×

Определиться с приоритетами

В защиту профессиональных стандартов, нормальной жизни и личного мнения
Материал выпуска № 6 (191) 16-31 марта 2015 года.

ОПРЕДЕЛИТЬСЯ С ПРИОРИТЕТАМИ

В защиту профессиональных стандартов, нормальной жизни и личного мнения

Как уже сообщалось, Совет ФПА РФ создал экспертную группу под руководством первого вице-президента ФПА РФ Евгения Семеняко, перед которой поставлена задача разработать проект регламента будущей Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам. Эта работа будет вестись параллельно с подготовкой соответствующих изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката, в случае принятия которых VII Всероссийским съездом адвокатов может быть сформирована и данная Комиссия. Подготовкой перечня стандартов поручено заняться президенту Адвокатской палаты Республики Удмуртия Дмитрию Талантову.

По просьбе «АГ» Д.Н. Талантов ответил на вопросы, касающиеся сложных проблем адвокатской деятельности и адвокатской этики, которые могут быть решены с помощью принятия соответствующих профессиональных и этических стандартов.

– Дмитрий Николаевич, как Вы считаете, чем вызвана необходимость выработки стандартов и существует ли в этом вопросе единодушие?
– Не будет худшей беды, если в работе над стандартами мы скатимся до уровня бюрократов, опутывающих адвоката паутиной мелочной регламентации. Но не могу согласиться и с теми, кто говорит в таком духе, – профессия адвоката настолько творческая, что сама мысль о стандартах кощунственна. И вообще – зачем мастеру стандарт? Ну да, согласен, иной адвокат – сам себе ходячий стандарт, хоть в палату мер и весов под стеклянный колпак выставляй. Однако переоценивать ситуацию «в ее массе» не стоит. Побывайте на заседаниях квалификационных комиссий, и вы услышите такие заявления коллег, что вера если не в человечество, то в отдельных его представителей, сильно пошатнется. Апостол Павел по схожему вопросу высказывался – законы пишутся не для тех, кто исполнен духа любви. Все ли у нас исполнены духом преданности профессии и тем более мастерством? У кого-то иные цели! А максимально эффективный способ достижения любой цели – негодяйство. Ну, кроме царства божьего. Согласитесь, субъект, намекающий на близкое знакомство со следователем и обещающий «порешать» за энную сумму, «основная часть которой… ну вы понимаете…», всегда будет иметь конкурентное преимущество перед углубившимся в чтение специальной литературы очкариком. По крайней мере, на стадии переговоров с клиентом. Особенности национальной ментальности. Другой пример. Периодически мы выявляем и жестко наказываем субъектов, которые в обход установленного палатой порядка участия в делах «по назначению» и в обмен на фронтальное предательство интересов доверителей привлекаются следователями и судьями к участию в десятках уголовных дел. Недавно мы выявили подобный случай – адвокат за один только месяц незаконно «влез» в 50 процессов! О каком качестве работы при таком объеме поручений может идти речь? С точки зрения достижения поставленной цели обогащения это был очень эффективный господин. Но существование такой личности в профессии подрывало ее устои. Понятное дело, что «работа рука об руку» с подобными персонажами для определенного сорта «правоприменителей» – чистый мед. Приходит после такого субъекта дельный адвокат, а следователь впадает в шок – что это за умник «права качает», а ведь как вчера хорошо было! И все меньше судей, которые говорят: «для нас квалифицированный адвокат – помощник». Значит нужно четко и твердо прописывать правила и ответственность, которые исключат само желание предавать интерес доверителя. В моем понимании стандарты – это то, что должно не просто повысить качественный уровень оказываемой адвокатами помощи, но и обеспечить вытеснение из профессии конкурентоспособных прохиндеев. Задача двуединая и взаимосвязанная.

– Но как прописать в стандартах то, что поможет выполнению этой задачи? И вообще – какие вопросы они должны регламентировать?
– Возьмите приведенный пример. Поскольку «карманный» адвокат для правоприменителя – личность удобная, то в случае обжалования им лишения статуса он может вызывать в суде несколько большее сочувствие, чем заслуживает. Теперь вопрос. Может ли ФПА прописать такие стандарты поведения адвокатов, в рамках которых неподчинение решению палаты о порядке участия в делах «по назначению» будет расцениваться как вопиющее нарушение, заслуживающее самых жестких мер дисциплинарной ответственности? Может и должна. А сможет ли суд игнорировать такое решение, принятое в рамках законных полномочий корпорации? Думаю, что нет. Другой пример. Любой практикующий адвокат знает о проблеме неправомерного ограничения стороны защиты во времени изучения материалов уголовных дел. В нашей палате приняты рекомендации о минимальной продолжительности ознакомления с материалами уголовного дела (рекомендации приняты решением Совета АП Удмуртской Республики от 24 июля 2014 г. (протокол № 6) (подробнее см. «АГ» № 18 (179) за 2015 г. – Прим. М.П.)). По сути – это стандарт. По результатам его полугодового применения можно твердо сказать, что документ помогает адвокатам в судах. Нет сомнений, что если такой стандарт будет принят на уровне ФПА, то он окажется еще более действенным.

Обратите внимание, я говорю о регулировании локальных вещей. Делаю так не случайно, и вот почему. В обозримые сроки создать нечто кодифицированное затруднительно, да и нужно ли? Эффективнее вычленять ясно понимаемые и важнейшие проблемы, которые можно технологически прописать – и работать над ними. Кроме того, понимание многих вопросов может изменяться по ходу дальнейшей работы.

Существует набор тем, нуждающихся в срочной стандартизации. Необходимо определиться с их приоритетом и начинать работать, не дожидаясь того момента, когда в Законе об адвокатуре появится понятие Комиссии по этике и стандартам. Почему не создать такой орган уже сейчас, до изменения закона, в рамках закона действующего? Вот уж с чем я совершенно согласен, так это с интервью Юрия Сергеевича Пилипенко в «Российской газете», где он сказал, что уже только для того, чтобы не растерять достигнутое, нам необходимо бежать гораздо быстрее, чем раньше.

Беседовала Мария Петелина,
зам. главного редактора «АГ»

Полный текст интервью читайте в печатной версии «АГ» № 6 за 2015 г.