×

Предлагается дать следователям право решать судьбу оставшихся без присмотра детей задержанных

В Госдуму внесены поправки в УПК и КоАП, согласно которым в целях укрепления института семьи следователь, дознаватель или лицо, уполномоченное осуществлять административное задержание, будут применять временные меры защиты детей, чьи родители подверглись задержанию
Двое из экспертов «АГ» посчитали, что положения, содержащиеся в поправках, могут стать элементом давления на родителей, в частности для вынуждения дать признательные показания. Третья полагает, что смыслу социальных гарантий больше соответствует передача этого вопроса суду. Четвертый заметил, что вопросы, связанные с судьбой детей, оставшихся без попечения родителей, в значительной части не урегулированы, а потому поправки являются необходимыми.

В Госдуму внесены законопроекты, предусматривающие поправки в УПК и КоАП. Согласно пояснительной записке, инициативы разработаны «в связи с принятием Федерального закона “О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в целях укрепления института семьи”». Напомним, что в данный момент сам проект этого закона (№ 989008-7) рассмотрен только в первом чтении.

Так, проектом закона № 1040866-7 предусматривается новая редакция ст. 160 УПК, согласно которой если у подозреваемого или обвиняемого, задержанного или заключенного под стражу остались без присмотра и помощи несовершеннолетние дети, другие иждивенцы, а также престарелые родители, нуждающиеся в постороннем уходе, то следователь, дознаватель принимает: 

  • в отношении несовершеннолетних детей временные меры защиты ребенка, предусмотренные п. 2 ст. 79.1 Семейного кодекса, с учетом положений п. 3 ст. 79.1 СК (ст. 79.1 – проектируемая статья законопроекта № 989008-7 о поправках в СК РФ. – Прим. ред.);
  • в отношении остальных иждивенцев и престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, – меры по их передаче на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещению в соответствующие социальные учреждения (предусмотрено действующей редакцией УПК. – Прим. ред.).
Читайте также
Семейное законодательство ожидают масштабные поправки
В Госдуму поступил пакет поправок в целях укрепления института семьи и брака, в том числе вводящий запрет однополых браков и новые основания для лишения родительских прав и ограничение права на усыновление
17 Июля 2020 Новости

Статью 160 УПК предлагается также дополнить положением о том, что применение временных мер защиты ребенка осуществляется на основании акта следователя, дознавателя, копия которого в течение трех суток направляется прокурору.

Проектом закона № 1040849-7 предусматривается, что если на попечении задержанного лица находятся несовершеннолетние дети, остающиеся без присмотра и помощи, лицо, уполномоченное осуществлять административное задержание, применяет временные меры защиты этих детей либо обеспечивает их временное устройство в организацию социального обслуживания или медицинскую организацию. Те же самые действия должен проделать орган внутренних дел, исполняющий постановление об административном аресте.

В комментарии «АГ» адвокат, руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Татьяна Сустина считает, что проект поправок может стать определенным инструментом влияния на родителей.

«В части внесения поправок в УПК критика все-таки чрезмерна, но в отношении внесения изменений в КоАП возникает очень много вопросов, главный из которых: не является ли данный проект первым шагом на пути к изменению ч. 2 ст. 3.9 КоАП? В настоящее время административному аресту не могут быть подвергнуты женщины, имеющие несовершеннолетних детей в возрасте до 14 лет. Это правильно, гуманно и действительно в интересах детей. В проекте поправок используется термин “попечение”, из чего можно сделать вывод, что норма применяется к детям старше 14 лет. Но полагаю, что в целях исключения правовой неопределенности проект поправок необходимо доработать», – отметила она.

По мнению адвоката, инициирование поправок вызвано общим вектором государственной политики, направленным на защиту прав детей. В практике имеются немногочисленные случаи, когда при задержании лиц их детей оставляли в квартирах одних, что, безусловно, недопустимо. Однако, подчеркнула Татьяна Сустина, в подавляющем большинстве случаев правоохранители эффективно решают проблему оставления детей задержанных без присмотра и в нынешних правовых реалиях.

«Следует отметить, что задержание лица – все-таки мера экстренная, нередко вовсе не планируемая, поэтому, как на практике будет организовываться задержание лица, имеющего несовершеннолетнего ребенка, и взаимодействие правоохранителей с компетентными государственными органами, не очень понятно», – указала Татьяна Сустина. Адвокат добавила, что следует обратить внимание на права детей, которых воспитывают одни отцы, поскольку в настоящее время редакция ч. 2 ст. 3.9 КоАП их не защищает.

По мнению партнера юридической фирмы Petrol Chilikov Олеси Петроль, изменения оставляют двойственное впечатление. «С одной стороны, ситуация, при которой родитель вследствие административного наказания или мер уголовного принуждения не в состоянии осуществлять надзор за ребенком, действительно требует законодательного регулирования. С другой стороны, с учетом в том числе ст. 8 Европейской Конвенции по правам человека федеральному законодателю надлежит предусмотреть достаточные гарантии невмешательства в семейную жизнь, исключающие даже мысль о том, что судьба ребенка может использоваться госорганами или должностными лицами как аргумент какого-то давления на родителя, в отношении которого применяются те или иные меры принуждения», – указала она.

Эксперт считает, что важно понимать, какие должностные лица будут принимать решение о временной передаче ребенка, – широкий круг таких органов и организаций вряд ли способствует установлению единой и соответствующий интересам ребенка практики. Более соответствующей смыслу социальных гарантий представляется передача этого вопроса суду, возможно, с обязательным участием прокурора и органа опеки и попечительства. «Если у нас “дежурные судьи” рассматривают вопросы о мере пресечения – почему они не должны рассматривать не менее важные вопросы о временной передаче детей?» – спрашивает Олеся Петроль.

Она заметила, что законопроект постулирует приоритетность передачи детей родственникам, не описывая, какие меры должны быть приняты для связи с ними. «Я полагаю, что этот вопрос не должен быть отдан на откуп правоприменительной практике. Не покидает опасение, что эти меры могут быть формальными, вследствие чего дети попадут в соответствующие учреждения – нередко это неоптимальный сценарий. Предлагаемый выше исключительно судебный порядок передачи детей может дать хотя бы минимальные гарантии на этот счет – суд проверит, какие меры были предприняты для поиска родственников ребенка», – резюмировала Олеся Петроль.

Адвокат АП г. Москвы Матвей Цзен посчитал, что суть законопроектов сводится к тому, что все должностные лица, уполномоченные задерживать и арестовывать человека, – от сотрудников полиции до следователей, – также получают и возможность «распоряжаться» несовершеннолетними детьми по своему усмотрению. «Захотят – отправят в детский дом, захотят – оставят с другими родственниками. Полномочия очень широкие: например, оставление ребенка со вторым, не арестованным, родителем является не обязательным, а лишь “приоритетным”. Очевидно, что появление таких прав у следователей открывает огромные возможности для злоупотреблений, например для оказания давления на заключаемого под стражу родителя с целью склонения его к даче показаний или признанию вины», – отметил адвокат.

По мнению адвоката, порочна сама логика законопроекта, которая возлагает защиту детей не на органы социальной защиты, а на полицейских и следователей, которые не имеют ни интереса, ни квалификации, ни времени этим заниматься. «Авторы законопроекта почему-то предполагают, что дежурный следователь сразу после задержания человека, которого он считает преступником, тут же превратится в заботливого социального работника, который вникнет в тонкости его семейной ситуации и примет решение в интересах его семьи. Очевидно, что этого не будет, поэтому правильным было бы сохранить и институализировать существующую практику, когда следователь сообщает в органы социальной защиты о том, что у арестованного есть несовершеннолетние дети, которые, возможно, остались без опеки, и уже органы социальной защиты, укомплектованные соответствующими специалистами и не заинтересованные в исходе уголовного дела и показаниях задержанного, разбираются в конкретной ситуации и принимают, если это требуется, необходимые меры для защиты детей», – заключил Матвей Цзен.

Адвокат КА «Галоганов и партнеры» Юрий Катейкин посчитал, что поправки «назрели» давно. Он указал, что забота о детях, защита их прав – это не только обязанность родителей, но и государства, когда родители попадают в трудную жизненную ситуацию, связанную с привлечением к административной либо к уголовной ответственности.

Эксперт отметил, что вопросы, связанные с судьбой детей, оставшихся без попечения родителей, в значительной части оставались неурегулированными. Норма закона, регламентированная в ст. 160 УПК, обязывает следователя и дознавателя принимать меры по передаче детей на попечение родственников либо по помещению в соответствующее учреждение. «В ходе расследования следователи принимали меры по привлечению органов опеки, родственников детей для защиты их прав, обеспечения их безопасности.  Увы, это зависело только от добросовестности следователя. Вместе с тем законодательством не был четко регламентирован порядок взаимодействия следователя и органа опеки. Следователи не руководствовались нормами Семейного кодекса РФ.  Отсутствовали соответствующие “бланкетные” нормы закона. Теперь они могут появиться», – посчитал Юрий Катейкин.

Адвокат отметил, что проблема стоит остро, когда у ребенка отсутствуют родственники. Согласно изменениям, следователь и дознаватель обязаны будут принимать меры по защите ребенка в соответствии с требованиями Семейного кодекса, составлять при этом акт о временных мерах по защите ребенка.

Рассказать: