×

Фильтр для проходимцев

Что делать со случайными людьми в корпорации
Материал выпуска № 6 (191) 16-31 марта 2015 года.

ФИЛЬТР ДЛЯ ПРОХОДИМЦЕВ

Что делать со случайными людьми в корпорации

40-летний стаж адвокатской деятельности не позволяет остаться в стороне от дискуссии о репутации представителей адвокатской профессии. В прошлой адвокатуре при всей ее косности и подконтрольности в общей массе чести и достоинства было больше, причем без угрозы дисциплинарного преследования. Поверьте, это не ностальгия по молодости. Ныне в корпорации нет нормального фильтра для отсева неквалифицированных претендентов.

Для начала у президента адвокатской палаты должно быть элементарное право запросить характеристики на претендента с предыдущих мест работы как минимум года за три, поскольку кроме образования, двухлетнего стажа, отсутствия судимости и состояния на учете для приобретения статуса адвоката иных требований в законе не содержится. В Самаре претендент приобрел статус, а через полгода его осудили за крышевание притонов, причем в период сдачи экзаменов следствие по делу, как вскоре выяснилось, шло полным ходом.

Запросы или характеристики кто-то назовет советским пережитком, но что-то разумное в этом было. По крайней мере, в профессию попадали люди с проверенной репутацией. Сейчас для нас претендент – кот в мешке. Откуда он явился, что у него за плечами? Составить о нем какое-то впечатление невозможно.

В этой части я не разделяю мнение глубокоуважаемой мною А.Н. Денисовой (см.: Авторитет и репутация // АГ. 2015. № 4 (189)) о том, что предоставление подобных сведений создает дополнительные рычаги государственного контроля за адвокатской корпорацией. Сведения должны запрашиваться от имени квалификационной комиссии, являющейся органом адвокатского самоуправления, и никоим образом не должны влиять на возможность получения адвокатского удостоверения.

Иногда адвокатура пополняется «отбросами» правоохранительной системы, а они тем и плохи, что уже никому не нужны. От хороших сотрудников никто не избавляется. Сам по себе факт смены профессии не всегда плох, возможно, человеку реально претил обвинительный уклон, но зачастую адвокатуру воспринимают как «конец профессии». Попробуйте с погашенной судимостью попасть в судьи, таким кадрам в правоохранительные органы путь закрыт навсегда. А у нас получается, что сегодня у человека заканчивается судимость за мошенничество, а завтра он уже претендует на статус адвоката.
Радует, что адвокатское сообщество само устанавливает какие-то барьеры: тот же трехлетний мораторий на повторное приобретение статуса после утраты его по виновным основаниям, но я считаю, этого недостаточно и должна существовать возможность двухступенчатого контроля. Первый фильтр – на входе в профессию, второй – запрет на возвращение в корпорацию тех, кто себя опорочил.

Татьяна БУТОВЧЕНКО,
первый вице-президент Палаты адвокатов Самарской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 6 за 2015 г.