×

ВС направил на пересмотр уголовное дело, в рамках которого было арестовано имущество бывшей жены осужденного

Основанием для частичной отмены приговора Президиумом Верховного Суда послужило постановление ЕСПЧ, вынесенное до 15 марта 2022 года
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокаты, защищавшие интересы Людмилы Годлевской, выразили надежду, что подобный подход будет применен Президиумом ВС и при рассмотрении других ходатайств о возобновлении производства по делам на основании постановлений ЕСПЧ, вступивших в силу до 15 марта 2022 г., и, несмотря на выход России из-под юрисдикции ЕСПЧ, суды при рассмотрении похожих дел продолжат ориентироваться на постановления Президиума ВС, вынесенные на основании решений Европейского Суда.

13 июля Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор Г., признанному виновным в совершении двух преступлений по ч. 4 ст. 160 УК РФ, в части, на основании которой у его бывшей жены арестовали имущество, несмотря на наличие брачного договора с режимом раздельной собственности. Основанием для частичной отмены приговора послужило Постановление ЕСПЧ от 7 декабря 2021 г. по делу «Годлевская против России».

Читайте также
ЕСПЧ признал нарушение права на уважение частной собственности, сославшись на позицию КС РФ
Суд пришел к выводу о неправомерном изъятии приобретенной в период действия брачного договора с режимом раздельной собственности недвижимости у экс-супруги осужденного за хищение
13 Декабря 2021 Новости

Напомним, в 1996 г. Людмила Годлевская вышла замуж за гражданина Г. Спустя четыре года супруги заключили брачный договор, по условиям которого имущество, приобретенное каждым супругом после его подписания на собственные деньги, является его личной собственностью. В 2004 г. женщина стала работать бухгалтером на заводе, где трудился ее супруг, который позднее стал директором этого предприятия. В 2009 г. супруги уволились с завода и заняли руководящие должности в других организациях. В течение нескольких последующих лет Людмила Годлевская приобрела две квартиры в Москве и комнату в Екатеринбурге.

В мае 2011 г. было возбуждено уголовное дело по факту хищения имущества завода. На следующий год Г. были предъявлены обвинения в хищении заводского имущества в период 2004–2009 гг.

В рамках уголовного дела завод подал гражданский иск. По ходатайству истца суд наложил арест на принадлежащую Людмиле Годлевской недвижимость, приобретенную в 2011–2014 гг., в соответствии со ст. 115 УПК. При этом суд принял во внимание наличие брачного договора, но указал, что стоимость недвижимости значительно превышает общую сумму зарплат обоих супругов в отсутствие иных официальных источников дохода. Апелляция оставила решение об аресте имущества в силе.

В 2015 г. супруги развелись. Спустя два года суд признал Г. виновным в хищении заводского имущества стоимостью свыше 42 млн руб. и назначил ему наказание в виде двух лет лишения свободы условно. Поскольку гражданский иск завода был удовлетворен, в приговоре суд распорядился изъять у Людмилы Годлевской вышеуказанную недвижимость для возмещения материального ущерба.

Людмила Годлевская безуспешно пыталась обжаловать приговор в части изъятия недвижимости со ссылкой на то, что она покупала ее за счет продажи ранее принадлежащих ей акций, транспортных средств и иной недвижимости, а бывший муж не давал ей денег на приобретение жилья. Тем не менее вышестоящие инстанции отказали, отметив, что хищение заводского имущества было совершено в период брака, хотя заявительница не являлась ни обвиняемой, ни гражданским ответчиком по уголовному делу. При этом областной суд счел, что представленных Годлевской доказательств было достаточно, чтобы сделать вывод о том, что спорная недвижимость была куплена на ее деньги, однако это обстоятельство однозначно не свидетельствует о том, что для приобретения использовались исключительно законные денежные средства, тогда как ст. 115 УПК позволяет налагать арест на имущество третьих лиц, если оно было получено преступным путем. В судебных актах также отмечалось, что Людмила Годлевская не воспользовалась защитой своих прав во время разбирательства по уголовному делу, а наличие брачного договора не препятствует возмещению ущерба за счет имущества супругов согласно ч. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ. Впоследствии Верховный Суд не стал рассматривать кассационную жалобу заявительницы.

После того как приговор вступил в силу, Людмила Годлевская пыталась в судебном порядке добиться освобождения имущества от ареста, вновь указывая, что спорная недвижимость была ее собственностью, так как приобреталась исключительно на ее деньги, а приговором не был установлен факт финансирования Г. таких покупок. Тем не менее суды отказались удовлетворять исковые требования. В августе 2018 г. судебные приставы наложили арест на недвижимость во исполнение обвинительного приговора.

Людмила Годлевская обратилась в ЕСПЧ. Она просила присудить ей компенсацию морального вреда в 5000 евро, возместить упущенную выгоду на сумму 3,7 млн руб. в связи с арестом жилья и невозможностью сдать его в аренду, а также компенсировать судебные расходы на сумму свыше 21 тыс. евро.

Изучив материалы дела, Европейский Суд отметил, что брачный договор не оспаривался и не расторгался, а спорное жилье было приобретено заявительницей и зарегистрировано на ее имя. При этом ЕСПЧ напомнил, что любое вмешательство в право собственности граждан должно иметь правовую основу в национальном законодательстве.

Читайте также
Сохранение после приговора ареста имущества лиц, не связанных с осужденными, противоречит Конституции
Конституционный Суд признал неконституционность положений УПК, позволяющих после вступления приговора в законную силу сохранять в целях обеспечения гражданского иска арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым
19 Апреля 2019 Новости

В рассматриваемом деле, пояснил Европейский Суд, Людмила Годлевская не была привлечена в качестве обвиняемой по уголовному делу о хищении заводского имущества или как гражданский ответчик по иску завода, а приобретенное ею жилье не фигурировало в качестве доказательств в уголовном процессе. ЕСПЧ отметил, что, согласно ст. 115 УПК РФ, наложение ареста является временной мерой, которая не может действовать после вынесения приговора по уголовному делу, так как после этого суд обязан решить судьбу такого имущества. В свою очередь, последующее изъятие жилья должно было быть обосновано с правовой точки зрения, а ст. 299 УПК РФ не может служить основанием для отчуждения имущества третьих лиц с целью выплаты компенсации потерпевшим в уголовном деле, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 17 апреля 2019 г. № 18-П.

ЕСПЧ добавил, что ч. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ разрешает арест и продажу имущества, если общее имущество супругов было приобретено за счет средств от преступной деятельности, чего не было в деле заявительницы. Он также подчеркнул: национальные суды сочли, что собственных средств заявительницы все же хватало для приобретения спорного жилья, а в их судебных актах не упоминался факт того, что похищенные средства были источником финансирования покупки недвижимости. Таким образом, ЕСПЧ выявил нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и присудил заявительнице компенсацию морального вреда в требуемом ею размере. При этом Европейский Суд отказался возместить судебные расходы и упущенную выгоду за их недоказанностью.

Читайте также
Россия заявила о выходе из Совета Европы
Уведомление о добровольном выходе из организации было вручено ее Генеральному секретарю до того, как Комитет министров СЕ рассмотрел вопрос об исключении России из Совета
16 Марта 2022 Новости

После вынесения постановления ЕСПЧ адвокаты КА «Якупов и партнеры» Дмитрий Симбирёв и Дмитрий Мыльцын, представляющие интересы Людмилы Годлевской, обратились в Президиум ВС с ходатайством о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Г. ввиду новых обстоятельств.

Рассмотрев ходатайство, Президиум ВС в постановлении от 13 июля (имеется у «АГ») сослался на ст. 2 Закона от 11 июня № 180, которым были внесены изменения в УПК, согласно которой в целях исполнения постановлений ЕСПЧ, вступивших в силу до 15 марта 2022 г. включительно, российские суды могут при необходимости применять п. 2 ч. 4 ст. 413 и п. 3 ч. 4 ст. 414 УПК (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу данного Закона) в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 415 УПК (в редакции настоящего Закона).

Так как постановление ЕСПЧ вступило в силу до 15 марта, установленное нарушение Конвенции применительно к положениям подп. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК (в редакции от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ) является основанием для возобновления производства по уголовному делу в отношении Г. ввиду новых обстоятельств.

Таким образом, Президиум ВС отменил приговор в части решения об обращении в целях возмещения ущерба, причиненного потерпевшему, взыскания на имущество Годлевской и передал данный вопрос на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом высшая инстанция не усмотрела оснований для отмены приговора в отношении Г. в остальной части, о чем указывала Людмила Годлевская, поскольку ЕСПЧ не установил нарушений, свидетельствующих о незаконности или несправедливости судебного акта.

Кроме того, установление нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции само по себе не свидетельствует о незаконности постановления Сысертского районного суда Свердловской области от 12 февраля 2016 г., которым суд удовлетворил ходатайство представителя потерпевшего и наложил арест на имущество Годлевской, а также постановления Свердловского областного суда, который оставил судебный акт без изменений. Не свидетельствует это и о незаконности судебных актов по рассмотрению ходатайств следователя о получении разрешения на арест имущества Годлевской, отмечается в постановлении.

Как рассказал в комментарии «АГ» Дмитрий Симбирёв, представлявший интересы Людмилы Годлевской, в том числе в ЕСПЧ, «интрига» рассмотрения дела Президиумом ВС заключалась в том, что в соответствии с Законом от 11 июня № 180-ФЗ (коим из числа новых обстоятельств исключены постановления ЕСПЧ) Президиум ВС применяет «старые» нормы УПК на основании постановления ЕСПЧ лишь «при необходимости». «Поэтому до последнего момента не было понятно, усмотрит ли Президиум ВС такую необходимость в нашем случае. В итоге Верховный Суд защитил интересы доверительницы – частично отменил приговор, чего мы добивались около пяти лет, и занял дружественную позицию по отношению к вынесенному ЕСПЧ постановлению. Это нельзя не приветствовать», – отметил адвокат.

Дмитрий Симбирёв выразил надежду, что подобный подход будет применен Президиумом ВС и при рассмотрении других ходатайств о возобновлении производства по делам на основании постановлений ЕСПЧ, вступивших в силу до 15 марта 2022 г.

Дмитрий Мыльцын добавил, что, несмотря на выход России из-под юрисдикции ЕСПЧ, хочется надеяться, что суды при рассмотрении похожих дел продолжат ориентироваться на постановления Президиума ВС, вынесенные на основании решений Страсбургского суда.     

Рассказать:
Яндекс.Метрика