×

Защита добилась оправдания с правом на реабилитацию по уголовному делу частного обвинения

Суд разбирался в деле, обвиняемый по которому ранее был признан потерпевшим по уголовному делу в отношении частного обвинителя, являвшегося адвокатом
Фото: «Адвокатская газета»
Защитник оправданного Мария Равич рассказала «АГ» о подробностях данного дела и о том, как ей удалось убедить суд в невиновности ее подзащитного и добиться признания за ним права на реабилитацию.

30 марта мировой суд в Санкт-Петербурге вынес оправдательный приговор по уголовному делу частного обвинения об умышленном причинении легкого вреда здоровью. При этом обвиняемый по данному делу Я. ранее был признан потерпевшим по аналогичному уголовному делу, обвиняемым по которому был как раз частный обвинитель В., который при этом является адвокатом.

Как рассказала «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Мария Равич, защищавшая Я., причиной судебных разбирательств стала следующая ситуация. В 2014 г. на улице между случайно встретившимися В. и Я., которые уже были знакомы, возник конфликт на почве личных неприязненных отношений, который перерос в драку. Впоследствии у обоих были зафиксированы телесные повреждения, признанные легким вредом здоровью.

Поскольку В. являлся адвокатом, а Я. был ранее судимым, эта история получила широкую огласку. В результате в отношении В. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, в дальнейшем переквалифицированое на ч. 1 ст. 115 УК РФ. При этом сам адвокат тогда же обращался с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Я., однако добиться этого ему не удалось.

Уголовное дело в отношении адвоката В. расследовалось на протяжении года, в течение которого следствием был собран ряд доказательств его вины в причинении вреда здоровью Я., среди которых были и показания свидетелей, поддержавших потерпевшего.

В этот период В. не сообщал следствию об имевшихся у него очевидцах конфликта, а в июне 2015 г. он заявил ходатайство о прекращении дела вследствие акта об амнистии, которое было удовлетворено следователем.

Сразу после этого адвокат В. подал в суд заявление частного обвинения о привлечении Я. к уголовной ответственности за умышленное причинение легкого вреда здоровью по ч. 1 ст. 115 УК РФ, а в качестве доказательств приложил 29 листов заключений обследований у врачей и попросил пригласить 6 свидетелей происшествия, которые подтвердили его версию событий. При этом каких-либо деталей происшествия в заявлении приведено не было.

В октябре 2016 г. мировой судья вынес обвинительный приговор в отношении Я., который был обжалован его защитниками. В апелляционной жалобе они отмечали, что Я. был лишен гарантий, предусмотренных п. “а”, “b”, “d” ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающих, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления как минимум вправе быть незамедлительно и подробно уведомлен о характере предъявленного обвинения, иметь достаточное время для подачи подготовки к своей защите и допрашивать показывающих против него свидетелей на тех же условиях, что и обвинение.

Кроме того, защита отметила: является известным фактом, что умысел предполагает направленность действия виновного на достижение преступного результата, а телесные повреждения, возникшие в результате самообороны или неосторожности, не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 115 УК РФ. Также в жалобе было указано, что при назначении судебно-медицинской экспертизы суд не обратил внимания на обоснованную точку зрения защиты о наличии уголовного дела, возбужденного в отношении В., прекращенного по ходатайству последнего на основании акта об амнистии. Это, по мнению защиты Я., подтверждало версию, что тот оборонялся при избиении, а не наоборот.

В жалобе также подчеркивалось, что судом при вынесении обвинительного приговора были нарушены нормы уголовного процессуального права, в частности ст. 318 и 319 УПК РФ, которыми предусмотрено обязательное указание обстоятельств совершения преступления с указанием перечня доказательств, подтверждающих предъявленное обвинение. Апелляция удовлетворила жалобу, и в результате дело было направлено на новое рассмотрение.

21 июня 2017 г. мировым судьей иного судебного участка было вынесено постановление о прекращении уголовного дела ввиду отсутствия состава преступления, так как частный обвинитель не явился в суд. Впоследствии Московский районный суд Санкт-Петербурга счел, что одна неявка потерпевшего не дает суду оснований для применения ч. 3 ст. 249 УПК РФ. Дело было вновь возвращено на новое рассмотрение.

При рассмотрении дела в третий раз В. просил провести новую судебно-медицинскую экспертизу, но суд первой инстанции отклонил эти требования. В свою очередь сторона защиты Я. обосновывала свою позицию результатами ранее собранных доказательств по уголовному делу против адвоката. Судом был постановлен оправдательный приговор с признанием права на реабилитацию. С момента возникновения конфликта к этому времени прошло почти 4 года.

Мария Равич сообщила «АГ», что добиться оправдания помогла, прежде всего, тщательная работа с доказательствами обвинения: «При анализе материалов дела представить суду альтернативную версию произошедшего и убедить в ней можно, руководствуясь уже представленными доказательствами обвинения и толкуя их в свою пользу».

Известно, что по делам частного обвинения право подсудимого на реабилитацию отсутствует, ведь необоснованное обвинение исходит не от государства, а от частного лица. Мария Равич пояснила, что данное дело стало исключением потому, что Я. уже был незаконно осужден приговором суда и в дальнейшем была исправлена судебная ошибка. В результате суд признал за Я. право требовать от государства полного восстановления его нарушенных прав.

Читайте также
О споре адвоката и ранее судимого из-за дела чести
Главная цель защиты – дать возможность суду применить презумпцию невиновности
20 Апреля 2018 Мнения

«Этот процесс еще раз подтвердил наше глубокое убеждение в том, что главная цель защиты в уголовном процессе – представить суду иную, альтернативную версию произошедших событий; убедить суд в том, что предъявленное обвинение – не единственный вариант развития событий, что даст возможность суду применить основной принцип уголовного судопроизводства – презумпцию невиновности. Что и было сделано в этом уголовном деле», – заключила Мария Равич.

Рассказать: