворения в штрафной изолятор, а потому не могут расцениваться как нарушающие права заявителя», – заключил КС.

Адвокаты по-разному отнеслись к выводам Суда

Интересы заявителя представлял адвокат Красноярской краевой коллегии адвокатов «Паритет» Владимир Тирских, однако связаться с ним «АГ» не удалось.

Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Владимир Васин полагает, что заявитель поставил перед Конституционным Судом важнейшие вопросы, которые до сих пор не решены в правоприменительной практике.

«Сегодня начальник учреждения для осужденного – это царь и бог в одном лице. Ведь только от него зависит, не получит ли исключительно положительно характеризующийся осужденный первое в жизни взыскание, например за три дня до рассмотрения судом его ходатайства об УДО или переводе в колонию-поселение, – отметил эксперт. – Мои коллеги не дадут соврать, что опытный начальник учреждения на подконтрольной ему особо закрытой режимной территории – колонии, тюрьме, СИЗО – всегда может “оформить” любому осужденному дело о дисциплинарном проступке».

По словам Владимира Васина, законодательство не устанавливает ни четкую процедуру проведения заседания по привлечению осужденного к дисциплинарной ответственности, ни исчерпывающий перечень доказательств, которыми необходимо подтверждать нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания, ни обязанность представления учреждением в суд и использования в качестве доказательства видеозаписи дисциплинарного нарушения.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о праве осужденного на защиту при оформлении дисциплинарного нарушения, поскольку обязательное уведомление адвоката и его участие в заседании дисциплинарной комиссии не предусмотрено, добавил эксперт.

«Хотя КС говорит, что право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи не ограничено, фактически этого права у осужденного нет. За 15 лет активной адвокатской деятельности, в том числе и по этой категории дел, я ни разу не видел, чтобы начальник учреждения перед тем, как наложить дисциплинарное взыскание, предоставил бы осужденному разумный срок для подготовки к рассмотрению дела о проступке, а тем более – обеспечил бы участие адвоката», – сказал Владимир Васин. Так не принято, и суды общей юрисдикции практически не реагируют на многочисленные заявления осужденных о нарушении их права на защиту при рассмотрении дела начальником учреждения, добавил он.

«Все вышеуказанное позволяет сотрудникам ФСИН произвольно, фактически в закрытой процедуре с использованием шаблонного обвинительного стандарта доказывания вины когда угодно привлечь любого осужденного к дисциплинарной ответственности. А при дальнейшем обжаловании суды общей юрисдикции, как правило, не находят оснований не доверять администрации учреждения и ее сотрудникам», – заключил Владимир Васин.

Партнер АБ «Фортис» Дмитрий Павлов согласился с КС в том, что возможность неоднократного водворения в ШИЗО обусловлена поведением осужденного и влиянием примененного ранее взыскания на его исправление. «Хотя и здесь, несомненно, могут быть злоупотребления со стороны должностных лиц, налагающих такое взыскание», – заметил эксперт.

В то же время, добавил он, Суд неверно понял заявителя: Аслан Черкесов говорил о неполном регулировании процедуры наложения взыскания, а КС сослался на нормы КАС РФ, которые касаются лишь обжалования решения о наложении взыскания. «В оспариваемых нормах УИК, действительно, досконально не прописаны процессуальные аспекты наложения взыскания и сбора материала, обосновывающего принятие меры в виде водворения в штрафной изолятор, а также возможности привлечения защитника. Это упущение законодателя», – подчеркнул Дмитрий Павлов.

Управляющий партнер КА «Жуков и Партнеры» Андрей Жуков, напротив, считает, что Конституционный Суд сделал верные выводы. «Отсутствие в УИК положений, о которых в своей жалобе говорит заявитель, не означает, что нормы этого Кодекса не конституционны. Фактически заявитель оспаривает не положения УИК РФ, а незаконные, по его мнению, действия сотрудников исправительного учреждения», – отметил адвокат.

Кроме того, добавил он, осужденный не ограничен в праве обжаловать приятое руководством исправительного учреждения решение и при этом воспользоваться помощью адвоката. «На мой взгляд, осужденный и его защитник могут вполне успешно обращаться в вышестоящие органы ФСИН России, прокуратуру и в суд в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства. В случае грубых злоупотреблений со стороны работников исправительного учреждения наличие дополнительных процедур, о которых говорил заявитель, вряд ли поможет изменить ситуацию. Скорее, оно позволит работниками исправительного учреждения составлять документы так, как им необходимо», – считает эксперт.

Рассказать: