×

Налоговики должны тщательно проверять наличие задолженности лицензиатов

Верховный Суд напомнил, что плательщик считается погасившим налоговую задолженность с момента представления в банк поручения на перевод средств, а не с момента их перечисления
Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда. По мнению одного из них, игнорирование нижестоящими судебными инстанциями положений п. 1 ст. 45 НК РФ, согласно которому заявитель считается исполнившим свою обязанность по уплате налога, является необоснованным. Другой эксперт полагает, что судам необходимо не только ориентироваться на момент уплаты налога по ст. 45 НК РФ, но и учитывать, когда налоговому органу стало известно об его уплате.

8 октября Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-9748 по делу об оспаривании организацией действий налогового органа, в результате которых ей отказали в продлении лицензии на розничную продажу алкоголя в Кемеровской области.

В 2017 г. ООО «Камелот-А» обратилось в Департамент по развитию предпринимательства и потребительского рынка Кемеровской области с заявлением о продлении на 5 лет лицензии на розничную продажу алкогольной продукции в регионе.

В целях проверки наличия (отсутствия) у общества задолженности по налогам, сборам, пеням и штрафам лицензирующий орган направил соответствующий запрос в ИФНС № 20 по г. Москве. Поскольку налоговый орган подтвердил наличие такой задолженности по состоянию на 10 ноября 2017 г., департамент отказал заявителю в продлении лицензии. В соответствующем решении он указал, что наличие у общества задолженности подтверждается справками налогового органа от 20 ноября и 1 декабря 2017 года.

Впоследствии общество оспорило действия налоговиков в арбитражном суде как незаконные, потребовав возместить причиненный вред на сумму 325 тыс. рублей. По мнению заявителя, предоставленная инспекцией информация о наличии задолженности содержала недостоверные сведения.

В ходе разбирательства суд выяснил, что общество погасило задолженность по пеням в размере 200 руб. в отношении торгового сбора 9 ноября, однако в информационном ресурсе налогового органа платежные поручения были учтены только 13 ноября.

В суде заявитель настаивал, что инспекция имела возможность выдачи 20 ноября и 1 декабря по запросам департамента справок об отсутствии задолженности у общества по состоянию на 10 ноября. В свою очередь, ответчик указывал на то, что денежные средства общества поступили в УФНС по г. Москве лишь 13 ноября, на следующий день они были направлены в инспекцию и отражены в карточках «РСБ» общества по фактической дате уплаты (9 ноября 2017 г.).

Три судебные инстанции пришли к выводу о недоказанности совершения инспекцией незаконных действий. Они исходили из того, что ответчик предоставил в лицензирующий орган информацию о состоянии расчетов с бюджетом, которой обладал на дату обращения за такими сведениями. Платеж по погашению задолженности не мог поступить в инспекцию в день, следующий после оплаты, ввиду особенностей учетного процесса. Cледовательно, спорные платежи на момент предоставления информации не были зачислены на единый счет бюджета, поэтому инспекция не располагала какими-либо иными сведениями об уплате обществом задолженности по состоянию на 10 ноября 2017 года.

«Камелот-А» обратилось с жалобой в Верховный Суд. Изучив обстоятельства дела № А40-121484/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сочла недостаточно обоснованными выводы нижестоящих судов.

Как пояснил ВС, согласно действующему законодательству наличие у заявителя задолженности по любому виду платежа в бюджетную систему РФ является достаточным основанием для отказа в выдаче лицензии. Такая задолженность не зависит от характера и размера не исполненной лицом публично-правовой обязанности, ее наличие или отсутствие подтверждается справкой налогового органа, полученной по запросу лицензирующего органа.

Высшая судебная инстанция отметила, что в рамках рассматриваемого дела следовало установить обстоятельства предоставления лицензирующему органу недостоверной (достоверной) информации о наличии у общества задолженности по вине налогового органа. ВС РФ также обратил внимание на то, что обязанность по погашению задолженности обществом была исполнена самостоятельно. В силу подп. 1 п. 3 ст. 45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком (если иное не предусмотрено п. 4 этой статьи) с момента предъявления в банк поручения на перечисление денежных средств со счета налогоплательщика при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа.

«Таким образом, с 9 ноября 2017 г. общество в силу положений п. 3 ст. 45 НК РФ считалось исполнившим свою обязанность по уплате пеней и на момент обращения в департамент с заявлением о продлении соответствующей лицензии (10 ноября 2017 г.) задолженности перед бюджетом не имело», – отметил Суд. Он добавил, что сам налоговый орган неоднократно указывал на отсутствие у общества задолженности по состоянию на 10 ноября 2017 г. Так, инспекция подтвердила данное обстоятельство в отзыве на кассационную жалобу заявителя при рассмотрении дела Судебной коллегией. В связи с этим Суд отказался считать правомерным вывод нижестоящих инстанций о том, что инспекцией в лицензирующий орган предоставлена достоверная информация.

Как пояснил ВС, в отзыве на жалобу налоговая инспекция сообщила, что запрос лицензирующего органа о наличии задолженности у общества по состоянию на 10 ноября 2017 г. поступил в инспекцию ввиду выходных дней только 13 ноября в 08 часов 53 минуты. В 09 часов 39 минут в департамент в автоматизированном режиме были направлены сведения с указанием спорной задолженности общества. Сведения об уплате сумм по платежным поручениям от 9 ноября поступили из казначейства в инспекцию 13 ноября в 17 часов 11 минут. Соответственно, об исполнении обществом обязанности по уплате налога стало известно только после направления сведений в департамент. «При этом материалы дела содержат только сведения о наличии у общества задолженности по состоянию на 10 ноября 2017 г. Сведений о наличии (отсутствии) задолженности, предоставленных департаменту 20 ноября, в материалах дела не имеется», – отметил Суд.

В связи с этим ВС РФ подчеркнул, что нижестоящие суды не установили, когда в действительности налоговый орган узнал об уплате обществом задолженности и обладал ли он данной информацией на дату предоставления департаменту сведений, послуживших основанием для отказа в продлении действия лицензии общества (справок от 20 ноября и 1 декабря 2017 г.).

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отравил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. При повторном рассмотрении спора суду следует, в частности, установить все существенные обстоятельства (момент получения инспекцией информации о погашении задолженности обществом, основания выдачи налоговым органом справок с отражением задолженности, наличие (отсутствие) возможности выдать на дату запроса лицензирующего органа справку с отражением достоверных сведений).

Адвокат, старший партнер, руководитель налоговой практики АК «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль считает, что в рассматриваемом деле спор возник в связи с несовпадением момента, с которого налогоплательщик считается уплатившим налог, и момента, когда налоговому органу становится об этом известно. «Обязанность по уплате налога при безналичной уплате считается исполненной с момента предъявления налогоплательщиком платежного поручения в его банк (ст. 45 НК РФ). Далее этот банк перечисляет налог на счет Федерального казначейства, открытый в Центральном банке РФ, и лишь оно сообщает налоговому органу о том, что налог был уплачен», – пояснил эксперт.

По словам адвоката, такое регулирование выгодно для налогоплательщика, так как он не отвечает за дальнейшее перечисление налога банком. «Однако если налогоплательщику необходимо, чтобы налоговый орган учел такую уплату налога, ему следует помнить о сроках на обмен информацией между Центральным банком, Федеральным казначейством и налоговыми органами. Данные сроки минимальны ввиду электронного документооборота, однако информация поступает не моментально», – предостерег эксперт.

Алексей Пауль добавил, что из определения ВС следует, что судам необходимо не только ориентироваться на момент уплаты налога по ст. 45 НК РФ, но и учитывать, когда налоговому органу стало известно об уплате, ведь именно из-за этого были отменены судебные акты нижестоящих судов.

Партнер юридической компании Law & Commerce Offer Виктория Соловьёва отметила, что согласно сложившейся судебной практике передача налогоплательщиками своим обслуживающим банкам платежных поручений на перечисление сумм налогов в бюджет при наличии на их счетах достаточной денежной суммы является надлежащим исполнением обязанности по уплате налога.

«Еще в Определении ВАС РФ от 15 сентября 2010 г. № ВАС-12171/10 указано, что обязанность каждого налогоплательщика по уплате налогов считается исполненной в тот момент, когда изъятие части его имущества, предназначенной для уплаты в бюджет в качестве налога, фактически произошло. Соответственно, игнорирование судами нижестоящих инстанций положений п. 1 ст. 45 НК РФ, согласно которому заявитель считается исполнившим свою обязанность по уплате налога, является необоснованным», – заключила эксперт.

Рассказать: