×

Идеальное право или идеалы в праве

Деятельность каждого адвоката – показатель профессионализма всего сообщества
Материал выпуска № 20 (229) 16-31 октября 2016 года.

ИДЕАЛЬНОЕ ПРАВО ИЛИ ИДЕАЛЫ В ПРАВЕ

Деятельность каждого адвоката – показатель профессионализма всего сообщества

Не успели «высохнуть чернила» на недавно принятых Правилах поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», как адвокатское и околоадвокатское сообщество активно начало их обсуждать и осуждать. Такая реакция лишь свидетельствует о том, что Правила оказались как никогда актуальными и нужными. Однако ряд их положений вызывают вопросы и порой недоумение некоторых коллег.

Как бы мы ни рассуждали о том, что единственным источником права в романо-германской правовой семье являются нормативно-правовые акты, принятые компетентными органами государственной власти, богатая правовая практика многих стран, входящих в эту семью, доказала, что право и закон различаются. Право формируется в том числе регулятивной деятельностью правовых профессиональных сообществ, особенно когда они самостоятельно должны устанавливать внутренние правила поведения своих членов.

Не менее важной характерной чертой этой правовой семьи является и то, что нормативное регулирование базируется на принципах. Сложно найти какой-нибудь федеральный закон в РФ, в котором не были бы описаны принципы – базовые начала, регулирующие данный тип правоотношений. А если взглянуть на мировой опыт регулирования профессиональной этики юриста, то здесь и вовсе сплошные принципы.

Например: «Адвокат предоставляет своим клиентам любые консультации и юридическую помощь, основную или дополнительную, путем реализации правовых норм и принципов, составления актов, ведения переговоров и сопровождения договорных отношений» (Правила профессиональной этики Парижской коллегии адвокатов). Принципы открытости, справедливости и эффективности и иные требует в профессиональном поведении английских солиситоров Кодекс этики солиситоров (SRA Code of Conduct). Кодекс профессиональной ответственности нью-йоркских юристов устанавливает, что фундаментальные этические принципы должны рассматриваться как руководство к действию, так как не все потенциально сложные ситуации можно предусмотреть в этом документе.

И так можно продолжить очень долго. Данные примеры лишний раз доказывают, что профессиональное поведение юристов (в нашем случае – адвокатов) часто регулируется только нормами-принципами и детализируется лишь в той или иной мере в зависимости от ряда факторов: правовой культуры данного сообщества, правоприменительной практики, длительности регулирования этих отношений, частоты и грубости нарушений в данной сфере.

В этой связи неудивительно, что многие нормы в новых Правилах имеют весьма лаконичный характер, базируются на положениях и принципах, уже изложенных в Законе об адвокатуре и Кодексе профессиональной этики адвоката.

Осторожность
Меня очень удивил вопрос коллег: где критерии «неосторожного» отношения? Например, в КоАП (ст. 2.2), в УК РФ (ст. 26). Но не о такой неосторожности говорят нам Правила. Требование «осторожности» в данном случае, безусловно, означает осмотрительность, продуманность, способность предвидеть последствия оказания юридической помощи через «Интернет», так как тут есть много сложностей: незнание конкретных обстоятельств дела, нечеткая формулировка вопроса, на который нужно дать ответ, неверные и неточные сведения, размещенные в Сети. Осторожность является основой профессионализма любого адвоката, она позволяет обеспечить профессиональную тайну, исключить конфликт интересов, правильно построить отношения с коллегами и доверителем. Тем более это важно во Всемирной паутине – неконтролируемом и публичном пространстве.

Комиссия по этике 20/20 Американской ассоциации юристов, специально созданная для изучения изменений деятельности адвокатов в свете глобализации и использования новых технологий, установила, что адвокат должен:
– удостовериться, что есть меры безопасности по защите информации и возможна защита конфиденциальной информации клиента;
– рассмотреть все риски использования электронной почты и обсудить их с клиентом.

Данное требование вытекает также из «Международных принципов в области права в социальных сетях», принятых Международной ассоциацией адвокатских образований (IBA): «Ассоциациям юристов и органам, регулирующим их деятельность, следует напомнить своим членам о последствиях размещения контента в Сети и мотивировать юристов пояснять, в каком качестве они выступают и следует ли полагаться на контент как на профессиональную консультацию».

Сдержанность и корректность

Вопрос о том, насколько детально должны быть изложены в Правилах критерии, позволяющие идентифицировать поведение как соответствующее этим требованиям, относится к основам правовой профессии любого юриста. Получая квалификацию «правовед», любой юрист должен уметь не просто читать законы и понимать их, но уметь применять, видеть границы действия тех или иных норм и их значение.

В этой связи нельзя не обратиться к классикам правовых систем современности, настаивающим на том, что «правовая норма романо-германской правовой семьи является чем-то средним между решением спора – конкретным применением нормы – и общими принципами права. Искусство юриста в странах романо-германской правовой системы состоит в умении найти нормы и сформулировать их с учетом необходимости указанного равновесия. <…> большая конкретизация желательна в таких отраслях, как уголовное или налоговое право, где стремятся максимально сократить произвол администрации. Напротив, большая степень обобщения бывает необходимой в некоторых других отраслях, где нет нужды так строго навязывать жесткие юридические решения»1.

Чрезмерная регулированность в профессиональной этике юриста недопустима, такой практики нет ни в одной стране.

Правовой нигилизм
В любом учебнике по теории государства и права не на одной странице излагаются понятие, источники, формы выражения правового нигилизма2. И если студент-первокурсник не прогуливает занятия (обычно этот предмет преподается на первом курсе), то он знает, что означает правовой нигилизм, и никакой хлесткости там не видит. Многие ученые справедливо объясняют правовой нигилизм не просто как незнание закона, но как негативно-отрицательное, неуважительное отношение к праву. Например, если адвокат заявляет в «Интернете», что подозреваемый является «убийцей», прекрасно понимая, что приговор еще не вынесен, то это яркое проявление правового нигилизма и непрофессионализма.

Безопасность
Обеспечение безопасности своей деятельности – основа профессиональной деятельности адвоката. Он обязан позаботиться о том, чтобы при использовании сети «Интернет» осуществление профессиональной деятельности (переписка, хранение материалов дел, использование банковских счетов и другие формы виртуальной активности) было надежно защищено от проникновения, вскрытия. Все адвокаты, использующие современные электронные способы хранения информации, должны быть в состоянии обеспечить ее защиту, в противном случае они подвергают риску своих доверителей.

Еще в 2011 г. Американская ассоциация юристов обратила на это внимание: «Всякий раз, когда адвокат осуществляет связь с клиентом по электронной почте, адвокат должен сначала рассмотреть вопрос о том, существует ли значительный риск того, что третьи лица будут иметь доступ к сообщению. Если да, то адвокат должен принять разумные меры для защиты конфиденциальности». Хочется добавить, что элементарные технические инструменты – пароли, коды, недоступность электронных носителей третьим лицам – могут обеспечить разумный уровень безопасности. Более того, у нас действуют нормативно-правовые акты, предусматривающие иные виды (кроме дисциплинарной) юридической ответственности за разглашение персональных данных и иной личной информации.

Опасение, что Правила созданы как карательный инструмент, лично у меня создает впечатление о недоверии к своему же сообществу, сомнении в его объективности и компетентности. Данные Правила могут быть рассмотрены как защитный механизм для адвокатов и некий дополнительный регулятор профессионального поведения, ведь деятельность каждого адвоката – показатель профессионализма всего сообщества.

Гаяне ДАВИДЯН,
доцент Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова,
член рабочей группы по подготовке проекта Правил поведения адвокатов
в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»



1Давид Р., Жоффри-Спиноза К. Основные правовые системы современности. М., 1998. С. 70.
2 См., например: Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2005. С. 570; Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2005. С. 257.