×

Защита с упором на право выражения политического мнения

Спустя почти три года дело об экстремизме переквалифицировали на оскорбление представителей власти
Защитник из Международной правозащитной группы «Агора» Виталий Черкасов рассказал «АГ» об обстоятельствах дела. В частности, он высказал мнение, что в данном случае имеет место искусственное создание обвинительной конструкции.

15 января в Санкт-Петербурге Следственный комитет предъявил обвинение экологу Дине Гариной, которая ранее обвинялась в возбуждении ненависти в отношении социальной группы «сотрудники Центра по противодействию экстремизму» (ч. 1 ст. 282 УК РФ). Сейчас обвинение переквалифицировали на оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ).

Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Виталий Черкасов, защищающий активистку, сообщил «АГ», что действия, которые инкриминируются Дине Гариной, имели место 15 марта 2015 г. во время санкционированного митинга, на котором присутствовали и сотрудники Центра «Э», наблюдавшие за соблюдением общественного порядка. «Моя подзащитная, выступая на мероприятии, в том числе высказывала критику в адрес сотрудников Центра. Спустя год в отношении нее было возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ. Мотивировано обвинение было тем, что девушка своим выступлением на митинге “возбуждала ненависть и вражду к отдельной социальной группе, состоящей из числа сотрудников Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области”. С этого момента я вступил в дело в качестве защитника», – сообщил адвокат.

В рамках расследования была назначена лингвистическая экспертиза. Ее проводили эксперты СПбГУ, которые пришли к выводу, что сотрудники «Э» составляют отдельную социальную группу. «Я как защитник с этим был не согласен, потому что мне известна правоприменительная практика: в большинстве случаев ни чиновники, ни отдельные представители из числа сотрудников правоохранительных органов не могут представлять социальную группу. Законодатель, когда вводил ст. 282 УПК РФ, полагал, что такими группами могут быть признаны наиболее уязвимые социальные группы, например, дети-инвалиды и т.д. А чиновников сложно назвать социально уязвимой группой», – подчеркнул Виталий Черкасов.

Сторона защиты проводила свои исследования: подключала иных независимых экспертов, которые высказали другую точку зрения и обосновали ее. Результаты экспертизы были представлены на стадии окончания предварительного следствия с просьбой признать экспертные заключения, которые появились в деле по инициативе следователя, недопустимым доказательством. Также Виталий Черкасов просил назначить повторную экспертизу в экспертном учреждении в северо-западном Министерстве юстиции, так как его сотрудники руководствуются методическим пособием, в которых указано, что чиновники не являются социальной группой.

Но защитнику было отказано в этом. Дело направили в суд. «Во время предварительного слушания судья согласился с нами, что данное дело подлежит возврату прокурору для устранения нарушений при составлении обвинительного заключения», – рассказал защитник. После этого длительный период времени проводились дополнительные следственные действия.

«Дело было вновь направлено прокурору, и прокурор вновь его вернул со своими указаниями на допущенные нарушения в ноябре прошлого года, после чего следователь нас вызывал и ознакомил с новой конструкцией: оказывается, параллельно было возбуждено два дела по двум новым эпизодам», – пересказал события Виталий Черкасов.

Так, за 2015 г. надзорные структуры нашли посты в социальных сетях, авторство которых следствие приписало Дине Гариной, с чем последняя, однако, категорически не согласилась, но это не помешало возбуждению уголовного дела. «Как я понимаю, когда дело стало шатким только с одним эпизодом, то его решили укрепить дополнительными», – разъяснил защитник.

Также адвокат рассказал, что к концу прошлого года появились новые потерпевшие в виде двух сотрудников Центра «Э», которые находились на месте проведения митинга. «Здесь возникает вопрос: а где они были раньше? Почему они ранее не испытывали моральных страданий в результате нанесенных им оскорблений? Прослеживается искусственность всего этого дела», – прокомментировал Виталий Черкасов.

На днях активистку и защитника уведомили о том, что их доводы учтены, а также то, что дело прекращено в части двух эпизодов по постам в социальных сетях в силу непричастности девушки к их изготовлению. Обвинение же переквалифицировали со ст. 282 УК РФ на ст. 319 УК РФ.

«Статья 228 УК РФ предусматривает до 5 лет лишения свободы, а ст. 319 УК РФ не подразумевает реального осуждения. Получается, в этой части надо признавать, что сроки давности уже истекли (с 2015 г. прошло практически 3 года, а срок давности по этой статье всего 2 года). Тем не менее, так как мы не заявляли ходатайство о прекращении дела на стадии предварительного следствия по нереабилитирующим основаниям, оно будет направлено в суд, и уже там будет приниматься решение. Естественно, что оно будет прекращено: либо по реабилитирующим, либо по нереабилитирующим основаниям», – констатировал адвокат.

Виталий Черкасов сообщил также и о своей стратегии защиты: «Мы будем доказывать, что дело нужно прекращать по реабилитирующим основаниям за отсутствием состава преступления. Во-первых, в течение 3 лет никаких потерпевших не было, и никто не писал заявление с требованиями восстановить свои права и привлечь Дину Гарину к ответу. Это говорит о том, что это искусственное создание обвинительной конструкции. Во-вторых, мы будем упирать на право моей подзащитной на свободу выражения своего политического мнения, при этом буду ссылаться на Конституцию Российской Федерации и практику Европейского Суда по правам человека».

Рассказать коллегам: