×

ВС: включение в реестр недобросовестных поставщиков возможно и за пределами срока действия контракта

Как пояснил Суд, окончание срока действия контракта не освобождает стороны от ответственности за его нарушение и не может исключать возможность включения сведений о недобросовестном поставщике в соответствующий реестр
Эксперты «АГ» неоднозначно оценили определение. Одна из них отметила, что ранее в судебной практике отсутствовала единая позиция по указанному вопросу, поэтому определение ВС РФ внесет правовую определенность при решении вопроса о включении информации о поставщиках в РНП, а также поможет выработать единообразный подход при рассмотрении судами аналогичных дел. Другой подчеркнул важность того, чтобы антимонопольные органы правильно трактовали позицию Верховного Суда и учитывали, что не любое отклонение от контракта является нарушением поставщика. Третий высказал опасение, что сформулированные ВС подходы при их буквальном применении способны достаточно негативно повлиять на правоприменительную практику, которая в настоящее время более склонна к поиску индивидуальных решений и баланса интересов.

11 марта Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС19-23241 по делу об оспаривании администрацией муниципалитета отказа антимонопольного органа включить в реестр недобросовестных поставщиков ее контрагента, допустившего невыполнение контрактных работ.

18 декабря 2017 г. администрация Темрюкского городского поселения Темрюкского района (заказчик) заключила с ООО «Пластсервис» (подрядчик) муниципальный контракт на капремонт напорного водовода по итогам электронного аукциона. Стоимость работ составила 2,8 млн руб., срок контракта заканчивался 29 декабря, за исключением обязательств по оплате, которые зависели от полного исполнения контрактных обязательств.

В ходе исполнения сделки администрация неоднократно требовала от общества проведения работ в установленный срок путем направления соответствующих писем. В свою очередь, подрядчик просил заказчика перенести сроки работ в связи с задержкой производства необходимого оборудования заводом-изготовителем. В июне 2018 г. ООО «Пластсервис» уведомило администрацию о предполагаемой сдаче контрактных работ, но ввиду неисполнения им своих обязательств уже в следующем месяце заказчик отказался от исполнения муниципального контракта. 

Впоследствии администрация направила в адрес УФАС по Краснодарскому краю информацию о подрядчике для включения его в реестр недобросовестных поставщиков, ссылаясь на несоблюдение сроков выполнения работ и принятое заказчиком в связи с этим решение о расторжении договора. Тем не менее антимонопольный орган не исполнил просьбу муниципалитета под предлогом того, что к моменту принятия решения об одностороннем отказе от контракта последний уже прекратил свое действие.

В дальнейшем администрация оспорила решение регионального УФАС в арбитражном суде, но три судебные инстанции признали отказ законным. Они указали, что гражданское законодательство не допускает возможность расторжения договора, срок действия которого истек, следовательно, отказ во внесении сведений об обществе в реестр недобросовестных поставщиков был правомерным.

В кассационной жалобе в Верховный Суд администрация Темрюкского городского поселения просила отменить судебные акты нижестоящих инстанций, ссылаясь на существенные нарушения норм материального права.

После изучения материалов дела № А32-47028/201 и анализа судебной практики Верховный Суд отметил, что ведение реестра недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) является одним из средств, позволяющих заказчикам обеспечить реализацию закрепленного в Законе о контрактной системе принципа ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективность осуществления закупок. Соответственно, необоснованный отказ антимонопольного органа во включении участников закупок в такой реестр прямым образом затрагивает права заказчика, поскольку участие таких лиц в последующих закупках не позволит ему с оптимальными издержками добиться «заданных результатов», приведет к неэффективному использованию бюджетных средств и нарушению конкуренции. Именно такой вывод содержится в п. 42 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.), о котором ранее писала «АГ».

Читайте также
Госзакупки под контролем
Верховный Суд представил Обзор судебной практики по применению законодательства в сфере госзакупок
05 Июля 2017 Новости

Высшая судебная инстанция подчеркнула, что решение вопроса о включении (отказе во включении) сведений в реестр недобросовестных поставщиков не является предметом усмотрения антимонопольного органа, так как ведение данного реестра должно обеспечивать реализацию вышеуказанного публичного интереса. Так, одним из оснований для включения сведений о поставщиках (подрядчиках, исполнителях) в реестр является существенное нарушение ими условий контрактов, приведшее к расторжению контракта на основании решения суда или вследствие одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта.

Верховный Суд также перечислил обязанности антимонопольного органа, который должен проверить, имел ли место факт неисполнения (ненадлежащего) исполнения своих обязательств поставщиком и является ли существенным такое нарушение. Сам по себе отказ заказчика от исполнения контракта не имеет как такового значения для включения сведений в реестр недобросовестных поставщиков, а выступает поводом для передачи сведений о допущенных нарушениях уполномоченному органу. При этом само по себе окончание срока действия государственного (муниципального) контракта не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность включения сведений о недобросовестном поставщике в реестр, поскольку в силу п. 4 ст. 425 ГК окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. 

«Противоположный подход к толкованию положений Закона о контрактной системе, занятый судами, носит формальный характер и противоречит публично-правовым целям ведения реестра недобросовестных поставщиков, позволяя поставщикам, сорвавшим выполнение государственного (муниципального) контракта, сохранять право на участие в закупочных процедурах, ставя под угрозу удовлетворение государственных (муниципальных) нужд в будущем, затрудняя формирование должной конкурентной среды», – отмечено в определении. 

Следовательно, тот факт, что отказ от исполнения муниципального контракта совершен администрацией после окончания срока действия контракта, не мог служить основанием для отказа антимонопольного органа во включении сведений о подрядчике в реестр недобросовестных поставщиков. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и признал недействительным решение антимонопольного органа.

Руководитель направления «Госзакупки: сопровождение и споры» АБ КИАП Максим Бузин отметил, что вопросы ведения реестра недобросовестных поставщиков традиционно являются одними из наиболее спорных в сфере закупок. «Рассматриваемый случай, при всей простоте фактических обстоятельств, свидетельствует о наличии серьезных проблем правоприменительного свойства. При этом критической оценки заслуживают как первоначальное решение антимонопольного органа, так и позиция Верховного Суда», – полагает он. 

Как отметил эксперт, согласно правилам ведения реестра антимонопольный орган обязан проверять соблюдение заказчиком определенных процедурных требований, а также фактическую недобросовестность исполнителя. «В рассматриваемом случае антимонопольный орган дал оценку исключительно гражданско-правовым обстоятельствам, не уделив никакого внимания вопросам своей компетенции. Необходимо учитывать, что признать отказ от исполнения контракта незаконным вправе только суд. Поэтому антимонопольный орган своим решением создал правовую коллизию, при которой отказ от исполнения контракта сохранил свою юридическую силу, однако предусмотренные законом последствия в виде включения подрядчика в реестр не наступили», – считает Максим Бузин. 

Он отметил, что ВС, по существу, правильно отменил не мотивированное надлежащим образом решение антимонопольного органа, но вместе с тем ряд выводов Суда также является спорным. «Рассматривая ведение реестра с точки зрения публичных интересов, ВС РФ “запретил” уполномоченному органу при принятии решений руководствоваться собственным усмотрением. Подобный подход прямо противоречит правилам ведения реестра, согласно которым антимонопольный орган обязан проверить наличие фактов, свидетельствующих о недобросовестности исполнителя – то есть оценить его поведение. В отсутствие такой оценки процедура включения в реестр носила бы сугубо заявительный характер. Следует понимать, что включение в реестр, по сути, является дисквалификацией, поэтому применение строго формального подхода способно привести к резкому сокращению числа участников закупок и ограничению конкуренции. В свою очередь, обеспечение конкуренции также является публичным интересом», – полагает эксперт. 

По мнению Максима Бузина, Верховный Суд, квалифицируя включение в реестр как меру ответственности, не учел, что применение ответственности предусматривает также определение степени вины сторон. «Представляется, что именно на реализацию данного принципа направлена предусмотренная правилами ведения реестра оценка недобросовестности. Позиция же Суда полностью исключает такую оценку, представляя собой жесткий и экономически не оправданный вариант регулирования. Сформулированные ВС подходы при их буквальном применении способны достаточно негативно повлиять на правоприменительную практику, которая в настоящее время более склонна к поиску индивидуальных решений и баланса интересов», – резюмировал эксперт.

Адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Тамодлин полагает, что в правовой позиции ВС РФ заложены два важных аспекта. «Судебная коллегия правильно указала, что, рассматривая вопрос о включении в реестр недобросовестных поставщиков, антимонопольные органы должны руководствоваться смыслом этой меры. Реестр – средство, повышающее эффективность удовлетворения заказчиками государственных или муниципальных нужд, с его помощью от участия в закупках отсекаются лица, которые не исполнили контракт. Далее коллегия отметила, что для достижения целей ведения реестра недобросовестных поставщиков контролирующим органам следует устанавливать нарушение обязательства и его существенность, оценивать обстоятельства, которые не влияют на исполнение обязательств, не надо», – отметил он.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле все было наоборот. «Антимонопольный орган и суды трех инстанций дали оценку отказу заказчика от контракта – хотя совсем не это вызвало нарушение подрядчиком исполнения обязательств, – и не стали выяснять характер и существенность нарушений подрядчика. Неудивительно, что судебные акты отменены, а решение органа признано незаконным. При этом определение ВС РФ содержит опасный момент: коллегия Суда указала, что решение вопроса о включении (отказе во включении) сведений в реестр недобросовестных поставщиков не является предметом усмотрения уполномоченного органа. Это означает, что, если антимонопольный орган установит нарушение контрактных обязательств и признает его существенным, он обязан включить поставщика в реестр», – отметил Александр Тамодлин. 

Адвокат подчеркнул важность того, чтобы антимонопольные органы правильно трактовали позицию Верховного Суда и учитывали, что не любое отклонение от контракта является нарушением поставщика. «Например, просрочка может быть вызвана неготовностью заказчика к приемке, и не любое нарушение существенно», – полагает эксперт.

Юрист коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX Алина Зайцева считает, что ранее в судебной практике отсутствовала единая позиция по указанному вопросу. «Так, например, при рассмотрении дел № А40-205712/16, А40-74482/2016, А33-17291/2016 суды придерживались аналогичной позиции, обращая внимание, что положения Закона № 44-ФЗ допускают расторжение госконтракта вне зависимости от срока его действия в случае, если на момент принятия заказчиком соответствующего решения обязательства со стороны поставщика исполнены не были. При этом в рамках рассмотрения дел № А75-17934/2018, А75-17935/2018, А32-13305/2015 судами была высказана противоположная позиция. В частности, суды посчитали правомерным вывод антимонопольного органа об отсутствии оснований для включения сведений о поставщике в РНП, поскольку односторонний отказ от контракта заявлен заказчиком за пределами срока его действия», – отметила она.

По мнению эксперта, в рассматриваемом случае Верховный Суд правомерно обратил внимание на недопустимость формального подхода при решении вопроса о включении сведений о поставщике в РНП и необходимость принятия соответствующего решения только по результатам проверки сведений и документов о допущенных поставщиком нарушениях, что в полной мере согласуется с положениями Закона № 44-ФЗ и Правилами ведения реестра недобросовестных поставщиков. «Позиция ВС поможет внести правовую определенность при решении вопроса о включении информации о поставщиках в РНП, а также выработать судебными органами единообразный подход при рассмотрении аналогичных дел», – резюмировала Алина Зайцева.

Рассказать: