×

Мосгорсуд отменил обвинительный приговор, указав, что он скопирован с обвинительного заключения

Направляя дело на новое рассмотрение, апелляция указала, что без должного внимания и надлежащей оценки остались выводы экспертов, которые положены в основу обвинения и оспариваются стороной защиты
В комментарии «АГ» адвокат Владимир Воронин, защищающий одного из фигурантов дела, указал, что положительно оценивает определение апелляции, поскольку заведомо незаконный приговор был отменен, а подсудимые, содержавшиеся год в изоляторах, освобождены из-под стражи. Защитник другого обвиняемого Виктор Запрудский отметил, что при новом рассмотрении дела защита сможет подавать новые ходатайства об истребовании и исследовании доказательств, которые могут привести к более лояльному исходу для подсудимых.

Московский городской суд вынес апелляционное определение, которым отменил обвинительный приговор Лефортовского районного суда г. Москвы в отношении сотрудников обанкротившейся строительной группы компаний, признанных виновными в мошенничестве.

Обстоятельства дела

В период с 2006-го по 2013 г. Олег Слобожанин зарегистрировал различные организации, которые входили в группу компаний под общим торговым знаком «Мономахъ». Через эти компании заключались договоры купли-продажи квартир и осуществлялось строительство домов. В частности, был зарегистрирован ЖСК «Жилино» для строительства таунхаусов в д. Жилино городского поселения Андреевка Солнечногорского района Московской области. Подрядчиком выступила другая компания Слобожанина – ООО «СтройПолимер», генеральным директором которой являлся Сергей Кислый.

Строительство ЖСК началось, однако в последующем ГК «Мономахъ» была признана банкротом, а в отношении ее сотрудников было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК.

По мнению следствия, Олег Слобожанин организовал преступную группу, в которую в разное время вошли Дмитрий Транквилицкий, Сергей Кислый, Елена Немова, Елена Шаманская и неустановленные лица. До рассмотрения дела в суде первой инстанции в отношении Слобожанина была избрана мера пресечения в виде содержания под домашним арестом. В отношении остальных обвиняемых – подписка о невыезде.

Следствие полагало, что Олег Слобожанин осуществлял общее руководство преступной группой, а Транквилицкий, являясь в разное время генеральным директором разных компаний, руководил действиями сотрудников организаций, в том числе связанными с подготовкой и подписанием заведомо невыполнимых договоров с физическими лицами на покупку строящегося жилья в ЖСК «Жилино», и регулировал конфликтные ситуации с клиентами.

Елена Шаманская, как посчитало следствие, вводила граждан в заблуждение относительно намерений и реальных возможностей выполнить взятые на себя обязательства по строительству и сдаче в эксплуатацию жилых домов. Кроме того, она непосредственно составляла и организовывала подписание с физическими лицами предварительных договоров купли-продажи жилья. Немова являлась бухгалтером, по указанию Слобожанина контролировала внесение в кассу и перечисление на расчетные счета организаций денежных средств от клиентов, а также говорила сотрудникам бухгалтерии о том, куда их необходимо перечислить.

Сергей Кислый же, по версии следователей, под видом генерального подрядчика и технического заказчика строительства жилых домов организовывал выполнение первоначальных строительных работ, распоряжался денежными средствами, поступавшими на расчетный счет ООО «СтройПолимер», перечисляя их на счета других компаний Слобожанина, фактически не осуществлявших финансово-хозяйственную деятельность.

Обвиняемые, по мнению следствия, сообщали клиентам заведомо ложные сведения о благополучном финансовом положении юридических лиц и о якобы реальных возможностях обеспечить капитальное строительство и ввод в эксплуатацию жилых домов и таунхаусов, а также о том, что разрешительная документация, необходимая для строительства, находится на согласовании в муниципальных органах. Всего в период с 20 января 2006 г. по 29 июля 2013 г. потерпевшие передали денежные средства в размере более 206 млн 770 тыс. руб.

При этом с целью создания видимости правомерности деятельности обвиняемые и иные неустановленные соучастники в период до декабря 2010 г. создавали видимость осуществления строительства коттеджного поселка, для чего часть денежных средств, полученных от граждан, а именно более 93 млн руб., была направлена на проведение отдельных строительных работ.

Суд первой инстанции посчитал, что вина подсудимых доказана

В Лефортовском районном суде г. Москвы Олег Слобожанин вину в совершении вышеуказанных преступлений не признал и указал, что как руководитель компаний предпринимал все необходимые меры, направленные на окончание строительства и ввод объекта в эксплуатацию.

Он также пояснил, что объект в д. Жилино не был достроен, поскольку большинство членов кооператива вышли из него. Необходимо было вернуть им денежные средства, в то же время ударил кризис и стоимость строительства квадратного метра жилья увеличилась. При этом собственники земельного участка неоднократно обращались в администрацию г. п. Андреевка с просьбой перевода назначения земельного участка из ИЖС в малоэтажное строительство, что администрация обещала сделать при условии предоставления гарантий. В то же время инициативная группа в лице членов кооператива ЖСК «Жилино» была против перевода назначения земельного участка.

Обвиняемый был уверен, что разрешение на строительство домов будет получено, поскольку Сергей Кислый постоянно вел переговоры с администрацией городского поселения. Он же уверял Олега Слобожанина, что разрешение будет получено. Обвиняемый подчеркнул, что практически все деньги, полученные на расчетные счета организаций, были перечислены на счет ООО «СтройПолимер», которое в конечном итоге не исполнило свои обязательства по строительству и сдаче в эксплуатацию указанного объекта. Слобожанин отметил, что лично он не получил никакой материальной выгоды от проекта.

Дмитрий Транквилицкий также вину не признал и указал, что небольшая группа покупателей, испытывая недовольство сроками окончания строительства, «подняла волну» в Интернете и отпугнула всех потенциальных покупателей, отчего финансирование объекта прекратилось. После этого было инициировано банкротство всех организаций Слобожанина. Никаких договоров, связанных с покупкой строящегося жилья, в том числе на объекте в д. Жилино, Транквилицкий не подписывал и организацией их подготовки не занимался.

Сергей Кислый пояснил, что в марте 2010 г. он был назначен на должность директора «СтройПолимера», однако все его управленческие решения были только на стройке. Бухгалтерской отчетностью занималась Елена Немова, а он подписывал все документы, которые она приносила. Обвиняемый указал, что ему неизвестно, кто конкретно контролировал движение денежных средств ООО «СтройПолимер».

Елена Шаманская, работавшая менеджером, пояснила, что сотрудникам было известно о том, что разрешения на строительство нет, однако они думали, что оно обязательно будет. Обвиняемая, будучи уверена в этом, сама хотела приобрести квартиру в ЖСК «Жилино», в связи с чем взяла кредит. Жилье она так и не получила, а для погашения кредита ей пришлось продать единственную квартиру. Шаманская пояснила, что преднамеренно покупателей в заблуждение не вводила, а Слобожанин таких указаний ей не давал. В финансовой деятельности компании она участия не принимала.

Елена Немова указала, что работала бухгалтером двух компаний, принадлежащих Слобожанину. Только он мог дать сотрудникам бухгалтерии указания о перечислении денежных средств.

Заслушав обвиняемых, показания потерпевших и свидетелей, изучив представленные стороной обвинения доказательства, суд посчитал, что вина подсудимых доказана. В частности, он отметил, что в соответствии с заключением бухгалтерской судебной экспертизы потерпевшие перевели деньги на счет кооператива, а когда оказались недовольны новыми сроками окончания строительства, обратно им взносы и обеспечительные платежи по договору купли-продажи возвращены не были.

Первая инстанция посчитала, что незначительные противоречия в показаниях потерпевших и свидетелей на вывод суда о доказанности вины не влияют.

Таким образом, суд приговорил Олега Слобожанина к 7, Дмитрия Транквилицкого к 6, а Сергея Кислого, Елену Шаманскую и Елену Немову к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима. До вступления приговора в силу им была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Не согласившись с решением суда, осужденные направили в Московский городской суд апелляционные жалобы. Государственный обвинитель подал апелляционное представление.

Апелляция выявила нарушения уголовно-процессуального закона

В апелляционном представлении прокурор, не оспаривая правильность квалификации действий осужденных и наказание, указал, что приговор подлежит изменению в связи с нарушением уголовно-процессуального закона. Он отметил, что, согласно законодательству, суд должен изложить доказательства, на которых основаны его выводы по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, не ограничиваясь перечислением доказательств или указанием на протоколы процессуальных действий и иные документы, в которых они отражены.

Так, в числе доказательств виновности осужденных в приговоре указан протокол осмотра документов, но основное его содержание не раскрыто. Согласно протоколу, следствием были осмотрены документы, полученные в ходе выемок у ряда лиц. В связи с этим в описательно-мотивировочной части приговора должно быть указано, что осмотрены документы, подтверждающие факты внесения перечисленными в нем лицами денежных средств на расчетный счет и в кассу компании.

Государственный обвинитель попросил изменить приговор, уточнив, что выводы суда о виновности осужденных подтверждаются в том числе протоколом осмотра документов. В остальной части он попросил оставить его без изменения.

В апелляционной жалобе Олег Слобожанин попросил отменить меру пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу, оставив домашний арест.

Адвокат АП г. Москвы Виктор Запрудский, защищающий Слобожанина, в своей жалобе отметил, что его подзащитный принимал все возможные и необходимые меры для приобретения жилья потерпевшими. Умысла на хищение денежных средств у него не было. Кроме того, по мнению защитника, квалифицирующий признак «организованной группой» доказан не был. Виктор Запрудский указал, что Слобожанин не судим, по месту жительства охарактеризован положительно, страдает рядом заболеваний, а потому для исправления в изоляции от общества не нуждается. Он также посчитал, что суд необоснованно не применил положения ч. 6 ст. 15 УК. Защитник попросил изменить приговор, назначив Слобожанину менее суровое наказание.

Дмитрий Транквилицкий в апелляционной жалобе указал, что обвинительное заключение не соответствует требованиям закона. Так, он сослался на разъяснения ВС по вопросам квалификации действий лиц, обвиняемых в мошенничестве, и отметил, что в данных документах не указано время преступления в виде хищения путем злоупотребления доверием, не установлено время появления умысла на преступление, не указано, в чем выражались «заведомо ложные сведения о благополучном финансовом положении юридических лиц», и как он мог сообщить заведомо ложные сведения, если они являлись общедоступными, поскольку документы находились в офисе, то есть любой покупатель мог ознакомиться с ними.

Осужденный отметил, что приговор обоснован недопустимыми доказательствами, поскольку не установлены подписи от его имени, способ и очередность их нанесения. Транквилицкий указал, что в связи с пожаром в следственных органах были утрачены вещественные доказательства, каковыми являлись финансовые документы. В связи с этим судом не исследованы оригиналы сгоревших документов, чем нарушен принцип непосредственности исследования доказательств.

Дмитрий Транквилицкий отметил, что заключение экспертов о стоимости недостроенных зданий составлено с нарушением закона и является недопустимым доказательством, поскольку подписка экспертов о предупреждении их об уголовной ответственности дана ими после фактического изготовления заключения.

Осужденный посчитал, что доказательства подтверждают его возможную причастность к эпизодам в отношении 18 потерпевших, к участию в отношении еще 109 он не причастен, а потому должен быть оправдан. По его мнению, утверждение суда о том, что он вводил граждан в заблуждение, несостоятельно, поскольку электричество было подведено, подводка газа планировалась позднее, канализация и водоснабжение также были запланированы и согласований не требовали. Более того, никто из свидетелей не заявлял, что он говорил им об этом. Между тем показания потерпевших не получили критической оценки. В связи с этим Транквилицкий попросил приговор отменить, а его оправдать.

В апелляционной жалобе Сергея Кислого отмечалось, что заключения судебно-бухгалтерских экспертиз не могут быть положены в основу обвинительного приговора, так как в них отражен лишь приход, а не расход денежных средств. Судом не указано ни одного доказательства, подтверждающего вывод о наличии в действиях осужденных организованной группы. Кроме того, срок действия преступной группы следствием и судом установлен с 2006 по 2013 г. Вместе с тем Кислый работал в ООО «СтройПолимер» с 2008 по 2012 г.

Согласно показаниям потерпевших, осужденный фактически исполнял обязанности прораба и постоянно находился на стройке. Сергей Кислый отметил, что они также показали, что считают его не причастным к хищению принадлежащих им денежных средств. Кроме того, он указал, что судом не дана оценка и показаниям потерпевших, которые пояснили, что инициирование уголовного преследования в отношении Кислого и иных осужденных не требовалось, так как спорный вопрос уже был урегулирован ими в процессе гражданского судопроизводства.

На момент возбуждения уголовного дела практически все потерпевшие имели вступившие в законную силу решения арбитражного суда. Некоторым в рамках проведения судебно-исполнительной процедуры часть денежных средств была уже возвращена, однако и этот факт остался без внимания суда. Сергей Кислый попросил приговор отменить, уголовное преследование в отношении него прекратить.

Елена Немова в апелляционной жалобе отметила, что доказательства стороны защиты в приговоре не отражены, не учтены и оценка им не дана. Она указала, что показания свидетелей не подтверждаются иными доказательствами. Кроме того, стороной обвинениея приводится ряд документов, ни один из которых к ней отношения не имеет. При этом суд не установил фальсификацию бухгалтерского учета и не привел доказательства, подтверждающие ее контролирующие функции.

Она также посчитала, что имеющееся количество материалов нельзя исследовать в указанное в протоколах судебного заседания время. Более того, в приговоре суд ссылается на доказательства, в том числе показания потерпевших и свидетелей, которые не были исследованы в судебном заседании. Осужденная попросила отменить приговор.

Елена Шаманская в апелляционной жалобе отметила, что не знала ничего об истинном финансовом положении компании, как и не знала о каких-либо хищениях. Она указала, что денежные средства от граждан получала компания, а не она. Договоры передавала на подписание руководству. Осужденная пояснила, что клиентам сообщала только то, что знала сама, то есть говорила о порядке оформления жилья в собственность, о коммуникациях, водоснабжении, канализации.

Адвокат АП г. Москвы Николай Мдинарадзе, защищающий Шаманскую, добавил, что она подавала заявление следователю с просьбой признать ее потерпевшей и гражданским истцом по данному уголовному делу, а также взыскать со Слобожанина в ее пользу деньги. Однако своим постановлением следователь отказал Елене Шаманской в удовлетворении ее заявления.

Апелляция согласилась, что приговор вынесен с нарушениями

Изучив материалы дела, Мосгорсуд указал, что в обоснование виновности осужденных суд в приговоре сослался в том числе на показания потерпевших, которые в ходе судебного разбирательства допрошены не были, а их показания в порядке ст. 281 УПК не оглашались и не исследовались, однако были полностью перенесены из обвинительного заключения.

Апелляция отметила, что в описательно-мотивировочной части приговора суд полностью скопировал все письменные доказательства и их содержание из обвинительного заключения. При этом из протокола судебного заседания следует, что исследование письменных доказательств в ходе судебного разбирательства свелось к их формальному перечислению.

«Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что приговор, вопреки требованиям ст. 303 УПК РФ, не составлялся судом, а скопирован с помощью технических средств с текста обвинительного заключения», – резюмировал Мосгорсуд.

Между тем, подчеркнул он, перечислив в приговоре доказательства, суд не дал им надлежащую оценку. При этом без должного внимания и надлежащей оценки остались выводы экспертов относительно стоимости незавершенных объектов, которые положены в основу обвинения и оспариваются стороной защиты.

Читайте также
ВС о судебном приговоре
Адвокаты - о проекте Пленума ВС РФ, касающегося судебного приговора
09 Июля 2019 Дискуссии

Мосгорсуд сослался на п. 19 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре», в соответствии с которым выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части либо пункту должны быть мотивированы судом. Однако, посчитал он, суд первой инстанции в должной мере не обосновал свои выводы по юридической оценке действий осужденных.

Таким образом, Мосгорсуд определил отменить приговор Лефортовского районного суда г. Москвы и направил уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. При этом он отменил меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении Транквилицкого, Кислого, Немовой и Шаманской и освободил их из-под стражи в зале суда. Слобожанину мера пресечения была изменена на домашний арест.

Защитники высказались относительно решения Мосгорсуда

Виктор Запрудский оценил определение апелляции положительно, поскольку при новом рассмотрении защита сможет подавать новые ходатайства об истребовании и исследовании доказательств, которые могут привести к более лояльному исходу для осужденных.

Адвокат отметил, что апелляционное судебное заседание длилось не один день, суд исследовал материалы дела. «Полагаю, что обнаруженные недостатки, которые послужили основанием для вынесения такого судебного акта, объективно как минимум не противоречат позиции защиты», – резюмировал Виктор Запрудский.

Адвокат АП г. Москвы Владимир Воронин, защищающий Дмитрия Транквилицкого, отметил, что положительно оценивает определение апелляции, поскольку им заведомо незаконный приговор был отменен, а подсудимые, содержавшиеся год в изоляторах, освобождены из-под стражи.

«Однако суд вернул дело на новое рассмотрение, а не вынес оправдательный приговор. Дальнейшее рассмотрение может вновь растянуться на очень долгое время. Первое заседание "второго круга" состоялось вчера, следующее назначено на 30 сентября», – рассказал адвокат. Он указал также, что меру пресечения в виде заключения под стражу Транквилицкому суд отменил по собственной инициативе.

Рассказать: