×

Наказание вдогонку

Дисциплинарное производство не прекращается, даже если адвокатдобровольно покинул корпорацию
Материал выпуска № 6 (191) 16-31 марта 2015 года.

НАКАЗАНИЕ ВДОГОНКУ

Дисциплинарное производство не прекращается, даже если адвокат добровольно покинул корпорацию

В 2007 г. в Кодекс профессиональной этики адвоката были внесены дополнения о том, что при наличии дисциплинарного производства в отношении адвоката его заявление о прекращении статуса рассматривается по окончании дисциплинарного разбирательства. Что вынудило современного законодателя внести подобную поправку? Ответ можно найти там, где содержатся решения как ключевых, так и «мелких» проблем адвокатуры, – в присяжной адвокатуре (1866–1917 гг.).

К числу дискуссионных вопросов об определении сферы дисциплинарной власти Советов присяжных поверенных следует отнести вопрос о возможности привлечения к дисциплинарной ответственности присяжного поверенного, покинувшего корпорацию. В этой связи также стоит отметить вопрос о том, распространяется ли профессиональная ответственность на бывшего присяжного поверенного. В данном случае не берется в расчет ситуация, когда, скажем, через определенный промежуток времени после добровольного прекращения статуса присяжного поверенного вдруг «всплыла» жалоба (сообщение) на него, которую Совет вынужден рассмотреть. Речь идет о том, что сама жалоба (сообщение) вынудила присяжного поверенного подать заявление о сложении с себя полномочий. Об этом, в частности, свидетельствует мотивировка обратной силы дисциплинарной власти Совета в отношении бывшего адвоката. Согласно докладу присяжного поверенного Блюменфельда, который был опубликован в 1909 г. в отчете Одесского совета присяжных поверенных, где проводятся параллели с государственной службой и указывается, что в случае привлечения к дисциплинарной ответственности государственного чиновника, власть: «может не принимать отставки и не допускать выхода из служебной корпорации до окончания дисциплинарного производства».

Нам представляются несколько натянутыми доводы А.Н. Трайнина о мотивах такого интереса Советов к рассматриваемому вопросу. Например, он объясняет подобный интерес Советов заботой об адвокате, в частности, что в случае возвращения лица в лоно присяжной адвокатуры, при возобновлении дела факты могут «изгладиться» и «стушеваться» и у бывшего адвоката не будет возможности защитить свое доброе имя путем обжалования решения Совета. Подобная мотивировка не выдерживает никакой критики.

Выясняя истинные мотивы интереса Советов, следует учесть, что при применении такой меры наказания, как лишение статуса присяжного поверенного, последний не мог впоследствии заниматься судебным представительством, а значит, не мог и вступить в ряды частных поверенных. Лишая «добровольно» ушедшего адвоката статуса, Совет тем самым «отрезал» бывшему присяжному поверенному дорогу к получению свидетельства о хождении по чужим делам, т.е. от судебно-представительской практики. К тому же «добровольность» выхода из сословия присяжного-обвиняемого Советы расценивали как уловку, призванную смягчить наказание. Так, Московский совет присяжных поверенных отказался прекратить дисциплинарное производство в связи с тем, что адвокат добровольно отказался от своего статуса. В 1894 г. Комиссия по Учреждению судебных уставов подтвердила установившуюся практику того, что: «добровольный выход из сословия не прекращает возбужденного против присяжного поверенного дисциплинарного производства и не лишает Совет права начать против него новое производство».

Роман МЕЛЬНИЧЕНКО,
к.ю.н., доцент

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 6 за 2015 г.