×

Договор по назначению

В заботе о бюджетной копейке чиновники готовы пойти на нарушение прав человека
Материал выпуска № 1 (66) 1-15 января 2010 года.

ДОГОВОР ПО НАЗНАЧЕНИЮ

В заботе о бюджетной копейке чиновники готовы пойти на нарушение прав человека

В Федеральную палату адвокатов из региональных палат стали приходить сообщения о том, что руководители управлений Судебного департамента в субъектах РФ требуют от адвокатских образований заключения договоров на оказание услуг. При этом под услугами подразумевается помощь, которую защитники оказывают подозреваемым и обвиняемым по назначению органов дознания и суда, обеспечивая конституционное право граждан на судебную защиту.

Казалось бы, идея поставить эту закрепленную в законе обязанность адвокатов в один ряд с операциями товарно-денежного свойства – поставкой товаров, оказанием услуг на коммерческой основе, заключением договоров аренды и т.д. – могла родиться только в больном сознании. Однако с легкой руки одного из чиновников Судебного департамента, который составил письмо от 3 июля 2009 г. № СД-АГ/1204 о порядке санкционирования расходов федерального бюджета по оплате услуг адвокатов при участии в судебном заседании по назначению, чиновник из Минфина выдал четкие рекомендации о том, как преодолеть дефицит федерального бюджета за счет нехитрой бумажной эквилибристики.

Обратившись к приказу Минфина РФ от 1 сентября 2008 г. № 87н «О порядке санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств федерального бюджета и администраторов источников финансирования дефицита федерального бюджета», он весьма ловко прокомментировал этот документ в письме Министерства финансов РФ Судебному департаменту при Верховном Суде РФ от 19 октября 2009 г., указав, что «санкционирование расходов федерального бюджета по оплате услуг адвокатов за участие в судебном заседании, по мнению Минфина России, должно осуществляться на основании документа, предусмотренного приказом № 87н для оплаты услуг».

Под таким документом чиновник подразумевает договор на оказание услуг. Хотя в том же приказе № 87н в качестве основания для начисления соответствующих средств могут служит исполнительный лист и судебные приказы – что и использовалось на практике.

Но «новаторы» спешат претворить свои идеи в жизнь. И вот уже Управление Судебного департамента в Челябинской области 19 ноября 2009 г. разражается письмом, согласно которому оплата труда адвокатов, привлекаемых в судебные процессы по назначению государственных органов, после 6 ноября будет осуществляться только на основании договоров об оказании услуг. Аналогичная картина наблюдалась в Ульяновской области.

Встревоженные президенты адвокатских палат обратились к ФПА с просьбой принять меры для того, чтобы остановить этот произвол. ФПА вступила в переписку с соответствующими федеральными ведомствами.

Судя по первому ответу, который пришел из Судебного департамента, там понимают абсурдность ситуации. Вот, что, в частности, сообщает президенту ФПА директор Судебного департамента А.В. Гусев: «По мнению Судебного департамента, порядок санкционирования оплаты денежных обязательств получателей средств федерального бюджета не должен распространяться на оплату труда адвоката». В то же время А.В. Гусев констатирует, что управления (отделы) Судебного департамента в субъектах РФ вынуждены обращаться в адвокатские образования с предложением о заключении соответствующих договоров, хотя это и сопряжено с оформлением большого количества бумаг – в отдельных субъектах РФ от одной до десяти тысяч документов в месяц.

Дело, однако, не только в огромном количестве бумаг, а в совершенно неоправданном стремлении чиновников наступить на те же грабли, о которые они однажды споткнулись.

Напомним, что два года назад ФПА отстояла законный порядок привлечения адвокатов к защите по назначению. 18 сентября 2007 г. заместитель министра экономического развития и торговли РФ после консультаций с Государственно-правовым управлением Президента РФ направил в Федеральное казначейство разъяснение о том, что адвокаты-защитники не могут привлекаться к участию в уголовном судопроизводстве на основании государственных контрактов (договоров). Это проистекает из обязанности адвокатов по обеспечению конституционной функции защиты охраны прав и свобод подозреваемых или обвиняемых граждан. Адвокатскую деятельность в рамках этой функции нельзя квалифицировать как работы (услуги) для государственных или муниципальных нужд, которые по смыслу закона выполняются в интересах Российской Федерации, а не конкретных граждан (см. историю вопроса в «АГ» № 5 (008), 8 (011), 13 (016) за 2007 г.).

Неужели для того, чтобы осознать эту простую истину, нужно затеять новую дискуссию? Впрочем, есть еще один способ достижения истины: по многочисленным свидетельствам адвокатов, представлявших в уголовных делах интересы чиновников, оказавшись на скамье подсудимых, эти господа начинают совсем по-другому относиться к адвокатскому труду. Можно представить, что станет думать о конкурсной системе назначения адвоката чиновник, неделями дожидающийся в следственном изоляторе, когда ему назначат адвоката по конкурсу. Но этот путь осознания нам представляется негуманным.

"АГ" № 1, 2010