×

Потерпевшие от преступлений против собственности смогут получить компенсацию морального вреда

Конституционный Суд указал на необходимость установления, причинены ли потерпевшему от преступления физические или нравственные страдания вследствие нарушения его личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие ему нематериальные блага
Фото: «Адвокатская газета»
Представитель заявителя в КС, адвокат Олег Гарькуша в комментарии «АГ» отметил, что Конституционный Суд в лице его доверителя защитил всех потерпевших от преступлений, в отличие от судов первой, апелляционной, кассационной инстанций. Даже судьи Верховного Суда, указал он, подошли к рассмотрению дела формально, обосновывая свой отказ лишь положениями ст. 151 ГК без исследования фактических обстоятельств совершения преступления.

26 октября Конституционный Суд провозгласил постановление, которым признал несоответствующей Конституции ч. 1 ст. 151 ГК в той мере, в какой она служит основанием для отказа в компенсации морального вреда, причиненного гражданину преступлением против собственности, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права потерпевшего.

Читайте также
КС решит, могут ли потерпевшие от преступлений против собственности получить компенсацию морального вреда
Заявитель обратился в Конституционный Суд после того, как ему отказали в удовлетворении иска о возмещении морального вреда, мотивировав отказ тем, что преступлением нарушены его имущественные права
21 Сентября 2021 Новости

Напомним, в КС обратился Сергей Шиловский, которому санитар И. отказался выдать тело матери без дополнительной платы за оказанные услуги в размере 6 тыс. руб. Когда выяснилось, что никакие услуги оплачивать не надо было, а санитар забрал деньги себе, Сергей Шиловский написал заявление о преступлении. По его результатам было возбуждено уголовное дело. Следствие длилось два года, по истечении которых дело поступило в Тимашевский районный суд Краснодарского края. Суд признал И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК, и прекратил уголовное преследование по основаниям ст. 76.2 УК и ст. 25.1 УПК в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 50 тыс. руб. И. в суде перевел потерпевшему 6 тыс. руб.

Заявленный в рамках уголовного дела гражданский иск Сергея Шиловского о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 млн руб. первая инстанция оставила без рассмотрения, разъяснив потерпевшему право на обращение с иском в суд в порядке гражданского судопроизводства. Суд указал, что преступление относится к категории преступлений, направленных против собственности, т.е. против его имущественных прав, и не затрагивает его неимущественные права, тогда как ни гражданское, ни иное законодательство РФ не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением против собственности. Краснодарский краевой суд исключил из резолютивной части постановления указание об оставлении без рассмотрения гражданского иска. Кассационный суд оставил постановление без изменения.

25 сентября 2019 г. Тимашевский районный суд отказал в удовлетворении иска о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Суд мотивировал это тем, что в результате противоправных умышленных действий И. были нарушены имущественные права Сергея Шиловского. Право на компенсацию морального вреда возникает при нарушении личных неимущественных прав гражданина или посягательстве на иные принадлежащие ему нематериальные блага, и только в случаях, прямо предусмотренных законом, такая компенсация может взыскиваться при нарушении имущественных прав гражданина. В связи с этим преступления, в результате которых были нарушены только имущественные права потерпевшего, хотя и могут причинить нравственные страдания потерпевшему, но не влекут возникновение у него субъективного права на компенсацию морального вреда, а у лица, совершившего такое преступление, соответственно, не возникает гражданско-правовая обязанность возместить причиненный моральный вред.

Краснодарский краевой суд оставил решение без изменения. Четвертый кассационный суд общей юрисдикции также оставил жалобу без удовлетворения. Определением судьи Верховного Суда было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения судебной коллегией ВС.

Сергей Шиловский обратился в Конституционный Суд. Сославшись на ст. 52 Конституции, которая предусматривает право потерпевших от преступлений на компенсацию причиненного ущерба, и на ч. 4 ст. 42 УПК, согласно которой по иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства, заявитель попросил признать ст. 151 ГК неконституционной. Заявитель посчитал, что спорная норма лишает граждан, потерпевших от преступлений, направленных против собственности, права на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд отметил, что в деле заявителя вопрос об определении размера компенсации морального вреда, причиненного преступлением, не рассматривался, а потому ч. 2 ст. 151 ГК судами непосредственно не применялась, поэтому производство по делу в этой части было прекращено. Предметом рассмотрения КС стала ч. 1 ст. 151 ГК в той мере, в какой она служит основанием для решения вопроса о праве на компенсацию морального вреда, причиненного гражданину совершенным в отношении него преступлением против собственности.

КС указал, что основным средством судебной защиты прав потерпевшего является рассмотрение в рамках уголовного судопроизводства предъявленного им гражданского иска в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Сославшись на ряд своих судебных актов, Суд отметил, что компенсация морального вреда не исключает возможности возложения судом на правонарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), ущемляющими в том числе имущественные права гражданина. Соответственно, правовое регулирование не предполагает безусловного отказа в компенсации морального вреда лицу, которому физические или нравственные страдания были причинены в результате преступления, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права.

Конституционный Суд указал, что установленный действующим законодательством механизм защиты личных неимущественных прав и нематериальных благ не освобождает граждан от бремени доказывания самого факта причинения морального вреда и обоснования размера денежной компенсации.

В то же время, заметил КС, обстоятельства дела могут свидетельствовать о причинении физических или нравственных страданий потерпевшему от преступления против собственности, которое явным образом нарушает его личные неимущественные права либо посягает на принадлежащие ему нематериальные блага. Например, при совершении преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в тяжелой жизненной ситуации, обусловленной, в частности, утратой близкого человека. В таком случае факт причинения морального вреда потерпевшему не может быть сам по себе поставлен под сомнение судом, что не может им не учитываться в ходе оценки представленных доказательств в их совокупности.

Вместе с тем, посчитал Суд, законодатель не лишен возможности внести необходимые изменения в правовое регулирование отношений по возмещению морального вреда гражданам, потерпевшим от преступлений против собственности, в части распределения бремени доказывания факта причинения таким лицам морального вреда, с тем чтобы повысить действенность конституционных гарантий реализации прав потерпевших от преступлений и обеспечить максимальную защиту достоинства личности как конституционно значимой ценности.

Конституционный Суд посчитал, что толкование ч. 1 ст. 151 ГК во взаимосвязи с п. 2 его ст. 1099, которое применено в деле заявителя, без исследования по существу вопроса о том, был ли причинен ему в результате совершенного преступления против собственности моральный вред, расходится с действительными целями, которым должен был следовать законодатель при осуществлении правового регулирования.

Таким образом, Суд признал ч. 1 ст. 151 ГК не соответствующей Конституции в той мере, в какой она служит основанием для отказа в компенсации морального вреда, причиненного гражданину совершенным в отношении него преступлением против собственности, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права потерпевшего, без установления на основе исследования фактических обстоятельств дела того, причинены ли потерпевшему от указанного преступления физические или нравственные страдания вследствие нарушения его личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие ему нематериальные блага. Судебные акты, вынесенные по делу Сергея Шиловского, КС постановил пересмотреть.

В комментарии «АГ» представитель заявителя, адвокат АП Краснодарского края Олег Гарькуша назвал постановление справедливым, обоснованным и отвечающим назначению конституционного судопроизводства. «Конституционный Суд в лице доверителя защитил всех потерпевших от преступлений, в отличие от судов первой, апелляционной, кассационной инстанций. Даже судьи Верховного Суда подошли к рассмотрению дела формально, обосновывая свой отказ лишь положениями ст. 151 ГК без исследования фактических обстоятельств совершения преступления. Конституционный Суд, напротив, дал обоснованную и взвешенную оценку, исходя из всей совокупности обстоятельств, с учетом доводов заинтересованных лиц», – отметил адвокат. Расширенный комментарий Олег Гарькуша пообещал дать после получения постановления Конституционного Суда.

После публикации текста постановления эксперты «АГ» прокомментируют выводы Суда.

Рассказать:
Яндекс.Метрика