×

ВС: Уголовное преследование ответчика еще не означает доказанность его вины в банкротном деле

Как пояснил Суд, сама по себе ссылка на наличие уголовного дела в отношении бывшего председателя совета директоров банка не могла ни подтвердить, ни опровергнуть его причастность к выдаче заемщику заведомо невозвратного кредита
По мнению одного эксперта «АГ», основной проблемой, затронутой в определении ВС, является то, имеет ли право суд апелляционной инстанции при вынесении судебного акта учесть приговор по уголовному делу как имеющий преюдициальное значение, если он был вынесен уже после принятия решения арбитражным судом первой инстанции. Другой полагает, что в подобной ситуации судам следует приостанавливать производство в отношении такого ответчика до вступления в законную силу приговора.

6 октября Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС19-18598 (18) по делу № А56-94386/2018, в котором исследовал вопрос о допустимости при рассмотрении банкротного дела принимать во внимание не вступивший в силу приговор в отношении ответчика. Ранее «АГ» уже писала об этом арбитражном деле в контексте взыскания убытков с руководства банка-банкрота.

Читайте также
ВС пояснил нюансы выявления притворности цепочки сделок по отчуждению активов
Верховный Суд указал, что при рассмотрении таких споров судам нельзя сосредоточивать свою аргументацию исключительно на существовании преюдициального решения
31 Июля 2020 Новости

Андрей Карпов, которому принадлежало 24,15% акций АО «Банк Советский», возглавлял правление кредитной организации с мая 2009 г. по декабрь 2015 г. и некоторое время входил в состав директоров. Виктория Вашкулат была членом правления банка с 2011-го по 2015 г., аналогичный пост занимала главный бухгалтер банка Людмила Дьячук. Глеб Шахов владел 6,09% акций, был членом правления банка и заместителем председателя правления в 2011–2015 гг. В свою очередь, Станислав Митрушин исполнял обязанности председателя совета директоров кредитной организации в течение нескольких месяцев в 2015 г.

В марте 2012 г. банк предоставил кредит на 160 млн руб. обществу «УниверсалЛизинг» сроком на 5 лет под залог имущественных прав. В том же году был выдан кредит гражданину В. в размере 10 млн руб. В декабре 2013 г. кредит на 250 млн руб. со сроком погашения в три года получило ООО «Аркада».

Впоследствии «Банк Советский» подвергся процедуре банкротства, в связи с чем его конкурсный управляющий – «Агентство по страхованию вкладов» – обратился в суд с заявлением о взыскании свыше 5 млрд руб. с ряда физлиц, включая перечисленных выше граждан. В отношении них было выделено отдельное производство, в котором АСВ предъявило требование о взыскании убытков на 304 млн руб. По мнению Агентства, выдача спорных кредитов, которые не были возвращены банку, была совершена при наличии признаков недобросовестности и неразумности в действиях ответчиков, входивших в органы управления кредитной организации-банкрота.

Первая инстанция взыскала с Андрея Карпова и Станислава Митрушина 249,5 млн руб., отказав в остальной части требований. В своем решении суд со ссылкой на приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга по делу № 1-1278/2019 в отношении Андрея Карпова отметил, что документы о платежеспособности общества «Аркада» были сфальсифицированы, имела место выдача заведомо невозвратного кредита, о чем Карпов знал. Первая инстанция добавила, что в рамках иного уголовного дела было предъявлено обвинение по этому же эпизоду Станиславу Митрушину.

Впоследствии апелляция отменила решение нижестоящего суда в этой части, оставив без изменения остальную его часть. Апелляционный суд счел, что АСВ не доказало факт того, что кредит выдавался обществу «Аркада» как заведомо невозвратный и что действия органов управления банка по заключению кредитного договора причинили убытки кредитной организации. Апелляция добавила, что платежеспособность обществ «Аркада» и «УниверсалЛизинг», а также гражданина В. на момент выдачи кредита позволяла им обслуживать кредит. Одобряя выдачу кредитов, члены кредитного комитета не могли предполагать возникновение у должников признаков неплатежеспособности спустя определенное время.

Апелляционный суд также указал на необоснованность ссылки первой инстанции на приговор Выборгского районного суда, поскольку последний был вынесен после объявления судом первой инстанции резолютивной части определения. Впоследствии кассация поддержала позицию апелляции, дополнительно отметив, что благодаря приговору был удовлетворен гражданский иск АСВ о взыскании с Андрея Карпова ущерба, причиненного банку, поэтому привлечение его к ответственности в виде взыскания убытков приведет к повторному взысканию.

Рассмотрев кассационную жалобу АСВ, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что на момент рассмотрения обособленного спора в апелляции приговор в отношении Андрея Карпова вступил в законную силу и, следовательно, не мог быть проигнорирован ею.

«Исправляя ошибку суда первой инстанции, апелляционный суд создал ситуацию правовой неопределенности, когда, с одной стороны, существует вступивший в силу приговор об умышленном заключении Андреем Карповым в том числе с обществом “Аркада” сделок по выдаче заведомо невозвратных кредитов, а с другой – в обжалуемом постановлении апелляционного суда указано на отсутствие оснований полагать, что кредит обществу “Аркада” выдавался как заведомо невозвратный. В то же время следует признать ошибочными и выводы суда первой инстанции в части, касающейся Станислава Митрушина. Привлекая его к ответственности, суд отметил, что в рамках иного уголовного дела Митрушину предъявлено обвинение по этому же эпизоду (кредит обществу “Аркада”), в связи с чем имеются основания для привлечения его к ответственности, солидарной с Андреем Карповым», – отмечено в определении Верховного Суда.

Вместе с тем, заметил ВС, наличие уголовного дела в отношении ответчика еще не означает доказанность его вины. В отсутствие вступившего в законную силу приговора по уголовному делу у суда в рамках арбитражного процесса отсутствуют основания для признания доказанными обстоятельств, указанных в ч. 4 ст. 69 АПК. Ссылка же на наличие уголовного дела не могла ни подтвердить, ни опровергнуть причастность Митрушина к выдаче обществу «Аркада» заведомо невозвратного кредита. «Для правомерного суждения о наличии его вины необходимо было исследовать доводы истца о недобросовестности или неразумности поведения ответчика по существу. Без исследования таких доводов любые выводы в отношении данного вопроса являются преждевременными. Помимо этого необходимо отметить, что требования в настоящем обособленном споре заявлены не только к Андрею Карпову и Станиславу Митрушину, но и к Виктории Вашкулат, Людмиле Дьячук, Дмитрию Филатову и Глебу Шахову», – подчеркнул Суд в своем определении.

Он также назвал ошибочной ссылку окружного суда на то, что приговором удовлетворен гражданский иск АСВ о взыскании с Андрея Карпова ущерба, причиненного банку. «Данным приговором гражданский иск признан по праву, что, однако, не означает рассмотрение такого иска по существу и, тем более, его удовлетворения», – заметил Верховный Суд, который отменил судебные акты апелляции и кассации, вернув дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Анна Васильева отметила, что основной проблемой, затронутой в определении ВС, является то, имеет ли право суд апелляционной инстанции при вынесении судебного акта учесть приговор суда по уголовному делу как имеющий преюдициальное значение, если последний был вынесен уже после принятия решения судом первой инстанции. Имела ли право апелляция учесть такой приговор или судебные акты надлежало пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам?

«Судебная коллегия заняла позицию, согласно которой суд апелляционной инстанции был обязан при вынесении судебного акта учитывать наличие вступившего в силу приговора по уголовному делу. В АПК закреплено, что установленные вступившим в законную силу приговором по уголовному делу преступные деяния относятся к вновь открывшимся обстоятельствам (п. 3 ч. 2 ст. 311 Кодекса). Кассационный суд в рамках рассматриваемого спора указал на то, что с учетом вступления приговора в законную силу после вынесения решения судом первой инстанции судебный акт надлежало пересматривать именно по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако в рассматриваемом случае ситуация осложняется тем, что в решении по делу суд первой инстанции уже сослался на приговор. По моему мнению, суд первой инстанции в любом случае не мог ссылаться на приговор по уголовному делу, поскольку вопрос о применении преюдиции не выносился на обсуждение сторон», – полагает Анна Васильева.

Эксперт также задалась вопросом: мог ли апелляционный суд при вынесении решения проигнорировать наличие вступившего в законную силу приговора? «АПК установлено, что апелляционный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело (ч. 1 ст. 268 Кодекса). По существу позиция Верховного Суда является верной, и апелляционный суд не мог не учесть наличие приговора по уголовному делу с учетом того, что ему в любом случае было известно о нем из решения суда первой инстанции», – заключила юрист.

Анна Васильева добавила, что правила АПК РФ позволяют апелляционному суду принимать дополнительные доказательства, только если сторона обосновала невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от стороны. «Приговора на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции не существовало. Существует позиция, поддерживаемая теорией и практикой, о том, что документы, появившиеся уже после принятия решения судом первой инстанции, не могут быть приняты судом апелляционной инстанции. Таким образом, позиция Верховного Суда РФ указывает на проблемы принятия дополнительных доказательств апелляционными судами и является скорее исключением из правил, поэтому она не должна рассматриваться как позволяющая судам принимать любые дополнительные доказательства в апелляционном суде. В противном случае роль апелляционного суда будет сведена к роли суда первой инстанции, и стороны не будут стремиться в полной мере выполнить бремя доказывания при рассмотрении дела в суде первой инстанции», – резюмировала эксперт.

Член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов полагает, что ВС акцентирует внимание на необходимости правильного применения судами положений ч. 4 ст. 69 АПК РФ. «Полагаю, что в подобной ситуации для исключения создания вышеуказанной правовой неопределенности судам следует на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ приостанавливать производство в отношении такого ответчика до вступления в законную силу приговора в отношении него по соответствующему уголовному делу», – полагает он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика