×

Правовой дисбаланс

Использование в суде показаний свидетелей, данных на предварительном следствии, нарушает принцип состязательности и равноправия сторон
Материал выпуска № 20 (229) 16-31 октября 2016 года.

ПРАВОВОЙ ДИСБАЛАНС

Использование в суде показаний свидетелей, данных на предварительном следствии, нарушает принцип состязательности и равноправия сторон

Проблема оглашения в ходе судебного разбирательства показаний свидетелей и потерпевших, данных ими на стадии предварительного расследования, никогда не теряла своей актуальности. В подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод указано: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право: допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены...»

В своих решениях Европейский суд по правам человека неоднократно высказывался по данному поводу: право подсудимого на допрос показывающего на него свидетеля будет иллюзорным и теоретическим, если закон и судебная практика не будут делать различий между показаниями свидетелей, данными в присутствии обвиняемого, на публике, в открытом судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности, и показаниями, полученными от свидетеля на предварительном следствии в отсутствие общественного контроля и при потенциальной возможности давления и принуждения (особенно если свидетель доставлен в правоохранительные органы силой).

Позиция ЕСПЧ была выражена в постановлении от 10 февраля 1995 г. № 308/96 по делу «Аллене Де Рибемон против Франции»: если суд использует для доказательства вины человека показания свидетеля, данные на предварительном следствии, то нарушается принцип гласности, так как от публики скрывается ответственный момент процесса – дача показаний свидетелем (потерпевшим).

Данное положение Конвенции нашло отражение не только в практике ЕСПЧ, но и в ст. 281 УПК РФ. Диспозиция данной статьи напрямую не позволяла оглашать в судебном заседании показания свидетелей и потерпевших, данные ими в ходе досудебного производства, но и не несла императивного запрета на указанное обстоятельство. Несовершенство правовой конструкции рассматриваемой нормы влекло за собой отсутствие возможности у подсудимых в полной мере реализовать право на допрос лиц, свидетельствующих против них.

Степан ПАРХОМЕНКО,
адвокат АП Ростовской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 20 за 2016 г.