×

Задержанный или подозреваемый?

Необходимо внести уточнения в нормы УПК, регламентирующие статус задержанного и процедуру задержания
Материал выпуска № 19 (228) 1-15 октября 2016 года.

ЗАДЕРЖАННЫЙ ИЛИ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ?

Необходимо внести уточнения в нормы УПК, регламентирующие статус задержанного и процедуру задержания

Известно, что уголовно-процессуальное законодательство содержит нормы о задержании подозреваемого. Между тем с момента принятия УПК РФ возникло множество вопросов, касающихся применения этой меры процессуального принуждения. В юридической литературе обоснованно обращается внимание на несовершенство норм, регламентирующих задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Так, утверждается, что «ситуация с регулированием института задержания зашла в тупик: теория задержания недовольна его практикой, а практика имеет обоснованные претензии к правотворчеству»1.

В рамках одной статьи, разумеется, невозможно попытаться разрешить все проблемы, касающиеся этой темы. Остановимся лишь на некоторых.

Статус подозреваемого
Как известно, задержание подозреваемого регламентируется, в частности, ст. 91, 92 УПК РФ, где установлены основания задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Лицо могут задержать по подозрению в совершении преступления, за которое предусматривается наказание в виде лишения свободы. В результате лицо становится подозреваемым. Кроме того, в УПК РФ установлены еще три ситуации, когда лицо может стать подозреваемым, а именно: в отношении него возбуждено уголовное дело; избрана мера пресечения; лицо уведомлено о совершении преступления.

Таким образом, одним понятием «подозреваемый» регулируются различные по своей сущности явления. На наш взгляд, такое правовое регулирование нельзя считать оптимальным и совершенным, исходя из требований законодательной техники. Это создает определенные сложности для правоприменителя.

Между тем задержание выступает как конституционно-правовой институт – в ч. 2 ст. 22 Конституции РФ говорится о лице, которое может быть подвергнуто задержанию, хотя в УПК РФ задержание связывается с другим процессуальным институтом – им выступает подозрение. Более того, глава 12 УПК РФ содержит статьи, касающиеся задержания подозреваемого, в частности, в ней имеются положения, регламентирующие порядок и условия этой процедуры, и т.д. Например, в ч. 1 ст. 92 УПК РФ предусмотрено доставление подозреваемого в орган дознания или к следователю. После этого в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания.

Но необходимо иметь в виду, что задержанное лицо, которое согласно ст. 92 УПК РФ уже является подозреваемым, таковым впоследствии может и не стать. В ряде ситуаций не исключено, что задержание могло произойти незаконно и необоснованно (задержанного оговорили свидетели или потерпевшие, его перепутали с лицом, действительно совершившим преступление, у задержанного было алиби и т.д.).

В юридической литературе обращается внимание на трудности, связанные с «правовой оценкой вывода лица, производящего задержание, <…> что задерживаемый действительно совершил преступление, и что задерживающий действительно полагал, что лицо совершило или с высокой степенью вероятности могло совершить преступление, либо что осуществляемые им действия представляют собой преступление»2.

Владимир РУДНЕВ,
ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения, к.ю.н., доцент, адвокат АП Московской области



1Соловьёва Т.А. Проблемы определения статуса и защиты прав лица, задержанного по подозрению в совершении преступления // Правовая самооборона: методика приобретения навыков и умений: Материалы Международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 27–28 апреля 2012 г. / Под общ. ред. П.П. Глущенко, Э.П. Григониса. СПб., 2012. С. 163–165.

2 Комментарий О.А. Дубовик к ст. 38 УК РФ // Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. А.Э. Жалинского. М., 2005. С. 138.

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 19 за 2016 г.


NB

ЗАДЕРЖАННЫЙ, НО БЕСПРАВНЫЙ

Автор статьи «Задержанный или подозреваемый?» Владимир Руднев достаточно обоснованно заострил внимание на теоретических и практических проблемах уголовно-процессуального задержания. В последние время эта тема оставалась «нетронутой», наверное, потому, что наши коллеги большую заинтересованность проявляли к вопросам, связанным с избранием мер пресечения, в частности, к заключению под стражу, т.е. к тому процессуальному действу, которое часто следует за задержанием.

Невнимательность к проблеме задержания можно было бы оправдать его краткосрочностью (до 48 часов) и надеждами на то, что следователь (дознаватель) способен объективно разобраться в произошедшем и освободить задержанного, если, скажем, не подтвердились подозрения в совершении преступления.

Однако отечественная практика часто разочаровывает тех, кто так мыслит.

Значимость поднятой темы заключается в том, что задержание выступает первоначальной мерой процессуального принуждения, в ходе осуществления которой решаются два жизненно важных для стороны защиты вопроса. Первое – это получение ключевых доказательств будущего обвинительного приговора, среди которых нередко фигурируют признательные показания подозреваемого и так называемые явки с повинной. Именно в отведенные для задержания 48 часов должностные лица правоохранительного органа начинают яростно агитировать задержанного за признание вины и особый порядок. Второе – это последующее избрание меры пресечения, после которого подозреваемый может вернуться домой совсем нескоро.

Нвер ГАСПАРЯН,
советник ФПА РФ

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 19 за 2016 г.