×

Защита добилась прекращения уголовного дела, воспользовавшись грубой ошибкой следствия

Суд прекратил дело, поскольку в нем имелось неотмененное постановление о прекращении уголовного преследования в отношении подсудимого, вынесенное до предъявления ему обвинения
Адвокаты Геннадий Гаплевский и Борис Золотухни в комментарии «АГ» рассказали, что специально не обжаловали возобновление уголовного дела в отношении их подзащитного, чтобы использовать эту ошибку следствия в суде. При этом они сообщили, что сейчас рассматривается вопрос обжалования постановления суда о прекращении дела, с тем чтобы по делу был вынесен оправдательный приговор. По словам Бориса Золотухина, судья также вынес два частных постановления в отношении прокурора и руководителя следственного органа в связи с незаконным привлечением их доверителя к уголовной ответственности.

26 февраля Борисовский районный суд Белгородской области вынес постановление (имеется у «АГ») о прекращении уголовного дела по ст. 111 УК РФ из-за грубых процессуальных нарушений, допущенных следствием.

Адвокаты АП Белгородской области Геннадий Гаплевский и Борис Золотухин, защищавшие подсудимого, рассказали «АГ» об избранной ими тактике защиты, позволившей использовать ошибки следствия против него самого.

Следствие колебалось в том, в отношении кого возбудить дело

26 мая 2017 г. в селе Горянка Борисовского района Белгородской области произошла драка между жителем села Павлом Якимовым и неизвестным лицом, в результате которой Якимов получил перелом правой большеберцовой кости и иные травмы. Полученные им повреждения стали причиной тромбоэмболии легочной артерии, в результате чего он скончался в больнице спустя две недели после инцидента.

13 июля правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении Сергея Ушакова по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ. По версии следствия, именно он участвовал в драке с Якимовым и умышленно причинил ему тяжкий вред здоровью. Исходя из материалов дела свидетелем драки стал коллега Ушакова Евгений Диденко.

18 апреля 2018 г. старший следователь Борисовского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Белгородской области своим постановлением (имеется у «АГ») прекратил уголовное дело в отношении Ушакова в связи с непричастностью подозреваемого к совершению преступления. При этом расследование уголовного дела продолжилось, но подозреваемым по нему уже стал Евгений Диденко.

Уже на следующий день Диденко было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ. По версии следствия, в день совершения преступления обвиняемый находился рядом с домом потерпевшего и был очевидцем его словесной перепалки с Сергеем Ушаковым. По мнению следственного органа, Павел Якимов попытался нанести удар металлической трубой Ушакову, но тот выбил орудие и оно упало на землю, не причинив тому вреда. Далее Евгений Диденко поднял трубу, поскольку у него возник преступный умысел на причинение тяжкого вреда Якимову, которому вечером того же дня он нанес несколько ударов, причинив травмы, повлекшие его смерть.

Тем не менее 9 июля 2018 г. руководитель следственного органа отменил постановления старшего следователя от 18 и 19 апреля, прекратив уголовное преследование Евгения Диденко по ч. 4 ст. 111 УК РФ (документ имеется у «АГ»). В постановлении было указано, что решение о прекращении уголовного дела в отношении Ушакова было преждевременным, а решение о продолжении уголовного преследования Диденко – необоснованным. В отношении Сергея Ушакова вновь возбудили уголовное дело, но 14 августа оно также было прекращено за отсутствием состава преступления.

В тот же день следствие выделило в отдельное производство материалы дела о признаках преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ст. 109, п «з». ч. 2 ст. 111, ч. 4 ст. 114, ч. 1 ст. 118 УПК РФ. Спустя два дня по факту смерти Якимова было возбуждено уголовное дело по ст. 109 УК РФ, предусматривающей ответственность за причинение смерти по неосторожности (соответствующее постановление имеется у «АГ»).

Дело ушло в суд, но тот прекратил его из-за процессуальных нарушений

6 ноября 2018 г. уголовное дело было переквалифицировано на п «з». ч. 2 ст. 111 УК РФ, поскольку Павел Якимов не обращался за медицинской помощью к травматологу после нападения на него и в последующие дни, как ему было рекомендовано медиками при оказании неотложной помощи. Пострадавший обратился в больницу лишь спустя 10 дней после получения травмы. «Таким образом, в действиях неустановленного лица отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 109 УК РФ, так как между действиями неустановленного лица и наступлением смерти Павла Якимова отсутствует прямая юридическая причинно-следственная связь», – отмечалось в документе.

30 мая 2019 г. Евгению Диденко вновь предъявили обвинение. В обвинительном заключении (есть у «АГ») отмечалось, что он умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

Уголовное дело поступило в Борисовский районный суд Белгородской области. В ходе судебного процесса обвиняемый не признал вину, настаивая на том, что драка произошла между потерпевшим и Ушаковым, а он просто стоял в стороне и не наносил ударов потерпевшему.

Защитники подсудимого просили суд оправдать его в связи с недоказанностью его вины в причинении Якимову телесных повреждений. Кроме того, они обратили внимание суда на то, что в деле имеется неотмененное постановление руководителя СО Борисовского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Белгородской области от 9 июля 2018 г. о прекращении уголовного преследования в отношении Диденко.

После изучения материалов дела суд согласился с доводом защиты о том, что уголовное преследование подсудимого, предъявление ему обвинения 30 мая 2019 г., проведение с ним следственных и процессуальных действий осуществлялись при наличии неотмененного постановления о прекращении уголовного дела в отношении него по тому же факту.

«Это обстоятельство в силу п. 5 ст. 27, ч. 1 ст. 254 УПК РФ является основанием для прекращения производства по уголовному делу в отношении Евгения Диденко. С учетом изложенного суд не дает оценку исследованным в судебном заседании доказательствам, представленным стороной обвинения в подтверждение вины подсудимого в совершении преступления и стороны защиты в подтверждение его невиновности. На основании п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ в связи с прекращением производства по делу за Диденко следует признать право на реабилитацию», – отмечено в судебном постановлении.

Адвокаты рассказали об избранной ими тактике

В комментарии «АГ» адвокат Геннадий Гаплевский сообщил, что в апреле 2018 г. стал защитником Евгения Диденко по назначению органа следствия, но после вступления в дело заключил со своим подзащитным соглашение. В дальнейшем, на стадии предварительного расследования в дело также вступил Борис Золотухин.

«Я доволен прекращением уголовного дела, оно длилось очень много времени, мой доверитель был на подписке о невыезде, а следствие неоднократно пыталось заключить его под стражу, – рассказал Геннадий Гаплевский. – Основная ошибка следствия, на мой взгляд, заключается в процессуальном нарушении, когда сначала правоохранительный орган выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного гражданина, а затем – постановление о выделении дела в отдельное производство с регистрацией этих материалов и продолжает такое преследование того же лица».

По словам адвоката, защита специально не обжаловала факт возобновления уголовного дела в отношении их подзащитного в рамках ст. 125 УПК РФ при наличии неотмененного постановления о прекращении его уголовного преследования. «Этим мы намеревались прекратить уголовное дело в суде, что и в итоге получилось. Несмотря на факт прекращения уголовного дела, мы бы хотели добиться вынесения оправдательного приговора в отношении Евгения Диденко, так как в рамках судебного разбирательства никто из свидетелей обвинения не подтвердил факт его причастности к преступлению. Кроме того, в суде эксперты не пояснили характер причиненных травм, в а самом уголовном деле нет никаких доказательств, свидетельствующих о виновности подсудимого. Очень рад плодотворному сотрудничеству с Борисом Золотухиным, у нас получился замечательный и эффективный тандем по защите нашего доверителя», – рассказал Геннадий Гаплевский.

В свою очередь Борис Золотухин отметил, что рассматриваемый случай наглядно иллюстрирует, какие действия следствия стоит обжаловать в рамках ст. 125 УПК РФ, а какие – нет. «Сначала защита доказала, что потерпевший своевременно не обратился за медицинской помощью, поэтому нет оснований для привлечения к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 111 УК РФ. С медицинской точки зрения, покойный выжил бы, если бы ему оказали качественную медицинскую помощь. Мы бы могли обжаловать постановление следователя о возобновлении уголовного преследования подзащитного, но не стали этого делать, так как данная ошибка следствия была очень ценной и ее не нужно было “выпячивать” слишком рано. В настоящее время защита рассматривает возможность подачи жалобы на судебное постановление о прекращении дела, так как наш подзащитный должен быть оправдан в суде», – пояснил он.

Адвокат добавил, что помимо прекращения уголовного дела судья также вынес два частных постановления в адрес прокурора и руководителя следственного органа. «Предполагаю, что речь в данных документах идет о незаконном привлечении правоохранительными органами к уголовной ответственности Диденко после вынесения постановления о прекращении его уголовного преследования», – подчеркнул Борис Золотухин.

Рассказать: