×

Рассмотрение спора третейским судом в нарушение подведомственности останавливает течение исковой давности

Верховный Суд пояснил, что обращение с иском в третейский суд с нарушением правил подведомственности прерывает течение срока исковой давности для обращения с соответствующим иском в арбитражный суд
Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда. Один из них отметил, что определение является примером того, что судьи ВС РФ не поддерживают правовой пуризм, когда он препятствует реализации права на судебную защиту. Другой эксперт полагает, что выводы Суда сформулированы исключительно для ситуаций отмены или отказа в выдаче исполнительного листа по причине неарбитрабельности спора, поэтому в случае несоблюдения обязательной доарбитражной процедуры подход может быть иным.

10 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-11815 по делу об определении срока исковой давности относительно поступившего в арбитражный суд иска, который ранее был предметом судебного разбирательства в третейском суде, не уполномоченном на его рассмотрение.

Обстоятельства дела

В марте 2014 г. АО «Мостеплосетьстрой» (субподрядчик) и ООО «МосТеплоСетьСтрой» (подрядчик) заключили договор на выполнение комплекса строительно-монтажных работ на объекте. По условиям договора окончательная стоимость работ определялась в момент завершения строительства на основании фактически произведенных работ, отраженных в актах приемки выполненных работ, справке об их стоимости и затратах.

Согласно п. 4.5 договора подрядчик оплачивал строительные работы субподрядчику с удержанием 5% от стоимости этапа (вида) работ с последующим перечислением удержанных сумм после приемки объекта в эксплуатацию. Исходя из следующего пункта договора, окончательный расчет производился в месячный срок после приемки объекта и подписания акта исполнения договорных обязательств. Стороны также предусмотрели третейскую оговорку, согласно которой все споры и разногласия разрешались АНО «Третейский суд строительных организаций города».

Сначала иск был рассмотрен в третейском суде в нарушение правил подведомственности

В августе 2014 г. было получено разрешение на ввод построенного объекта в эксплуатацию. Через два с половиной года субподрядчик предъявил в третейский суд иск о взыскании со своего контрагента 7,7 млн руб. Эта сумма состояла из задолженности, возникшей в связи с нарушением договорных обязательств, и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих требований истец ссылался на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств в части оплаты принятых работ и выплаты гарантийного удержания.

Несмотря на возражения ответчика, третейский суд рассмотрел спор и удовлетворил требования истца. Поскольку проигравшая сторона не исполнила добровольно решение третейского суда, АО «Мостеплосетьстрой» обратилось в арбитражный суд за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения. Арбитражный суд своим определением от 11 октября 2017 г. по делу № А40-125579/2017 отказал заявителю в выдаче исполнительного листа, посчитав, что спор не мог быть предметом третейского разбирательства, поскольку вытекает из публичных отношений.

Тогда АО «Мостеплосетьстрой» обратилось в арбитражный суд с иском к своему контрагенту, ссылаясь на отказ в выдаче исполнительного листа по решению третейского суда.

Суды отказались рассматривать иск, ссылаясь на пропуск исковой давности

Суды всех трех инстанций отказались удовлетворять исковые требования истца в связи с пропуском последним срока исковой давности. Они также указали, что в силу п. 4.6 договора срок по оплате задолженности за выполненные работы установлен до 30 мая 2014 г., а по выплате гарантийного удержания – до 22 сентября того же года, тогда как истец направил иск в суд по почте лишь 14 марта 2018 г.

Как пояснили суды, обращение с иском в третейский суд с нарушением правил подведомственности нельзя считать предъявлением иска в установленном законом порядке, поэтому в рассматриваемом случае обращение истца в третейский суд с иском не прерывает течения срока исковой давности. В обоснование своей позиции суды сослались на ряд положений ГК РФ, разъяснения, содержащиеся в п. 15, 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. № 43 о некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности.

Со ссылкой на нарушение норм материального права субподрядчик обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам которого нашла ее обоснованной.

ВС РФ перечислил причины отмены судебных актов нижестоящих судов

Высшая судебная инстанция напомнила, что согласно п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 43, п. 1 ст. 204 ГК РФ срок исковой давности не течет с момента обращения за судебной защитой как в государственный, так и в третейский суд, если иск (заявление) был принят к производству: «Следовательно, рассматриваемый режим течения срока исковой давности распространяется и на ситуации обращения сторон в третейский суд за разрешением спора». Верховный Суд РФ пояснил, что такой подход соответствует и Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010.

Как указал Суд, согласно российскому законодательству, если стороны не договорились об ином, арбитраж в отношении конкретного спора считается начавшимся в день, когда исковое заявление получено ответчиком. Следовательно, момент обращения в третейский суд определяется днем получения иска ответчиком, если стороны не согласовали иное. В свою очередь, п. 18 Постановления № 43 разъясняет, что по смыслу ст. 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу. В таких случаях (абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ) срок начинает течь с момента вступления в силу соответствующего определения суда. При прекращении производства по делу по указанным выше основаниям, если неистекшая часть срока исковой давности составляет менее 6 месяцев, она удлиняется на указанный срок (п. 1 ст. 6, п. 3 ст. 204 ГК РФ).

Соответственно, как указал ВС, выводы, изложенные в п. 18 Постановления № 43, по аналогии могут быть распространены и на ситуации отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, когда такой отказ произведен со ссылкой на неарбитрабельность рассмотренного спора. Верховный Суд также пояснил, что в таких случаях необходимо учитывать, что в приведении арбитражного решения в исполнение путем выдачи исполнительного листа может быть отказано лишь по основаниям, установленным процессуальным законодательством РФ (ст. 42 Закона об арбитраже № 382-ФЗ).

«В данном случае в приведении решения в исполнение отказано ввиду признания третейского суда не компетентным рассматривать спор по существу определением от 11 октября 2017 г., представляющим собой окончательный процессуальный результат. Принятие третейским судом дела к производству останавливает течение исковой давности. Время рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа, исходя из системного толкования ст. 236, 239, 240 АПК РФ и положений Закона № 382-ФЗ, также засчитывается в срок осуществления защиты нарушенного права», – отметил Суд. Кроме того, он указал, что, если в последующем в приведении в исполнение решения третейского суда будет отказано, течение исковой давности продолжится с момента вступления в силу определения об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда с учетом положений ст. 204 ГК РФ и разъяснений, данных в п. 18 Постановления.

Со ссылкой на правовую позицию КС, изложенную в ряде определений, Верховный Суд отметил, что остановка течения исковой давности и возможность удлинения этого срока по правилам ст. 204 ГК РФ обеспечивают сохранение права на судебную защиту. «Рассмотрение спора судом, не имеющим компетенции, не может приводить к лишению конституционно значимого права на защиту нарушенных прав. Положениями п. 3 ч. 1 ст. 150, ч. 3 ст. 240 АПК РФ установлена последовательность действий, в соответствии с которыми рассмотрение дела третейским судом при отказе в приведении такого решения в исполнение не препятствует последующему рассмотрению дела государственным судом», – отмечено в определении.

Суд заключил, что до окончания в арбитражном суде производства по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда у истца не было оснований для последующего обращения в государственный суд с теми же требованиями. Нижестоящие суды не учли, что в рассматриваемом деле срок исковой давности с момента обращения в третейский суд и до момента вступления в законную силу определения об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не течет и не учитывается при определении трехлетнего срока исковой давности.

В связи с этим ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение первой инстанции.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

По мнению управляющего партнера АБ «Бартолиус» Юлия Тая, определение ВС соответствует не только закону и позиции Постановления Пленума № 43, но и здравому юридическому смыслу. «Это еще один пример того, что судьи Верховного Суда не поддерживают правовой пуризм, когда он препятствует реализации такого святого и неотчуждаемого права, как право на судебную защиту. Обращение лица в третейский суд, даже в том случае, когда государственным судом было отказано в выдаче исполнительного листа или даже решение было отменено, не должно приводить к истечению срока исковой давности. Подобное политико-правовое решение представляется оптимальным», – отметил он.

Старший юрист международной юридической фирмы Norton Rose Fulbright Андрей Панов назвал определение Верховного Суда интересным и очень правильным: «Его ценность в том, что он отвечает на вопрос, что происходит со сроком исковой давности, если суд отменяет решение третейского суда со ссылкой на арбитрабельность».

По словам эксперта, как правило, срок исковой давности прерывается только подачей иска в орган, уполномоченный рассматривать спор. «Если же спор признается неарбитрабельным, это значит, что он не мог быть передан в третейский суд. При этом единственным способом защиты для истца будет подача иска в соответствующий государственный суд (по правилам подсудности, в том числе международной). Наиболее простая позиция в таком случае заключается в том, что срок будет пропущен, поскольку он не прервался (из этого исходили нижестоящие суды)», – отметил юрист.

Андрей Панов добавил, что такая позиция точно не способствует защите интересов истца в ситуации значительной правовой неопределенности в отношении категорий споров, которые могут передаваться в третейские суды. «В подобной ситуации истец не может заранее предсказать, признает ли суд спор в дальнейшем арбитрабельным или нет, поэтому действует в соответствии со своими обязательствами по третейской оговорке в договоре. Разумеется, такое поведение не может наказываться и в такой ситуации, когда у истца не было оснований для обращения в государственный суд до окончания производства в арбитражном суде по заявлению о выдаче исполнительного листа», – полагает эксперт.

«Нужно при этом учитывать, что ВС РФ сформулировал этот подход исключительно для ситуаций отмены или отказа в выдаче исполнительного листа по причине неарбитрабельности спора. Поэтому, например в случае несоблюдения обязательной доарбитражной процедуры (например, обязательного проведения переговоров или медиации до передачи спора в третейский суд), подход может быть иным», – резюмировал юрист.

Рассказать: