×

ВС не допустил взыскания убытков и компенсации морального вреда с лица, вина которого не доказана

Суд заметил, что первая инстанция удовлетворила иск, сославшись на доказательства, которых нет в материалах дела
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокаты обратили внимание на то, что Верховный Суд детально изучил материалы дела, сделав выводы о недоказанности обстоятельств.

Верховный Суд Определением № 47-КГ20-3-К6 пресек попытку взыскания убытков и компенсации морального вреда с лица, в отношении которого было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК.

Суды взыскали компенсацию вреда здоровью и морального вреда с участника конфликта, который не был признан виновным

Александр Стрельцов работал охранником в ООО «Охранное предприятие “Альфа”». 18 февраля 2018 г. между ним и Александром Муравьевым возник конфликт, мужчины нанесли друг другу телесные повреждения. В этот же день Стрельцов почувствовал боль в левой руке и обратился в больницу, где у него был выявлен перелом левой лучевой кости.

В связи с полученной травмой с 19 февраля 2018 г. по 7 февраля 2019 г. Стрельцов находился на стационарном и амбулаторном лечении, был временно нетрудоспособен. По последствиям травмы ему в настоящее время установлена утрата общей трудоспособности 20%.

По результатам проведенной проверки 4 июля и 22 августа 2018 г. участковым уполномоченным ОМВД России по Переволоцкому району было вынесено постановление об отказе в возбуждении в отношении Александра Муравьева уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью).

Александр Стрельцов обратился в Переволоцкий районный суд Оренбургской области с иском к Александру Муравьеву: он просил суд взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб., утраченный заработок в размере около 165 тыс. руб., расходы на лечение в сумме около 20 тыс. руб., транспортные расходы в размере 17 тыс. руб., расходы на оплату услуг адвоката в сумме 15 тыс. руб.

Суд первой инстанции удовлетворил требования частично. Он заметил, что истец в период с 19 февраля по 7 сентября 2018 г. и с 17 ноября 2018 г. по 7 февраля 2019 г. был временно нетрудоспособен, ему за счет средств работодателя и за счет средств ФСС России осуществлялась выплата пособия по временной нетрудоспособности около 150 тыс. руб. В период временной нетрудоспособности Александр Стрельцов проходил лечение и реабилитацию в Переволоцкой районной больнице и Оренбургской областной клинической больнице.

Суд сослался на положения ст. 15 и ст. 1064 ГК и указал на то, что травма Стрельцовым была получена в результате конфликта с Александром Муравьевым, а между действиями последнего и причинением вреда здоровью Стрельцова по неосторожности имеется прямая причинная связь. Действия Стрельцова, вступившего в борьбу с Муравьевым, были спровоцированы последним, решила первая инстанция и пришла к выводу о возложении на Александра Муравьева обязанности возместить истцу причиненный вред здоровью и моральный вред.

Определяя размер подлежащего возмещению вреда, суд исходил из представленных истцом в материалы дела документов (товарных чеков), подтверждающих его расходы на приобретение лекарственных средств.

Сославшись на положения ст. 1085, 1086 ГК, п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», суд также взыскал с Муравьева в пользу Стрельцова утраченный заработок в сумме, составляющей заработную плату за весь период его временной нетрудоспособности, указав, что закон не допускает уменьшение размера возмещения вреда в виде утраченного заработка за счет назначенных потерпевшему лицу как до, так и после причинения вреда пособий и иных подобных выплат, в том числе пособия по временной нетрудоспособности, выплачиваемого за счет средств работодателя и средств ФСС РФ.

Таким образом, Переволоцкий районный суд взыскал с Александра Муравьева в пользу Александра Стрельцова утраченный заработок в размере около 165 тыс. руб., расходы на лечение в размере около 15 тыс. руб., компенсацию морального вреда в размере 20 тыс. руб., а также расходы на оплату услуг адвоката в размере 15 тыс. руб.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав на то, что утраченный заработок подлежит возмещению причинителем вреда вне зависимости от суммы выплаченного потерпевшему пособия по временной нетрудоспособности. Шестой кассационный суд общей юрисдикции оставил без изменения судебные постановления нижестоящих инстанций.

Доказательств причинения вреда ответчиком в материалах дела нет

Читайте также
КС РФ указал на недопустимость двойного взыскания налоговых недоимок
Конституционный Суд огласил постановление по делу о проверке конституционности взыскания с граждан налоговых недоимок по обязательствам юридических лиц
08 Декабря 2017 Новости

Изучив материалы дела, ВС заметил, что по смыслу Постановления КС от 8 декабря 2017 г. № 39-П и п. 11 Постановления Пленума ВС от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», а также п. 1 и 2 ст. 1064 ГК необходимыми условиями для возложения обязанности по возмещению вреда являются: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда. При этом законом установлена презумпция вины причинителя вреда, которая предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт наличия вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Суд указал, что по данному делу юридически значимыми, подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований, возражений на них и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: факт причинения вреда здоровью Александра Стрельцова действиями Александра Муравьева, противоправность действий Муравьева, причинная связь между действиями последнего и причинением вреда здоровью Стрельцова, вина Муравьева в причинении вреда здоровью Стрельцова, объем и характер возмещения вреда, причиненного здоровью Стрельцова. При этом потерпевший должен был представить доказательства, что Александр Муравьев является причинителем вреда, а также доказать размер причиненного вреда, а Муравьев, если он является причинителем вреда, должен представить доказательства отсутствия своей вины в причинении вреда Стрельцову.

Однако, указал ВС, судебные инстанции при рассмотрении исковых требований в результате неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права не определили и не установили совокупность названных обстоятельств, являющихся необходимыми условиями для возложения на Муравьева деликтной ответственности, произвольно применили ст. 56 ГПК и нарушили требования процессуального закона, касающиеся доказательств и доказывания в гражданском процессе, не оценили имеющиеся по делу доказательства, как это предписывает ст. 67 ГПК.

Верховный Суд заметил, что из протокола судебного заседания первой инстанции следует, что судом обозревались материалы проверок ОМВД России по Переволоцкому району, однако копии данных документов, на которых основаны выводы суда о причинной связи между действиями Муравьева и причинением вреда здоровью Стрельцова, в материалах дела отсутствуют, содержание имеющихся в материалах проверок документов ни в протоколе судебного заседания, ни в решении первой инстанции не отражено и не раскрыто. При таких обстоятельствах, посчитал ВС, выводы о наличии причинной связи между действиями Муравьева и причинением вреда здоровью Стрельцова, а также о том, что действия Стрельцова, вступившего в борьбу с Муравьевым, были спровоцированы последним, нельзя признать основанными на исследованных судом доказательствах.

Кроме того, указал Верховный Суд, в обоснование вывода о причинении Муравьевым вреда здоровью Стрельцова первая инстанция сослалась на заключения судебно-медицинской ситуационной экспертизы, проведенной с 28 марта по 5 апреля 2018 г., судебно-медицинской экспертизы по вопросу установления степени тяжести телесных повреждений, проведенной в период с 23 октября по 3 декабря 2018 г., и комиссионной судебно-медицинской экспертизы, имевшей место с 20 декабря по 26 декабря 2018 г. «Однако названные заключения или их копии в материалах дела также отсутствуют, а приведенные в решении суда выдержки из данных заключений относительно времени возникновения телесных повреждений у Стрельцова А.Д. и их причинах не содержат выводов о прямой причинной связи между действиями Муравьева А.Н. и полученной Стрельцовым АД. травмой, носят предположительный, вероятностный характер», – подчеркивается в определении.

Суд заметил, что, делая вывод о том, что вред здоровью Стрельцова был причинен в результате виновных действий Муравьева, первая инстанция не приняла во внимание и не дала какой-либо правовой оценки доводам, неоднократно заявлявшимся стороной ответчика, изложенным в том числе в письменных возражениях на исковое заявление и в его апелляционной жалобе. В них указывалось, что Александр Муравьев находился в доме его бывшей супруги на законных основаниях, так как был зарегистрирован в этом доме по месту жительства и в доме хранилось его имущество, в то время как Александр Стрельцов вошел в дом без разрешения, провоцировал возникновение конфликта, схватил Муравьева за руки и угрожал расправой, а Муравьев лишь защищался от этих неправомерных действий.

Не дана оценка и тому, что Стрельцов якобы сам спровоцировал конфликт и по собственной неосторожности причинил себе травму, что по материалам доследственной проверки Муравьев ударов Стрельцову в область руки не наносил. Не были проверены и не получили какой-либо правовой оценки доводы о том, что, когда между сторонами возник конфликт, Муравьев опасался за свою жизнь, поскольку достоверно знал о том, что Стрельцов был ранее судим – вступившим в законную силу приговором он был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

ВС указал, что доводы стороны ответчика при рассмотрении дела первой инстанцией по существу были проигнорированы. Кроме того, вопрос о необходимости представления доказательств, подтверждающих либо опровергающих указанные доводы, на обсуждение поставлен не был, что свидетельствует о фактическом освобождении Стрельцова от доказывания факта того, что вред его здоровью действительно был причинен действиями Муравьева, и о лишении ответчика возможности доказать отсутствие своей вины.

«При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о наличии правовых оснований для взыскания с Муравьева А.Н. в пользу Стрельцова А.Д. убытков, причиненных увечьем, утраченного заработка, компенсации морального вреда нельзя признать правомерным», – заключил ВС.

Кроме того, Суд посчитал, что при определении объема возмещения вреда, причиненного Стрельцову, и взыскании с Муравьева утраченного заработка в сумме, составляющей заработную плату Стрельцова за весь период его временной нетрудоспособности (с 19 февраля по 7 сентября 2018 г. и с 17 ноября 2018 г. по 7 февраля 2019 г.), судебными инстанциями также были допущены существенные нарушения норм материального права.

ВС указал, что из п. 1 и 2 ст. 1085 ГК, подп. «а» п. 27 Постановления Пленума № 1 следует, что лицо, причинившее вред здоровью гражданина, обязано возместить потерпевшему утраченный заработок, то есть заработок, который он имел либо определенно мог иметь. Поскольку в результате причинения вреда здоровью потерпевшего он лишается возможности осуществлять прежнюю трудовую деятельность или заниматься иными видами деятельности, между утратой потерпевшим заработка и повреждением здоровья должна быть причинно-следственная связь. Под заработком, который потерпевший имел, следует понимать тот заработок, который был у него на момент причинения вреда и который он утратил в результате причинения вреда его здоровью. Под заработком, который потерпевший определенно мог иметь, следует понимать те доходы, которые при прочих обстоятельствах совершенно точно могли бы быть получены потерпевшим, но не были получены в результате причинения вреда его здоровью. При этом доказательства, подтверждающие размер причиненного вреда, в данном случае доказательства утраты заработка (дохода), должен представить потерпевший.

Верховный Суд сослался на п. 1 и 2 ст. 1086 ГК, а также п. 28 Постановления № 1 и указал, что размер утраченного потерпевшим заработка определяется в процентах к его среднему месячному заработку по выбору потерпевшего – до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им профессиональной трудоспособности, и соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности – до утраты общей трудоспособности и соответствующих степени утраты общей трудоспособности. Степень утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего определяется учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы, степень утраты общей трудоспособности – судебно-медицинской экспертизой в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения. При определении состава утраченного заработка для расчета размера подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка за период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие.

ВС указал, что приведенное правовое регулирование, в том числе нормы ст. 1085 и 1086 ГК по определению размера утраченного потерпевшим заработка в их взаимосвязи, и разъяснения Пленума ВС применены неправильно, а потому вывод судебных инстанций об удовлетворении требований Стрельцова о взыскании с Муравьева утраченного заработка нельзя признать основанным на законе.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Переволоцкий районный суд Оренбургской области.

Эксперты согласились с выводами ВС

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов указал, что ВС просто разобрал полностью состав деликта. «Это очередное дело, которое удивительным образом вообще “дошло” до ВС, так как должно было быть разрешено аналогичным образом еще в суде первой инстанции», – отметил адвокат. Он обратил внимание на то, что подобные дела часто рассматриваются в судах общей юрисдикции, и суды всегда исходят из установления всего состава деликта, а при отсутствии хотя бы одного элемента – отказывают в удовлетворении требований.

Адвокат отметил, что Верховный Суд глубоко погрузился в исследование доказательств, сделав выводы о недоказанности обстоятельств. «Это очень несвойственно ВС, так как в подавляющем большинстве случаев Суд указывает, что не вправе вмешиваться в оценку доказательств», – подчеркнул Александр Немов.

Адвокат КА МКА «СЕД ЛЕКС» Валерия Аршинова указала, что с учетом изложенных в определении Верховного Суда обстоятельств дела решение об отмене судебных актов видится правильным, поскольку уголовное дело не было возбуждено в отношении Александра Муравьева, а иных доказательств причинно-следственной связи между его действиями и вредом здоровью в материалах дела не содержится. «Верховный Суд не всегда так детально изучает дело. То, что он истребовал материалы дела и отменил судебные акты, действительно можно назвать успехом», – заметила адвокат.

Она добавила, что определение может быть полезно для практикующих юристов в связи с четким разъяснением порядка расчета утраченного заработка.

Рассказать: