×

ВС напомнил о недопустимости произвольного уменьшения взыскиваемых расходов на представителя

Суд признал незаконным решение кассационной инстанции, которая, отменив апелляционное определение, уменьшила сумму расходов на оплату услуг представителя, не обосновав это
В комментарии «АГ» адвокат Владимир Морозов, представляющий интересы заявителя, поделился, что Верховный Суд не только учел доводы жалобы, но и исчерпывающе ответил на вопросы, которые должны быть разрешены судами при рассмотрении дел данной категории. Одна из экспертов указала, что далеко не всегда суды придерживаются строгого расчета фактически понесенных расходов, а рассматривают заявление «по собственному усмотрению». Второй обратил внимание, что в данном споре все сводилось к вопросу о том, мог ли суд кассационной инстанции изменить размер присужденных судебных расходов. Третий отметил, что ситуации, когда стороне, в пользу которой состоялось решение суда, возмещается по итогу не более половины понесенных расходов, нередки.

Верховный Суд в Определении по делу № 16-КГ22-10-К4 разъяснил полномочия суда кассационной инстанции при проверке законности обжалуемых судебных постановлений в деле о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

В ноябре 2019 г. Вадим Урсул обратился в УПФР в Красноармейском районе г. Волгограда с заявлением о досрочном назначении страховой пенсии по старости в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 30 Закона о страховых пенсиях в связи с занятостью на работах с вредными условиями труда. Решением пенсионного органа от 9 декабря 2019 г. заявителю было отказано в досрочном назначении страховой пенсии в связи с отсутствием требуемого льготного стажа работы. Отказ пенсионного органа Вадим Урсул посчитал незаконным и оспорил в суде. Истец просил обязать пенсионный орган включить периоды его работы с вредными условиями труда в специальный стаж и досрочно назначить страховую пенсию по старости.

Решением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 18 февраля 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично. Так, решение пенсионного органа в части отказа во включении в специальный стаж истца периода работы с вредными условиями труда было признано незаконным. На региональное управление ПФР была возложена обязанность включить в специальный стаж истца период работы на вредном производстве с 15 июня 1991 г. по 1 января 1992 г. В остальной части в удовлетворении исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 24 марта 2021 г. решение первой инстанции было частично отменено. На ответчика была возложена обязанность дополнительно включить в специальный стаж истца период его работы с вредными условиями труда со 2 января 1992 г. по 15 мая 2001 г. и досрочно назначить страховую пенсию по старости с 26 декабря 2019 г. В остальной части решение осталось без изменения.

В процессе судебного разбирательства интересы истца представлял адвокат АП Волгоградской области Владимир Морозов на основании нескольких заключенных договоров поручения на оказание юридических услуг. Согласно платежным документам истец понес расходы на оплату труда адвоката в размере 80 тыс. руб.

Вопрос взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя при принятии решения судом по существу спора не разрешался, в связи с чем Вадим Урсул обратился в суд с заявлением о взыскании в его пользу с районного УПФР судебных расходов на оплату услуг представителя в указанном размере.

Согласно договорам об оказании юридических услуг Владимир Морозов для представления интересов истца принял на себя обязательство подготовить исковое заявление, а также апелляционную, частную и кассационную жалобы. Также адвокат в соответствии с договорами готовил заявления о взыскании судебных издержек, принимал участие и давал пояснения по делу в качестве представителя истца во всех судебных заседаниях.

Определением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 26 апреля 2021 г. указанное заявление было удовлетворено частично. С Центра ПФР № 2 по установлению пенсий в Волгоградской области (реорганизация УПФР в Красноармейском районе г. Волгограда) в пользу Вадима Урсула были взысканы судебные расходы на представителя в размере 20 тыс. руб. Определяя сумму подлежащих к взысканию с ответчика расходов, суд, сославшись на необходимость учета принципов разумности и справедливости, исходил из объема оказанных истцу юридических услуг.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 17 июня 2021 г. сумма судебных расходов, подлежащая к взысканию, была увеличена до 50 тыс. руб. Апелляционный суд исходил из конкретных обстоятельств дела и его сложности, количества судебных заседаний в первой и апелляционной инстанциях, в которых участвовал представитель истца, объема выполненной им работы, категории спора. При этом суд указал, что если стоимость услуг представителя определена договором, суд не вправе вмешиваться в эту сферу и произвольно уменьшать взыскиваемые в возмещение соответствующих расходов суммы, тем более если другая сторона не представляет доказательств чрезмерности понесенных расходов.

Не согласившись с таким решением, Центр ПФР № 2 обжаловал его в кассацию. Определением Четвертого КСОЮ от 18 октября 2021 г. апелляционное определение было отменено, а определение первой инстанции оставлено в силе. Кассационный суд указал, что установленная апелляцией к взысканию сумма расходов на оплату услуг представителя является чрезмерно завышенной; сложность данного дела, объем оказанных истцу его представителем услуг являются незначительными. Как отмечалось в определении, судом апелляционной инстанции дана ненадлежащая оценка представленным сторонами доказательствам, свидетельствующим о необоснованном завышении размера заявленных требований о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела.

Не согласившись с решением Четвертого КСОЮ, Вадим Урсул подал в Верховный Суд РФ кассационную жалобу (есть у «АГ»), где поставил вопрос об отмене определения кассационного суда как незаконного и оставлении в силе апелляционного определения. В жалобе отмечалось, что суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие правила оценки соразмерности и обоснованности оплаты услуг представителя, что привело к необоснованному определению суммы судебных расходов, подлежащей к взысканию. Кроме того, в жалобе указывалось, что суд первой инстанции намерено исказил сведения о количестве судебных заседаний апелляционного суда, в которых принимал участие представитель истца. Однако, несмотря на данные обстоятельства, кассационный суд ошибочно оставил решение первой инстанции в силе.

Рассмотрев дело, ВС напомнил, что обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. Критерии оценки разумности расходов определены в разъяснениях Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1.

Читайте также
Можно ли при частичном удовлетворении иска присудить ответчику расходы больше компенсации истцу?
ВС посчитал, что в таком случае несправедливо возлагать на правообладателя товарного знака обязанность возместить расходы ответчика на представителя, в несколько раз превышающие компенсацию, итоговый размер которой определяет суд, а не истец
13 Марта 2020 Новости

Судебная коллегия отметила, что при решении вопроса о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя, если сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов, суд не вправе уменьшать их произвольно. В этом случае он обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

ВС обратил внимание, что суд апелляционной инстанции, увеличив сумму взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, правильно применил нормы гражданского процессуального законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела. В определении поясняется, что производство в кассационном суде общей юрисдикции предназначено для исправления допущенных судами первой и (или) апелляционной инстанций нарушений норм материального и процессуального права, которые привели к неправильному разрешению дела и принятию незаконных и необоснованных судебных постановлений. Проверяя законность обжалуемых судебных постановлений, принятых судами первой и (или) апелляционной инстанций, кассационный суд проверяет, вынесены ли обжалуемые судебные постановления с точным соблюдением норм процессуального права и в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению по данному делу.

При проверке законности обжалуемых судебных постановлений кассационный суд должен, в частности, проверить, правильно ли судами определен предмет доказывания, установлены ли все юридически значимые обстоятельства, соответствуют ли выводы судебных инстанций этим обстоятельствам, не допущено ли в ходе разбирательства дела в судах нарушений норм процессуального права, поясняется в определении.

ВС подчеркнул, что кассационный суд не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, а также предрешать вопросы о достоверности (недостоверности) того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими. В рассматриваемом случае кассационный суд указал, что апелляционным судом не были учтены положения гражданского процессуального закона, регламентирующие порядок разрешения вопросов возмещения стороной судебных расходов на оплату услуг представителя. При этом, пояснил ВС, в определении кассационного суда в нарушение п. 8 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, закрепляющего требования к содержанию кассационного определения, хотя и содержится ссылка на положения ст. 88, 94, 98 и 100 ГПК, вместе с тем отсутствуют мотивы, по которым суд пришел к выводу о незаконности постановления суда апелляционной инстанции и его отмене.

ВС установил, что из содержания определения кассационного суда не усматривается, какие обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения вопроса о возмещении Вадиму Урсулу понесенных им судебных издержек, не были установлены апелляцией. Также, по мнению Судебной коллегии ВС, не усматривается, какие конкретно выводы апелляционного суда не соответствуют обстоятельствам, имеющим юридическое значение для разрешения заявленных истцом требований.

Таким образом, Верховый Суд пришел к выводу, что суд кассационной инстанции в результате формального применения норм процессуального закона, регулирующих вопрос возмещения судебных издержек, а также в отсутствие оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке неправомерно отменил апелляционное определение. В итоге ВС отменил определение кассационного суда, оставив в силе апелляционное определение.

Читайте также
ВС призвал детальнее мотивировать снижение размера оплаты услуг представителя
Суд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается
12 Марта 2021 Новости

В комментарии «АГ» Владимир Морозов отметил, что тема взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя весьма актуальна. «В последнее время ВС вынес несколько определений по данному вопросу, указав на незаконность произвольного снижения взыскиваемых издержек на представителя. Тем не менее позиция, выраженная в указанных определениях, зачастую игнорируется судами. В связи с этим рассматриваемое определение ВС я воспринял с удовлетворением, и считаю, что оно также послужит хорошим ориентиром как для адвокатов, так и для судей – при решении вопроса о взыскании издержек за оказанную юридическую помощь», – поделился он.

Владимир Морозов подчеркнул, что Верховный Суд не только учел доводы жалобы, но и исчерпывающе ответил на вопросы, которые должны быть разрешены судом при рассмотрении дел данной категории.

Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства компании Kept Лидия Солодовникова обратила внимание, что проблемы при рассмотрении заявлений о взыскании судебных расходов с проигравшей стороны встречаются практически в каждом судебном деле. Она пояснила, что несмотря на разъяснения Пленума ВС о том, что суд не вправе произвольно уменьшать размер сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суды зачастую не соглашаются с суммами, указанными заявителями. При этом далеко не всегда суды придерживаются строгого расчета фактически понесенных расходов, а рассматривают заявление «по собственному усмотрению», считает Лидия Солодовникова.

Эксперт добавила, что в рассмотренном деле суд первой инстанции без каких-либо расчетов, опираясь исключительно на доводы процессуального оппонента – ПФР, допустил нарушения, которые исправил суд апелляционной инстанции. Эксперт пояснила, что ВС исправил ошибку кассационного суда, который нарушил процессуальные правила, отменив судебный акт апелляционной инстанции. «К сожалению, возмещение судебных расходов в полном объеме является довольно редким случаем. Представляется, что суды должны подходить к рассмотрению подобного рода заявлений с большей внимательностью, поскольку цель судебных расходов заключается в том числе в пресечении процессуального злоупотребления недобросовестных участников процесса», – резюмировала Лидия Солодовникова.

Адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов отметил, что в данном споре все сводилось к вопросу о полномочиях суда кассационной инстанции, точнее – мог ли он изменить размер взыскания. «Думаю, проблема видится именно в этом, и она не такая простая, как может показаться на первый взгляд. Закон не позволяет кассационному суду давать иную оценку доказательствам по делу, т.е. его полномочия сводятся лишь к проверке выводов судов на предмет нарушений норм права. В данном случае позиция ВС понятна, поскольку суд кассационной инстанции вышел за рамки полномочий и без указания мотивов, по сути, уменьшил размер присужденной суммы», – пояснил он.

Эксперт подчеркнул, что актуальность проблемы заключается в возможности изменения кассационными судами выводов нижестоящих судов, которые хотя и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, но не всегда согласуются с представлениями о разумности судебных расходов. «По спорам о взыскании судебных расходов, компенсации морального вреда и другим подобным спорам при объективном рассмотрении дела выводы о размере присужденных сумм нередко основываются на субъективном мнении судьи, каждый из которых “по-своему” оценивает разумность присуждения», – заметил он.

По мнению Виктора Кожанова, в данном случае кассационный суд, имея другие представления о разумности присужденной суммы, но не имея полномочий изменять выводы нижестоящего суда, под формальным предлогом нарушения норм права уменьшил размер взыскания. В заключение эксперт добавил, что подобные случаи на практике не редкость – суды кассационной инстанции порой применяют иную возможность изменить выводы нижестоящих судов путем отмены судебного акта с направлением дела на новое рассмотрение, давая «косвенное указание» нижестоящему суду пересмотреть свои выводы, на которые кассация прямо повлиять не может.

Адвокат АП г. Москвы, заместитель председателя Московской коллегии адвокатов «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что проблема возмещения расходов на оплату услуг представителя в гражданском производстве назрела давно и состоит преимущественно в том, что суды «урезают» понесенные стороной расходы до разумных, по их мнению, пределов без объективных на то оснований. В результате довольно часто происходят ситуации, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, возмещается по итогу не более половины понесенных расходов, особенно касательно споров с госорганами.

Однако, добавил эксперт, в рассматриваемом определении Верховный Суд поставил вопросы именно о процессуальных нарушениях, допущенных судом кассационной инстанции, которые и послужили основанием для отмены вынесенного кассацией судебного акта.

Рассказать:
Яндекс.Метрика