×

адвокаты с берега байкала

О традициях, бесплатной помощи и профессиональной этике
Материал выпуска № 20 (229) 16-31 октября 2016 года.

АДВОКАТЫ С БЕРЕГА БАЙКАЛА

О традициях, бесплатной помощи и профессиональной этике

Президент Адвокатской палаты Иркутской области Олег Смирнов рассказал «АГ» об особенностях работы и насущных проблемах адвокатов Приангарья.


– Олег Валерьевич, расскажите немного о самой Адвокатской палате Иркутской области.
– Наша палата насчитывает более 1100 адвокатов. Они работают почти во всех населенных пунктах региона, в том числе в удаленных и труднодоступных местностях. Несколько лет назад мы приобрели собственное помещение, издаем свой журнал «Вестник Адвокатской палаты Иркутской области», создали и поддерживаем в актуальном состоянии сайт. В прошлом году издали книгу об истории иркутской адвокатуры, где постарались рассказать о появления в губернии института присяжных поверенных. Сотрудничество с профессиональным литератором В.М. Рекуновой позволило уйти от формата парадного альбома, сделать издание интересным и читаемым.

Кроме того, для нас стали актуальны вопросы международного сотрудничества. Советом были приняты решения о заключении соглашений с коллегами из Монголии и Китая. Недавно состоялась интересная встреча с руководством Русско-китайского юридического общества, где также просматриваются перспективы совместной работы.

Наверное, одна из особенностей нашей палаты – это сложившаяся с момента ее образования традиция избрания в органы управления только практикующих адвокатов. Чиновников от адвокатуры у нас нет, члены Совета и Квалификационной комиссии ходят по тем же судебным коридорам, что и все наши коллеги. Может быть, поэтому нам удается сохранить один из самых небольших в России ежемесячных взносов на содержание палаты. На сегодняшний день это всего 750 рублей.

Конечно, есть и проблемы. Территория Иркутской области очень большая, и не всегда удается обеспечить удаленные местности, особенно северные, необходимым количеством адвокатов. По рассказам коллег, в советское время этот вопрос решали просто: молодой адвокат, сдавший экзамен и принятый в коллегию, в обязательном порядке на несколько лет уезжал в дальние края, где и оттачивал свое мастерство. Стать адвокатом и сразу работать, например, в Иркутске было невозможно. Однако вряд ли получится использовать такой механизм сейчас – другие времена. Решить проблему может только реальное финансирование командировок за счет бюджетных субсидий, но без запредельного количества документов, которые иногда просто невозможно получить. Тогда и желающие поработать найдутся. Пока же решаем вопрос командиров за счет предусмотренных в нашей смете специальных фондов.

– Как в Иркутской области реализуется Закон о бесплатной юридической помощи? Часты ли обращения граждан?
– Наша палата занимает лидирующее положение в Сибирском федеральном округе по оказанию бесплатной юридической помощи гражданам, поэтому, надеюсь, что-то из нашего опыта может оказаться полезным для коллег в других регионах. Есть два объективных показателя организации такой работы – количество обращений граждан и степень освоения выделенных бюджетных средств. Статистика говорит сама за себя: если в 2013 г. обращений было 38, то уже в 2015 г. – 989, количество случаев оказания помощи – 1728. Общий объем полученных адвокатами бюджетных средств составил в 2015 г. 716 200 рублей при запланированных 403 100 рублях.

– А возникают ли сложности с оказанием БЮП?
– Труднее всего, как ни парадоксально это звучит, было убедить адвокатов в том, что это реальный способ получения практически гарантированного дохода. Для этого мы разработали и опубликовали методическую базу, решением Совета АП назначили специального адвоката-координатора, создали в крупных городах центры БЮП, оказываем им финансовую помощь за счет средств палаты.

Конечно, есть и проблемы, из которых я бы выделил две. Во-первых, необходимо разделить процедуры проверки права граждан на получение бесплатной помощи и собственно ее оказания. Проверкой должны заниматься чиновники, а функция адвокатов – непосредственно помогать. Во-вторых, нужно предельно упростить форму отчетности, предоставляемой адвокатами для получения бюджетных субсидий. В последнее время обсуждается вопрос о выделении адвокатским палатам бюджетных средств на финансирование БЮП с последующим распределением денег непосредственно палатами в пользу адвокатов. Я противник такого подхода – на мой взгляд, администрировать бюджетные расходы должны чиновники.

– Насколько активно адвокаты палаты исполняют обязанность по повышению своей квалификации и профессионального уровня? Какие мероприятия для этого реализует палата?
– Работа по повышению квалификации у нас налажена неплохо, ежегодно ее проходят около 100–150 адвокатов. Базовые курсы повышения квалификации мы организуем совместно с Иркутским филиалом Всероссийского государственного университета юстиции (ранее – Российская правовая академия). Для придания большей практической направленности привлекаем к ведению занятий судей, сотрудников ФССП, Росреестра, территориального управления Минюста России. При этом мы не навязываем наши курсы как обязательные для всех, у адвоката есть право самостоятельно пройти повышение квалификации в вузе, имеющем аккредитацию по специальности «Правоведение». Не так давно по инициативе наших коллег стали проводиться вечерние занятия по повышению квалификации для начинающих адвокатов на базе АП. Эта форма обучения также вызвала интерес, будем ее развивать.

– Уже начал действовать новый порядок сдачи квалификационного экзамена, расскажите, как обстоят дела с этим в Иркутской области.
– В сентябре этого года впервые применили компьютерное тестирование, для чего приобрели три ноутбука. Результат: из 16 претендентов шесть прошли тестирование, из них четверо сдали устный экзамен. Итог в целом прогнозируемый. Думаю, что идея разделения во времени этапов тестирования и устных ответов по билетам правильная, поскольку позволяет оптимизировать процедуру сдачи экзамена. Действительно, нет необходимости всем членам Квалификационной комиссии наблюдать, как претенденты нажимают кнопки на клавиатуре, с этим может справиться и референт. Да и с «просителями» стало проще общаться – теперь рекомендую договариваться непосредственно с компьютером.

– Расскажите о дисциплинарной практике палаты, насколько часты нарушения Кодекса профессиональной этики?
– В нашей палате достаточно большой объем работы и Совета, и Квалификационной комиссии составляет рассмотрение материалов дисциплинарных производств. Ежемесячно это около 20–30 дел, что неудивительно при такой численности адвокатов. Большинство обращений связаны со срывом следственных действий или судебных заседаний. Разбираемся с каждым случаем и видим, что проблема не всегда в нарушениях со стороны адвокатов. Иногда причина – неумение адвоката и доверителя понимать друг друга, идти друг другу навстречу. Нам всем приходилось слышать от судей: то, что вы заняты в другом процессе, – это ваша проблема, нечего столько дел набирать. Но мы знаем, что можно иметь в производстве два-три дела, которые обязательно назначат к рассмотрению на один и тот же день в одно и то же время. Иногда рассматриваем дисциплинарные производства, связанные с «двойной защитой». Здесь наша позиция принципиальна: если для адвоката ближе интересы следствия, чем клиента, то и работать нужно помощником следователя, получив соответствующий документ. А адвокатское удостоверение в этом случае лучше сдать.

– Что можете сказать о взаимоотношениях палаты с ФПА?
– Последние два-три года мы наблюдаем качественное повышение уровня взаимодействия, наличие реальной обратной связи. Наглядные тому примеры – проведение научно-практических конференций, Конгресса молодых адвокатов, организация совещаний с главными бухгалтерами и делопроизводителями, серьезная работа по стандартизации профессиональной деятельности. Это, безусловно, позитивная динамика, но, на мой взгляд, в последнем вопросе важно не переусердствовать.
Корпоративное нормотворчество хорошо, когда оно помогает в работе адвоката, но не тогда, когда оно создает дополнительные ограничения. Например, мне непонятна необходимость введения правил общения адвокатов в сети «Интернет» и в социальных сетях. С таким же успехом можно регламентировать поведение коллег в ресторанах, клубах или на бегах. Но есть ли в этом необходимость? Все-таки адвокат – это профессиональный советник по правовым вопросам, а не профессиональный блогер. В работе нашего Совета мы исходим из того, что если можно не усложнять жизнь адвокатов, то лучше этого не делать. Стандартизация уместна и необходима лишь в сфере адвокатской деятельности. В частности, большой интерес для нас представляют систематизация практики применения адвокатского закона и КПЭА, толкование его спорных положений. Есть также пожелание Федеральной палате адвокатов подготовить отдельное издание принятых за все время решений, документов и разъяснений – это будет удобно для работы.

Беседовал Глеб КУЗНЕЦОВ,
корр. «АГ»