×

адвокаты vs. госюрбюро

Госюрбюро в Ненецком автономном округе планируют перейти на оказание юридической помощи на платной основе
Материал выпуска № 19 (228) 1-15 октября 2016 года.

АДВОКАТЫ VS. ГОСЮРБЮРО

Госюрбюро в Ненецком автономном округе планируют перейти на оказание юридической помощи на платной основе

Президент АП Ненецкого автономного округа Светлана Полугрудова рассказала «АГ» о возникшей в их регионе конкуренции между адвокатами и государственными юридическими бюро.

– Адвокатская палата НАО – самая малочисленная в России. Насколько нам известно, сейчас в Вашем округе всего 9 адвокатов. Как у Вас формируются составы Совета и Квалификационной комиссии?
– В Совете у нас состоят три человека, в Квалификационной комиссии – шесть человек. И все адвокаты нашего региона размещены в здании Адвокатской палаты. Хотя у нас по России самый большой взнос (6 тыс. руб. ежемесячно, единовременный – 120 тыс. руб.). Эти деньги идут не только на содержание работы АП НАО, но и на содержание рабочих мест адвокатов.

– Есть ли в связи с малочисленностью какие-то особенности в деятельности адвокатов?
– Когда в палате было только пять адвокатов, вопрос недостаточного количества адвокатов стоял очень остро. Суды также не понимали сложность ситуации. Для них главным было обеспечить свой процесс наличием защитника, а каким образом это сделать – их не интересовало, и на каждой конференции судей ставился вопрос увеличения количества адвокатов. «Увеличьте штатное расписание», – говорили они. Мы объясняли им, что такого понятия в рамках адвокатской деятельности не существует и увеличить количество адвокатов достаточно сложно.

– Почему сложно?
– Они боятся незащищенности в социальном плане, так как профессия адвоката не предполагает социальных гарантий. В то же время представители других профессий в нашем «регионе-доноре» могут надеяться на полную социальную поддержку. В итоге молодые юристы предпочитают строить свою карьеру в бюджетной сфере, где есть весь «соцпакет»: им оплачивают «больничные», как жителям Крайнего Севера, раз в два года оплачивают проезд к месту проведения отдыха и обратно, при выходе на заслуженный отдых они получают не социальную, как адвокаты, а совершенно другую по величине пенсию и т.д.

– Оказывают ли адвокаты юридическую помощь по соглашению или же в основном они работают по назначению?
– В основном по назначению.

– А как же участие в системе бесплатной юридической помощи, которое позволило бы получать адвокатам дополнительный заработок?
– Раньше, до Закона о бесплатной юридической помощи и до начала работы госюрбюро, на уровне собрания депутатов региона долго обсуждался вопрос создания и обеспечения работы юридической консультации, но предлагаемые расценки были ниже, чем по положению об оказании юридической помощи адвокатами, участвующими в уголовном судопроизводстве. Поэтому, ссылаясь на нежелание работать с существующей системой отчетности при довольно низкой предполагаемой оплате труда, никто из адвокатов не изъявлял желания оказывать юридическую помощь в юрконсультации. Вопрос так и остался неразрешенным до появления Закона о бесплатной юридической помощи.

– И Вы включились в систему бесплатной юридической помощи, оставив попытки организовать работу юридических консультаций?
– Нас не включили в эту программу.

– А Вы просились?
– Честно говоря, нет. Потому что, с одной стороны, созданные госюрбюро оказывают действенную помощь в вопросах граждан, которые нуждаются в получении именно бесплатной юридической помощи, а адвокаты не всегда могут быть на месте – нас всего девять, и мы в первую очередь должны обеспечить уголовное судопроизводство. Во-вторых, мы не можем принудить адвокатов к включению в эту систему, это должно быть их решение. А никто из адвокатов этого не желает, так как привыкли к самостоятельности, и у них нет желания готовить объемные пакеты отчетной документации по итогам оказанной помощи. Хотя мы часто оказываем юридическую помощь бесплатно, без всякого возмещения.

– Вам не кажется, что, отказавшись от участия в системе бесплатной юридической помощи, Вы уменьшили возможный юридический рынок для адвокатов, тем самым поставив увеличение численности Вашей адвокатской палаты под вопрос?
– Да, возможно. Нам действительно стало сложнее зарабатывать в связи с активизацией деятельности госюрбюро и потерей адвокатами по этой причине части гражданских дел. Мы планируем поднять вопрос о госюрбюро перед губернатором. Дело дошло до абсурда. Недавно у нас была встреча с руководителем госюрбюро, и она с улыбкой спросила: «Вы не будете против, если мы поставим вопрос о том, чтобы со следующего года оказывать юридические услуги на платной основе?». Мы жестко высказались против, объяснили, что они и так фактически отобрали наш хлеб. При этом, понятно, им проще конкурировать с нами, так как округ предоставляет им помещение, оплачивает работу их сотрудников, обеспечивает полным социальным пакетом.

– Как так вышло, что структура, созданная для оказания бесплатной юридической помощи, пытается перейти в сферу платного оказания такой помощи? Разве это не противоречит законодательству?
– Они высказали предложение в беседе, что они собираются внести предложение (законопроект) на Собрании депутатов, чтобы со следующего года они могли оказывать юридическую помощь на платной основе под условием, что им увеличат штат как минимум на два лица.

Конечно, мы стараемся контролировать этот вопрос и постараемся внести свои коррективы в это предложение. Мы планируем отправить экспертное заключение от Адвокатской палаты, в котором хотим предложить пересмотр перечня граждан, имеющих право на бесплатную юридическую помощь, и перечень вопросов, по которым такую помощь можно получить, в сторону сокращения. Понятно, когда бесплатная юридическая помощь оказывается населению в труднодоступных регионах, но доходит до того, что такой помощью пользуются обеспеченные главы населенных пунктов. Это возможно, потому что в соответствии с законом все лица, имеющие регистрацию за пределами г. Нарьян-Мара, могут получить бесплатную юридическую помощь, включая главу поселения. Сама концепция Закона о бесплатной юридической помощи, направленная на оказание такой помощи людям, у которых нет средств, в случае нашего региона была перевернута с ног на голову.

– Получается, адвокаты практически не оказывают юридическую помощь по соглашению?
– Нет, есть дела по соглашению, но после создания госюрбюро количество таких дел значительно сократилось – примерно на 70%. Мы потеряли клиентов в деревнях.

– Как Вы думаете, если в соответствии с Концепцией регулирования рынка профессиональной юридической помощи представительство в судах будет отдано адвокатам, решит ли это Вашу проблему?
– Да, скорее всего. Если брать нашу палату и наших адвокатов, то мы только за. Когда в процессе встречаешься с юристами, бывает, что они не знают элементарных вещей, с которыми знакомят в вузе. Бывают ситуации, когда юристы оказывают действительно неквалифицированную юридическую помощь. Они берут дела, доходят до какого-то определенного этапа – либо проиграли в первой инстанции, либо возникла какая-то сложность – и бросают своих клиентов. Тем остается только идти к адвокату, который начинает все это расхлебывать. Часто нет никакой перспективы, потому что предыдущий юрист упустил все возможности.

Однако мы против упрощенной формы приема юристов в адвокаты. Мы считаем, что юристы должны соответствовать тем же требованиям, которые предъявлялись нам, когда мы получили статус.

Думаем, что, если Концепция будет реализована, это решит наши проблемы с госюрбюро. Они будут продолжать консультировать граждан, а в случаях, когда нужно будет судебное представительство, передадут своих клиентов нам.

Беседовала Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»