×

Следователи не смогут отказывать заключенным под стражу в свиданиях с родственниками?

В Госдуму внесен законопроект, гарантирующий право на телефонные переговоры и встречи с родственниками без специального разрешения
Советник ФПА Нвер Гаспарян заметил, что увеличение продолжительности общения обвиняемых с их близкими в СИЗО может ухудшить уже имеющуюся проблему доступа адвокатов к своим доверителям. По словам одного из адвокатов, ограничения права на защиту являются скорее произволом на местах, чем несовершенством действующего законодательства. Другой считает, что в случае принятия поправок заключение под стражу окажется в части общения с родственниками более мягкой мерой, чем запрет определенных действий и домашний арест. По мнению третьего, законопроект направлен на полное исключение усмотрения следователя при решении вопроса о свиданиях.

22 октября в Госдуму поступил законопроект о внесении изменений в ст. 17 и 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (№ 1042392-7 ).

Разработчик, депутат от ЛДПР Иван Сухарев, полагает, что принятие поправок создаст разумный баланс между интересами предварительного расследования и принципом недопустимости произвольного нарушения конституционных прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Сейчас подозреваемые и обвиняемые, заключенные под стражу, могут воспользоваться правом на платные телефонные разговоры только с разрешения суда или лица, в производстве которого находится уголовное дело. При этом в любом случае такие звонки допускаются лишь при наличии технической возможности и под контролем администрации учреждения (п. 6 ч. 2 ст. 17 Закона о содержании под стражей).

Кроме того, подозреваемые и обвиняемые при наличии письменного разрешения лица, в производстве которого находится уголовное дело, имеют право на два свидания в месяц. Максимальная продолжительность такой встречи – три часа (ч. 3 ст. 18 Закона о содержании под стражей).

Законопроект предусматривает, что без специального разрешения проводятся любые телефонные разговоры с родственниками, а также свидания с теми родственниками, которые не являются свидетелями по делу. В остальных случаях, как и сейчас, придется получать разрешение. Примечательно, что в случае принятия поправок в п. 6 ч. 2 ст. 17 Закона о содержании под стражей появится упоминание о возможности заключенных общаться по ВКС.

Предполагается, что продолжительность одного свидания и порядок проведения свиданий будет определять администрация места содержания под стражей. При этом в ч. 3 ст. 18 Закона о содержании под стражей предлагается установить, что одно свидание не может быть меньше трех часов.

«Общеизвестно, что следователи выдают разрешение на свидание, как правило, в виде поощрения за признание вины и оказанное содействие, а в иных случаях могут легко отказать. Обжаловать такой отказ проблематично. Право на телефонные разговоры, не зависящее от желания следователя, позволит обвиняемым легально общаться со своими родственниками», – считает советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян.

Он также поприветствовал установление минимальной продолжительности свидания. «Однако увеличение продолжительности общения обвиняемых с их близкими в СИЗО может ухудшить уже имеющуюся проблему доступа адвокатов к своим доверителям. Давно назрела необходимость введения такого порядка, при котором адвокат получил бы право на телефонные разговоры с обвиняемым с использованием видео-конференц-связи, – полагает Нвер Гаспарян. – Эта возможность актуальна в связи с коронавирусной инфекцией и отчасти решает трудности с длинными очередями. Адвокат смог бы самостоятельно решать, в каких случаях использовать звонок, а в каких – очную конфиденциальную встречу в следственном изоляторе».

Адвокат, управляющий филиала «LOYS Красноярск» Александр Кочнев согласился с тем, что предлагаемые изменения могут лишить следователей одного из существенных рычагов давления на фигурантов уголовных дел: «К сожалению, в настоящее время нередки случаи, когда лицо, проводящее расследование, отказывает в предоставлении свиданий по каким-либо формальным основаниям, чтобы получить "нужные" показания. Если предлагаемые изменения примут, то платные телефонные звонки и свидания с лицами, указанными в п. 4 и 37 ст. 5 УПК, будут зависеть только от воли гражданина, находящегося под стражей, и процессуального положения его родственников (например, они могут проходить свидетелями по делу)».

Вместе с тем, заметил эксперт, не понятно, кто будет проверять, является ли лицо, претендующее на свидание, родственником подозреваемому или обвиняемому. «Кроме того, если идентификация близких родственников не представляет большой сложности, то как подтвердить или проверить наличие родственной связи с лицами, указанными в п. 37 ст. 5 УПК? Например, в случае с троюродным племянником?» – недоумевает Александр Кочнев.

В то же время он считает положительным исключение из п. 6 ч. 2 ст. 17 Закона о содержании под стражей указания на техническую возможность: «Такой подход исключает возможные злоупотребления со стороны должностных лиц и разумно корреспондирует с обязанностью обеспечить исправность телефонных аппаратов, систем видео-конференц-связи и других технических средств». Относительно продолжительности свиданий Александр Кочнев отметил: «В настоящее время срок свидания ограничен продолжительностью не более трех часов, что позволяет администрации службы исполнения наказаний произвольно варьировать данный временной промежуток».

В случае принятия данного законопроекта права лиц, находящихся в следственных изоляторах, будут существенно расширены, а полномочия следователей – ограничены в разумных пределах, считает эксперт. Однако, добавил он, для реализации предложенных изменений потребуется более детальная проработка внутренних инструкций мест содержания под стражей.

«Также хочется отметить, что адвокаты, в отличие от родственников подозреваемого или обвиняемого, не ограничены ни в количестве свиданий, ни в их продолжительности, что обусловлено спецификой юридической помощи. В большинстве случаев адвокаты не сталкиваются с проблемами допуска к подзащитному, находящемуся в следственном изоляторе, поэтому ограничения права на защиту являются скорее произволом на местах, чем несовершенством действующего законодательства», – подчеркнул Александр Кочнев.

Адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов, напротив, посчитал законопроект односторонним: «Он, будучи нацеленным на решение проблемы злоупотреблений при даче разрешений на свидания родственникам заключенного под стражу, не учитывает интересы следствия при решении задач уголовного судопроизводства в строгом соответствии с законом».

Неконтролируемое посещение заключенных под стражу может привести к давлению на участников судопроизводства, к уничтожению доказательств или к иному воспрепятствованию производству по делу, пояснил эксперт. «В случае принятия законопроекта в предложенной редакции будет устранено одно из принципиальных различий между домашним арестом и заключением под стражу. Более того, заключение под стражу как наиболее строгая мера пресечения окажется в части возможного общения обвиняемого с родственниками мягче, чем запрет определенных действий и домашний арест, при которых может быть установлен запрет на общение обвиняемого с определенными лицами, в том числе и с родственниками».

Следует учесть и тот факт, что следственная практика может использовать предложенное нововведение для обоснования необходимости продления срока заключения под стражу, заметил Валерий Саркисов: «При отсутствии иных доводов для продления не исключено использование сведений о реализации права обвиняемого на неконтролируемое общение с родственниками как основания, дающего возможность полагать осуществление заключенным под стражу действий, нацеленных на воспрепятствование производству по делу».

В свою очередь адвокат МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков указал, что вопрос о предоставлении лицам, находящимся под стражей, свиданий с родственниками и возможности осуществлять телефонные переговоры всегда был дискуссионным. «При его решении необходимо устанавливать баланс публичных интересов расследования и частных интересов соблюдения конституционных прав обвиняемого. Действующее регулирование едва ли такой баланс выдерживает, – пояснил эксперт. – Примеры, когда взамен на свидание с родственниками следователь требует от обвиняемого признать вину или дать "нужные" показания, хорошо известны практике. Обозначенный законопроект направлен на полное исключение усмотрения следователя при решении вопроса о свиданиях, что представляется довольно либеральным шагом, способным как минимум исключить один из инструментов "процессуального шантажа", что следует оценить положительно».

Вместе с тем, добавил адвокат, остается без ответа вопрос о контроле за недопущением злоупотреблений при проведении таких свиданий: «Такие злоупотребления возможны, особенно с учетом того, что перечень родственников, встречаться с которыми можно два раза в месяц, предельно широк. А потому вопрос контроля необходимо решать либо мерами технического характера и, соответственно, закреплять на уровне ведомственных актов, либо закон должен содержать четкий перечень оснований, запрещающих свидания с родственниками».

Инициативу о возможности осуществления телефонных звонков без разрешения суда и следователя можно оценить положительно только при условии обеспечения равных возможностей по реализации данного права всеми лицами, содержащимися под стражей, на всей территории России, считает Артем Чекотков: «К сожалению, такая возможность сейчас нередко отсутствует даже применительно к телефонной связи, не говоря уже о видео-конференц-связи».

Нормативное регулирование свиданий с защитником, по мнению адвоката, вряд ли вызывает нарекания, требующие существенной корректировки закона: «Безусловно, есть ряд серьезных технических проблем, например конфиденциальность телефонных разговоров защитников и обвиняемых. Однако они могут быть разрешены на ведомственном уровне. Ключевой вопрос, который беспокоит большинство защитников, – это игнорирование позитивных законодательных установок правоприменителем». Поэтому разрешение этой проблемы лежит в плоскости совершенствования правоприменения, заключил Артем Чекотков.

Рассказать: