×

С Минфина хотят взыскать 2,7 млн руб. материального ущерба за незаконное уголовное преследование

Ранее суд взыскал в пользу реабилитированного гражданина, проведшего в СИЗО 2,5 года, 1 млн руб. в качестве компенсации морального вреда
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокаты, участвовавшие в деле, рассказали «АГ», как они добились реабилитации подзащитного, и о стремлении добиться выплаты ему справедливой компенсации за понесенные страдания.

Как сообщили «АГ» адвокаты Татьяна Сустина и Александр Мироненко, в ближайшее время они планируют подать иск о взыскании с Минфина России материального ущерба в размере 2,7 млн руб. в пользу их подзащитного, который обвинялся в контрабанде, изготовлении и сбыте наркотиков и провел под стражей 2,5 года, но впоследствии был реабилитирован.

Читайте также
Компенсация и иск к Минфину – результат работы защитников
Как удалось добиться снятия обвинения, построенного на признательных показаниях
03 Сентября 2018 Мнения

Защитники рассказали, что Анатолию Рыбкину вменялось совершение трех эпизодов по ч. 4 ст. 188 УК РФ (в ред. Закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) и четырех эпизодов по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, при этом у него имелась на тот момент неснятая судимость по этим же статьям. По версии следствия, в какой-то момент до декабря 2006 г. Анатолий Рыбкин вступил в организованную преступную группу, возглавляемую О., и отвечал за контрабанду из Молдовы в Россию сильнодействующего вещества – эфедрина гидрохлорида для последующего кустарного изготовления и сбыта наркотиков в особо крупном размере. Вещество перевозилось в бутылках из-под коньяка через проводников поездов, следующих по маршруту «Кишинев – Москва». Как полагало следствие, обвиняемый контролировал указанные поставки и получал контрабанду.

В начале 2007 г. Анатолий Рыбкин был задержан сотрудниками Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Тогда он дал признательные показания в качестве обвиняемого по всем вмененным ему эпизодам, а в 2008 г. скрылся от следствия. Только в 2015 г. его задержали в Воронеже с поддельным паспортом, с помощью которого он скрывался от следствия более 7 лет. К этому моменту его подельники были осуждены и уже длительное время отбывали наказание.

Адвокат КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина вступила в дело в конце 2015 г., когда Рыбкин уже полгода содержался в СИЗО, а адвокат АП г. Москвы Александр Мироненко вступил в судебный процесс в апреле 2017 г.

Как рассказала «АГ» Татьяна Сустина, ее подзащитного задержали в период расформирования ФСКН и это существенно отразилось на качестве следствия по делу – по ее словам, следствия не было вообще: «Никто ничего не делал, работа следователя заключалась в том, чтобы ухитриться передать дело другому до того, как от адвоката поступит какая-нибудь бумажка. Когда в 2016 г. дела из ФСКН передавались в СУ, следственная работа была парализована на полгода, а человек просто продолжал находиться в СИЗО, ожидая конца бюрократической волокиты».

Татьяна Сустина отметила, что все обвинение Рыбкина строилось лишь на эпизоде задержания в рамках оперативного эксперимента, когда он передал О., якобы участнице ОПГ, бутылки с запрещенным веществом. Адвокат отметила, что в остальном у следствия имелись только признательные показания обвиняемого, материалы по прослушиванию телефонных переговоров (с кем угодно, только не с О.) и денежные переводы Western Union, но обвинительное заключение строилось целиком и полностью на результатах единственной экспертизы по эфедрину.

Защита заказала в частном центре рецензию на проведенную ранее ФСКН экспертизу изъятого у Анатолия Рыбкина вещества, по результатам которого было установлено, что оно не является сильнодействующим, поскольку законодательство в этой части изменилось. Адвокаты неоднократно и безрезультатно ходатайствовали в адрес следствия о прекращении уголовного дела связи с этим. Тем не менее оно было передано в Дорогомиловский районный суд; обвинение просило назначить Рыбкину наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет.

По словам Татьяны Сустиной, линия защиты строилась на отсутствии состава преступления в силу отсутствия самих наркотических средств и необходимой для совершения преступления концентрации вещества, изъятого у подсудимого. Адвокат ссылалась и на то, что не доказано само совершение преступления; не были проведены необходимые экспертизы; отсутствовали свидетели; кроме того, имелось алиби по нескольким эпизодам. Татьяна Сустина также обратила внимание суда на отсутствие отягчающих обстоятельств и опасного рецидива.

Суд приобщил к делу полученную защитой рецензию на экспертизу и заслушал мнение рецензента, эксперта-химика, пояснившего, что исследуемое вещество является лекарственным препаратом, причем не сильнодействующим. В этой связи суд допросил экспертов ФСКН, ранее составивших экспертизу изъятого вещества, которые подтвердили выводы рецензии на экспертизу и показания эксперта.

В результате прокуратура отказалась от обвинений по ч. 4 ст. 188 УК РФ, п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за отсутствием состава преступления, оставив только обвинение в использовании поддельного паспорта. В результате суд признал Анатолия Рыбкина виновным по ст. 327 УК РФ и приговорил его к исправительным работам на срок 1 год и 10 месяцев. На момент вынесения приговора он провел в СИЗО уже 2,5 года.

В связи с прекращением судом уголовного преследования Анатолия Рыбкина за ним было признано право на реабилитацию. Он подал иск в Дорогомиловский районный суд, который в июле 2018 г. возвратил иск с разъяснениями о том, что гражданин праве обратиться в суд по месту своего жительства или нахождения ответчика.

Далее Рыбкин обратился с иском к ведомству в Химкинский городской суд по месту своего жительства. Исковые требования включали в себя возмещение материального вреда в размере 2,7 млн руб. и компенсацию морального вреда в размере 7 млн руб. В конце июля 2018 г. суд вынес решение о частичном удовлетворении иска, взыскав с Минфина России в пользу истца компенсацию морального вреда за незаконное содержание под стражей в размере 1 млн руб.

В настоящее время решение суда обжалуется не только ответчиком, но и истцом, который оценивает свои страдания гораздо выше: в течение 2 с половиной лет содержания под стражей он не видел своих детей, один его близкий родственник скончался, а второй был направлен в ПНИ.

Защита Анатолия Рыбкина также готовит иск к Минфину в Симоновский районный суд г. Москвы по месту нахождения ответчика о взыскании почти 3 млн руб. материального ущерба. Эта сумма включает в себя расходы на оплату адвокатов, не полученный истцом заработок за период нахождения в СИЗО и издержки на передачи в следственный изолятор.

Адвокат Александр Мироненко высказался о достаточно высокой вероятности взыскать заявленный материальный вред в полном объеме, поскольку расходы подтверждаются различными документами (договорами, квитанциями). По словам адвоката, взыскивать моральный вред в рассматриваемом случае гораздо сложнее, поскольку присужденная сумма в 1 млн руб. довольно большая по меркам суда, а закон не содержит четких методик расчетов, по какой шкале оценивать понесенные истцом страдания.

Кроме того, в настоящее время адвокат Татьяна Сустина устанавливает места отбытия наказания других осужденных по делу с целью добиться пересмотра их приговоров.

Рассказать: