×

КС решит, может ли воспитатель детского сада не иметь высшего образования

Конституционный Суд рассмотрел жалобу на неконституционность ст. 46 Закона об образовании, на основании которой была уволена воспитательница с 30-летним стажем
Фотобанк Лори
По мнению большинства полномочных представителей госорганов в КС, обжалуемая норма не противоречит Конституции. В то же время представитель Генпрокурора отметила, что отсутствие образования у лица, принятого на работу до вступления в силу новых стандартов и прошедшего аттестационную комиссию, не может служить основанием для расторжения трудового договора с ним.

16 октября Конституционный Суд рассмотрел дело о проверке конституционности ст. 46 Закона об образовании, которая, по мнению заявительницы, нарушает права педагогических работников, не имеющих высшего или среднего образования, по допуску к педагогической деятельности. 

Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба Ирины Серегиной, которая непрерывно проработала в должности воспитателя почти 30 лет, имея неполное высшее образование. На протяжении 11 лет заявительница работала воспитателем в детском саду и за это время прошла несколько аттестаций, награждалась грамотами и дипломами, получала благодарности от руководства и повышала квалификацию. Однако летом 2017 г. Ирину Серегину уволили со ссылкой на ст. 46 Закона об образовании в РФ, согласно которому к педагогической деятельности допускаются лишь лица с высшим или средним профессиональным образованием.

Гражданка безрезультатно обжаловала свое увольнение в судах первой и второй инстанций. Они не приняли во внимание ее доводы о том, что после вступления в силу в 2013 г. Закона об образовании она продолжала работать и работодатель не предъявлял к ней никаких претензий, хотя при приеме на работу знал о наличии у нее незаконченного высшего педагогического образования.

По мнению заявительницы, оспариваемая норма противоречит Конституции, поскольку во взаимосвязи с положениями ТК РФ позволяет увольнять лиц, не имеющих соответствующего образования, без учета предыдущей педагогической работы и личных характеристик. Как полагает Ирина Серегина, тем самым было нарушено ее право как педагогического работника на сохранение официально признанного статуса воспитателя 1 категории.

В своем выступлении полномочный представитель Госдумы Мария Беспалова отметила, что в России как в социальном государстве охраняются свобода труда, право на труд и предусмотрена судебная защита такого права. В связи с этим граждане вправе свободно распоряжаться своими способностями к труду, однако данное право, как указано в ст. 55 Конституции, может быть ограничено федеральными законами. 

Также Мария Беспалова указала, что к образованию несовершеннолетних предъявляются повышенные требования, так называемый «образовательный ценз» – квалификационные требования, установленные в профессиональных справочниках и стандартах. По ее словам, такие требования были установлены еще в Законе РСФСР о народном образовании от 2 августа 1974 г. и впоследствии были конкретизированы другими нормативными актами. Однако в порядке исключения и в настоящее время по решению аттестационной комиссии к осуществлению педагогической деятельности можно допустить лиц, не соответствующих таким требованиям. 

Полномочный представитель Совета Федерации в КС Андрей Клишас полагает, что права заявительницы не были нарушены, так как оспариваемая статья Закона об образовании не вводила новые требования к педагогическому составу, поскольку они существовали и до их принятия: «Еще с 1974 г. законодатель требовал наличие специального образования у педагогов. В силу этого спорные нормы нельзя считать ухудшающими права и правовое положение заявительницы».

С этими доводами полностью согласился и полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов. Он также отметил, что в России продолжает ежегодно повышаться уровень образования и увеличиваться количество выпускников специальных педагогических учреждений. «Для педагогических работников существует обязанность по постоянному повышению квалификации», – пояснил он. 

Полпред Президента также подчеркнул обязанность работодателя оказать помощь заявительнице в получении ею дополнительного профобразования. Кроме того, Михаил Кротов высказался о необходимости прекращения «переходного периода», отметив, что он длится не с 2012 г., а еще с 1974 г. Он пожелал, чтобы детей обучали педагоги с высшим или средним образованием, в противном случае нарушаются права детей на образование.

Полномочный представитель Правительства РФ Михаил Барщевский назвал дело очень сложным, но состоящим из очень простых элементов. Он не согласился с заявительницей в том, что новое правовое регулирование педагогической деятельности имеет обратную силу, отметив, что существует разница между ограничением и правовым регулированием, которое распространяется и на прошлое, и на настоящее. 

«Кто сядет в машину к водителю, не имеющему прав на ее вождение?» – задал риторический вопрос Михаил Барщевский. Он также упомянул Закон о лицензировании от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ, которым предъявляются определенные требования к педагогическому составу того или иного учебного учреждения, и отметил, что нарушение  положений данного закона влечет потерю лицензии таким учреждением. «Нельзя поощрять непрофессионализм», – заключил полпред Правительства. 

Полпред Минюста России Мария Мельникова также полагает, что осуществление педагогической деятельности в обход ст. 46 Закона об образовании недопустимо, так как спорная норма служит гарантией обеспечения высокого качества образовательных услуг и прав несовершеннолетних лиц на образование в силу их психоэмоциональной и интеллектуальной незрелости.

Вместе с тем полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева отметила, что Ирина Серегина проходила периодические аттестации у работодателя и на момент ее увольнения не истек срок ее прошлой аттестации. В силу этого «допуск заявительницы к педагогической деятельности не нарушил право несовершеннолетних на образование, поскольку ее профессиональная компетенция была подтверждена в установленном законом порядке».

Татьяна Васильева также указала, что согласно нормативным актам новые профессиональные стандарты, введенные в действие с 1 января 2017 г., применяются поэтапно, на основе соответствующих планов, а реализация таких планов должна быть завершена не позднее 1 января 2020 г. 

По словам полпреда Генпрокурора РФ, отсутствие высшего и среднего образования у воспитателя или педагога, принятого на работу до вступления в силу новых стандартов и прошедшего аттестационную комиссию, не может служить основанием для расторжения трудового договора с ним. Он может быть уволен в силу п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в случае несоответствия работника занимаемой должности вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.

Решение по делу будет объявлено позднее.

Рассказать: