×

Адвокаты в сети «интернет»

4 октября в ФПА РФ состоялся брифинг, посвященный принятым Советом ФПА РФ 28 сентября Правилам поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»
Материал выпуска № 20 (229) 16-31 октября 2016 года.

АДВОКАТЫ В СЕТИ «ИНТЕРНЕТ»

4 октября в ФПА РФ состоялся брифинг, посвященный принятым Советом ФПА РФ 28 сентября Правилам поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»

Участники рабочей группы при КЭС ФПА РФ по подготовке проекта Правил – исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, ответственный секретарь КЭС ФПА РФ Александр Орлов, член Совета АП г. Москвы Вадим Клювгант, доцент Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Гаяне Давидян – рассказали об истории создания проекта, обсуждении его в адвокатском сообществе, прокомментировали ключевые положения принятого документа и ответили на вопросы, касавшиеся в том числе порядка его применения и содержания отдельных норм.

Как пояснил, открывая брифинг, Андрей Сучков, разработка Правил вызвана потребностью адвокатского сообщества сформировать для членов корпорации четкие ориентиры, которыми им следует руководствоваться в интернет-пространстве.

Статья 4 КПЭА обязывает адвокатов при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие их профессии. Тем не менее, находясь в Сети, адвокаты нередко забывают о том, что действие правил профессии распространяется на их поведение не только в сфере оказания квалифицированной юридической помощи, но и в любой публичной сфере, в том числе в интернет-среде (в случаях, когда их принадлежность к адвокатской корпорации прямо указывается или определяется из контекста).

В адвокатском сообществе обратили внимание на эту проблему еще в 2006 г., но поворотным пунктом в ее решении стало проведение в апреле в ФПА РФ первого в России круглого стола, посвященного поведению адвокатов в социальных сетях и блогосфере. В его работе участвовали не только адвокаты, но и представители других сегментов юридического сообщества, в том числе практикующие юристы без адвокатского статуса и ученые-правоведы. По окончании дискуссии была сформирована рабочая группа по подготовке документа, регулирующего поведение адвокатов в сети «Интернет». После образования в апреле 2015 г. Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам эта группа продолжила работу при КЭС, ее состав был обновлен и расширен.

Проект Правил был разослан весной 2016 г. по адвокатским палатам, доработан с учетом поступивших замечаний и предложений, а затем с небольшими редакционными изменениями одобрен КЭС ФПА РФ 27 сентября и утвержден Советом ФПА РФ 28 сентября 2016 г.

Доцент юридического факультета МГУ Гаяне Давидян обратила внимание собравшихся на безосновательность упреков в том, что работа над проектом носила кулуарный характер. Рабочая группа не считала возможным обнародовать «сырой» проект, но как только текст был подготовлен для обсуждения, его направили в адвокатские палаты, многие из которых опубликовали его на своих сайтах. Сомнения, что Правила могут быть использованы против адвокатов, также беспочвенны, поскольку они будут применяться самим адвокатским сообществом, отметила Гаяне Михайловна. Эту тему продолжили участвовавшие в работе группы представители адвокатуры, напомнив, что для возбуждения дисциплинарного производства необходим допустимый повод, а квалификационная комиссия при дисциплинарном разбирательстве исходит из презумпции добросовестности адвоката, для опровержения которой заявитель должен представить достаточные доказательства.

Концепция
В Правилах, подчеркнул Андрей Сучков, не содержится никаких принципиально новых положений – этот документ преобразует нормы, закрепленные в КПЭА, применительно к такой специфичной среде, как сеть «Интернет».

Член Совета АП г. Москвы Вадим Клювгант, которому принадлежит важная роль как в формировании концептуальной модели Правил, так и в создании их текста, особо отметил, что они не вводят какого-либо дополнительного регулирования по сравнению с вышестоящим нормативным актом адвокатской корпорации – КПЭА, принимаемым Всероссийским съездом адвокатов; в противном случае этот документ был бы недействительным.

Концептуальная модель Правил состоит в установлении баланса между конституционными правами, которыми адвокат обладает как гражданин, и ограничениями, налагаемыми на него профессиональными правилами с того момента, когда он приобретает адвокатский статус.

С одной стороны, конституционные гарантии свободы слова, сбора и распространения информации носят универсальный характер и в силу этого в полной мере распространяются на адвокатов, говорит Вадим Клювгант. Более того, поскольку адвокатская деятельность носит публичный характер и адвокат – публичная профессия, должно поощряться наличие у него активной гражданской позиции не только по делам, которые он ведет, или правовым проблемам, но и по социальным явлениям. С другой стороны, «Интернет» – это не только мощнейший способ коммуникации, но и очень серьезный вызов, требующий адекватного реагирования. К этому добавляются весьма агрессивная информационная среда, особенно в социально значимых областях, и не менее агрессивное давление со стороны силовых структур как на саму эту среду, так и на институт адвокатуры и на адвокатов при осуществлении ими профессиональной деятельности.

Все названные факторы учитывали разработчики Правил при определении баланса между конституционными правами и профессиональными ограничениями, на основе которого выстроена система ориентиров для адвокатов в сети «Интернет».

Ответственность
Обязанность выполнять правила профессионального поведения адвокат добровольно принимает на себя в момент вступления в корпорацию и принесения присяги. Если он, например, выступает в публичном пространстве проводником агрессии, социальной розни, нетерпимости, призывает к репрессиям в отношении каких-либо лиц, это несовместимо с самой сутью адвокатской профессии и дискредитирует адвокатскую корпорацию.

Однако нельзя рассматривать Правила как документ, создающий какие-либо новые основания для привлечения к дисциплинарной ответственности: такие меры могут быть применены к адвокату только при наличии в его действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) КПЭА (ст. 25).

Ответственный секретарь КЭС ФПА РФ Александр Орлов в связи с этим заметил: «Хотел бы обратить внимание, что некоторые коллеги искали в Правилах “подводные камни”, которых там нет: данные Правила полностью охватываются Кодексом этики. Они нужны самим адвокатам, чтобы напомнить им, что “Интернет” – это особое пространство. Многие коллеги позволяют себе там много такого, чего не позволили бы в обычной деятельности».

Напротив, на положения этого документа члены корпорации могут ссылаться в свою защиту при дисциплинарном разбирательстве: адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений КПЭА, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (ст. 18). Кроме того, при малозначительных поводах дисциплинарное производство, как правило, не возбуждается – достаточной мерой служит разъяснительная беседа с адвокатом.

Участники рабочей группы пояснили, что адвокатские палаты не будут специально контролировать ведение адвокатами страниц в социальных сетях или предписывать разделение профилей на профессиональные и частные – адвокаты должны самостоятельно соизмерять свое поведение с теми нормами Кодекса, которые действуют в публичном пространстве. Отмечалась и «профилактическая» роль Правил: их обсуждение даже на этапе подготовки уже привело к тому, что адвокаты стали серьезнее относиться к своему пребыванию в Сети, и общая картина сейчас намного лучше, чем, например, год назад.

Испытание практикой
На брифинге рассматривались отдельные положения Правил, которые иногда оцениваются как недостаточно конкретные, не содержащие четких ориентиров. Сомнения такого рода вызвали, например, пункты, касающиеся защиты информации в связи с обеспечением адвокатской тайны. Так, согласно п. 4.1 «адвокат обязан создать условия и принять все разумные меры для максимальной защиты любой информации, получаемой и передаваемой им через сеть “Интернет”, в том числе переписки, документов и любой другой информации, составляющей предмет адвокатской тайны».

Андрей Сучков пояснил, что адвокат должен действовать в пределах своей профессиональной компетенции, и, возможно, практика выявит необходимость принятия методических рекомендаций по защите информации, получаемой и передаваемой адвокатами через сеть «Интернет».

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель руководителя Департамента информационного обеспечения ФПА РФ

Полный текст опубликован на сайте fparf.ru