×

Почему Совет АП г. Москвы прекратил статус адвоката Марка Фейгина

Участники дисциплинарного дела прокомментировали «АГ» вынесенное Советом палаты решение
Фото: «Адвокатская газета»
Заявительница жалобы, адвокат Сталина Гуревич считает, что прекращение статуса – справедливая мера за допущенное нарушение КПЭА. Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант пояснил, что прекращение статуса – исключительная мера, и, если такое решение принято, это означает, что допущенное нарушение явным образом лежит за пределами того, что адвокатское сообщество может терпеть. Сам Марк Фейгин считает, что вынесенное решение необоснованно и незаконно в связи с истечением срока давности для применения мер дисциплинарной ответственности; он также сообщил, что будет оспаривать его в суде.

Вечером 24 апреля Совет АП г. Москвы, рассмотрев заключение Квалификационной комиссии от 24 января 2018 г. по дисциплинарному производству в отношении адвоката Марка Фейгина, вынес решение о прекращении его статуса в связи с допущенными им нарушениями норм Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

С жалобой в АП г. Москвы обратилась адвокат Сталина Гуревич, которая летом 2017 г. представляла интересы Анатолия Шария в споре с Марком Фейгиным о защите чести и достоинства. Она пояснила «АГ», что в середине июля прошло года, выступая на радио, Марк Фейгин распространил в отношении ее доверителя заведомо клеветнические сведения. В связи с этим по поручению Анатолия Шария адвокат обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 128.1 УК РФ в СУ СКР по г. Москве, а также подала иск в Хамовнический районный суд о защите чести и достоинства. Об этом было сообщено в СМИ, также информация о споре освещалась в Твиттере по желанию Шария.

После этого Марк Фейгин опубликовал со своего аккаунта в Твиттере несколько сообщений, которые, как указала в жалобе Сталина Гуревич, по своему содержанию умаляли честь российской адвокатуры; кроме того, он допустил оскорбительные высказывания в адрес заявителя иска, по которому являлся ответчиком, супруги Анатолия Шария, а также и самой Сталины Гуревич.

В конце октября суд удовлетворил иск Анатолия Шария к Марку Фейгину, после чего тот опубликовал в Твиттере сообщение, в котором, как указала Сталина Гуревич, прямо обвинил суд в предвзятости, зависимости и ангажированности.

«Поведение адвоката Фейгина недопустимо. Оскорбление участников процесса, их близких, использование мата в публичных текстах, публичные же юридические комментарии, не имеющие никакого отношения к нормам права, очевидно наносят ущерб авторитету адвокатуры, подрывают доверие к ней», – указала Сталина Гуревич в своей жалобе, попросив Совет АП г. Москвы принять решение о лишении Марка Фейгина адвокатского статуса. Копия жалобы была направлена в Управление Минюста по г. Москве, которое направило в Адвокатскую палату г. Москвы представление о возбуждении дисциплинарного производства. 

В своем заключении Квалификационная комиссия АП г. Москвы частично удовлетворила жалобу, согласившись, что в действиях Марка Фейгина, выразившихся в публикации в Твиттере трех сообщений 19 июля 2017 г., имеются нарушения КПЭА.

В своих возражениях на заключение Квалифкомиссии (имеются в распоряжении «АГ») Марк Фейгин указал, что в целом согласен с ее выводами, и выразил сожаление по поводу имевшейся с его стороны несдержанности. Вместе с тем он обратил внимание Совета АП г. Москвы, что после появления сообщений в Твиттере Сталина Гуревич уже 25 июля направила жалобу в адвокатскую палату, а 4 августа президент АП г. Москвы Игорь Поляков вынес распоряжение об отказе в возбуждении дисциплинарного производства, о чем была уведомлена заявительница.

По мнению Марка Фейгина, не удовлетворившись решением президента палаты, Сталина Гуревич в сентябре обратилась в Минюст, при этом направив туда жалобу, практически полностью повторяющую жалобу от 25 июля 2017 г. Таким образом, датой обнаружения проступка по смыслу п. 5 ст. 18 КПЭА Марк Фейгин считает именно этот день; кроме того, он указал, что нельзя признать это нарушение длящимся, так как указанные сообщения были удалены уже 20 июля 2017 г. На основании этого Марк Фейгин просил признать исчерпанным предусмотренный п. 5 ст. 18 КПЭА шестимесячный срок для применения мер дисциплинарной ответственности в его отношении.

Тем не менее по итогам рассмотрения дисциплинарного дела Совет АП г. Москвы принял решение о прекращении статуса Марка Фейгина.

Комментируя «АГ» решение Совета палаты, Сталина Гуревич подчеркнула, что не считает прекращение статуса слишком жесткой мерой. «Поведение Марка Фейгина в публичном пространстве бросало тень на всю корпорацию. Будучи предупрежденным о недопустимости использования публичной площадной брани, Фейгин предупреждение Совета проигнорировал, продолжил нарушать КПЭА, за что и был лишен статуса», – отметила она.

Читайте также
Адвокатов наказали за конфликт в сети
Совет АП г. Москвы вынес предупреждения адвокатам Марку Фейгину и Илье Новикову за некорректные высказывания друг о друге в социальных сетях и СМИ
09 Августа 2017 Новости

Марк Фейгин в свою очередь сообщил «АГ», что намерен обжаловать решение в суде, поскольку считает его незаконным и необоснованным. «Адвокатская палата полностью проигнорировала п. 5 ст. 18 КПЭА относительно шестимесячного срока, допустимого для наказания за дисциплинарный проступок адвоката. Почему это было проигнорировано, почему было принято это незаконное и необоснованное решение – я уже публично озвучил. Я считаю, что оно имеет некий ангажемент. Считаю, что палата вышла за пределы своих полномочий, а отдельные ее члены, голосовавшие против меня, имели своей целью во что бы то ни стало лишить меня статуса. Я считаю, что это совершенно позорная практика, которую нужно прекратить в суде», – заявил Марк Фейгин.

Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант также прокомментировал «АГ» вынесенное решение, подчеркнув, что Совет АП г. Москвы «никогда не был, не является сейчас и никогда не будет карательным органом». 

Вице-президент АП г. Москвы
«Это значит, что у нас нет цели избавляться от адвокатов. Мы, если это делаем в каких-то редких случаях, то это означает, что другого решения мы не могли принять в силу того, что нарушения, которые совершены, явным образом лежат за пределами того, что адвокатское сообщество может терпеть и что его члены могут себе позволять», – пояснил он, добавив, что это справедливо и в отношении поведения Марка Фейгина, ставшего предметом дисциплинарного разбирательства.

Вадим Клювгант отметил, что «адвокат, каким бы эмоциональным он ни был, какие бы дела он ни вел, какие бы конфликтные ситуации в его профессиональной деятельности ни возникали, не должен позволять себе того, чего адвокат априори не вправе себе позволить».

«В частности, это публичная ненормативная лексика в адрес процессуальных оппонентов и других участников совместного дела. Это оскорбительные выражения, это ненормативные выражения и всякое проявление агрессии, уничижительности и неуважительности. В случае с Марком Фейгиным концентрация этого была настолько высока и демонстративна, что это поставило его поведение за грань допустимого в профессиональном сообществе. Принятое Советом решение не имеет ничего общего с ограничением свободы слова и не носит какого-то цензурного характера – право адвоката на оценку, на личное мнение и суждение не подвергается сомнению. Разумеется, нет в решении Совета и никакой политики», – указал вице-президент АП г. Москвы. Он добавил, что адвокат все должен делать по-адвокатски, а если он демонстративно поступает иначе, то это означает, что он не признает для себя правил, по которым живет профессиональное сообщество.

Вадим Клювгант также напомнил, что в прошлом году Марк Фейгин уже привлекался к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за недопустимое публичное поведение в конфликте с адвокатом Ильей Новиковым.

«Мы, конечно, всё учли, но формально здесь нет признака повторности по той причине, что те высказывания, которые были предметом разбирательства сейчас, календарно сделаны раньше, чем вынесено предыдущее решение Совета. Так что формально-юридически здесь повторности нет, и мы не пытаемся ее изобразить там, где ее нет. Другой вопрос, что устойчивость и систематический характер поведения адвоката в публичной сфере и его осознанный выбор такого поведения тоже не вызывают сомнений, да и сам Марк Фейгин это подтвердил. Есть формальные юридические признаки, а есть еще то, что принимается во внимание помимо них, потому что решение, в том числе о выборе меры дисциплинарной ответственности, мы должны принимать с учетом всех обстоятельств», – прокомментировал Вадим Клювгант.

Рассказать: