×

Непредвзятая судебная защита

О формировании института следственных судей
Материал выпуска № 6 (191) 16-31 марта 2015 года.

НЕПРЕДВЗЯТАЯ СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА

О формировании института следственных судей

Положение о Научно-консультативном совете Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации предусматривает «рассмотрение актуальных проблем развития российского законодательства», «выработку научно-обоснованных рекомендаций по проблемным вопросам адвокатской деятельности, обеспечения защиты прав, свобод и интересов граждан, их доступа к правосудию». Одной из таких проблем, напрямую затрагивающих интересы адвокатского сообщества, стала проблема совершенствования законодательства в сфере предварительного расследования преступлений. Президент России, в частности, обозначил инициативу проработки вопроса о формировании института следственных судей и попросил Верховный Суд РФ дать свои соображения. НКС ФПА РФ счел целесообразным обсудить предварительно круг возникающих вопросов и возможные перспективы законодательного регулирования.

В основе обсуждения, помимо разного рода публикаций и частных позиций, распространяемых через интернет, лежали три документа: записка руководителя Постоянной комиссии по гражданскому участию в правовой реформе Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Т.Г. Морщаковой «О компетенции и порядке формирования института следственных судей в Российской Федерации»; концепция советника Конституционного Суда РФ профессора А. Смирнова «Возрождение института следственных судей в российском уголовном процессе»; авторский проект Федерального закона «О следственных судьях в Российской Федерации» профессора Н.Г. Муратовой, которая и выступила с презентацией своего проекта.

Задачи следственных судей
Цель создания института следственных судей в России, по мнению Т.Г. Морщаковой, состоит в коренной модернизации российского уголовного процесса с тем, чтобы в нем было полностью реализовано требование Конституции РФ о состязательном построении судопроизводства (ч. 3 ст. 123), а активное судебное участие и реальный судебный контроль распространились на все стадии уголовного процесса. «Главный дефект нынешнего УПК РФ – господство на так называемых досудебных стадиях процесса стороны обвинения и фактическое процессуальное неравноправие с ним стороны защиты…» Нельзя признать обоснованным, с ее точки зрения, что судебную по своей природе функцию судопроизводства, связанную с формированием на досудебных стадиях судебных доказательств, выполняет орган предварительного расследования. Поэтому задача следственного судьи должна состоять в осуществлении активного судебного контроля за расследованием, без принятия на себя функции уголовного преследования. Он уполномочен лишь проверять и оценивать сведения, представленные ему сторонами. Так называемые судейские следственные действия, проводимые по ходатайству сторон – обвинения и защиты, легализуют предварительно собранные сторонами сведения (после их проверки следственным судьей) в качестве судебных доказательств, то есть таких, которые могут использоваться в судопроизводстве.

Судебная функция должна осуществляться следственным судьей дискретно, в форме судейских следственных и иных процессуальных действий (по возбуждению уголовного преследования, даче согласия на проведение полицейских или прокурорских действий) или в форме состязательных судебных слушаний (по предъявлению обвинения, решению вопросов о мерах пресечения, рассмотрению ходатайств и жалоб, передаче дела в суд), в промежутках между которыми расследование в установленном порядке осуществляют только стороны. Судебная функция по рассмотрению и разрешению процессуальных вопросов на предварительном следствии существенно выровняет возможности сторон обвинения и защиты; гарантирует достоверность судебных доказательств, а также незамедлительную передачу дела в суд. С учетом предметной подследственности институт следственных судей целесообразно было бы ввести на уровне областных, краевых и республиканских судов.

Развернутые проектные предложения профессора Александра Смирнова покоятся фактически на той же концептуальной основе о необходимости совершенствования уголовного процесса, обеспечения равного доступа каждого к правосудию, гарантировании непредвзятой судебной защиты, начиная с предварительного следствия, формирования судебных доказательств исключительно под эгидой судебной власти. С точки зрения профессора Смирнова, действующая система не содержит достаточных гарантий досудебного контроля за законностью и обоснованностью уголовного преследования. Прокурор, так же как и следователь, является органом уголовного преследования и не менее заинтересован в успехе обвинения, что неминуемо влияет на его объективность при осуществлении надзорной функции. К тому же на предварительном следствии он имеет ограниченный набор полномочий воздействия на орган предварительного следствия, не будучи вправе ни прекращать уголовное преследование, ни давать органам предварительного следствия обязательные указания вплоть до поступления к нему материалов оконченного следователем расследования с обвинительным заключением. Что касается судей, они просто не успевают подробно вникать в эти вопросы и относятся к принятию решений формально. Так, ходатайства следователей о заключении обвиняемых и подозреваемых под стражу в 2013 г. удовлетворялись районными судами в 91,8% случаев, а ходатайства о проведении оперативно-розыскных мероприятий – почти в 100% случаев (см. Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2013 г. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. М., 2014. С. 6, 11). При рассмотрении жалоб на необоснованные действия органов расследования судьи предпочитают вообще не вдаваться в оценку доказательств, списывая это на то, что «по закону только следователь определяет ход и направление предварительного следствия». Загруженность «непрофильными» вопросами неизбежно снижает качество рассмотрения основных уголовных дел. Тем более что «арестные» полномочия плохо совместимы с сохранением беспристрастности судей при вынесении приговора.

Процессуальные действия защитника
В российском уголовном процессе не обеспечивается юридическое равенство сторон, а значит, не исключается и опасность злоупотреблений (отсюда и преследование невиновных, и укрытие от реагирования преступлений). Причина же неравенства состоит в том, что на предварительном расследовании судебные доказательства формируются фактически только одной из сторон – обвинителем (следователем, дознавателем), тогда как сторона защиты этой возможности практически лишена. Кстати, профессор Смирнов заметил, что российская судебная система в то же время имеет и крайне незначительный уровень реальной уголовно-правовой репрессивности, что обвинительные приговоры составляют совсем небольшой процент от числа зарегистрированных сообщений о преступлениях.

Следственные судьи призваны обеспечивать на стадии предварительного следствия:
1) независимый «фильтр», предотвращающий поступление в суд незаконных или явно необоснованных обвинений;
2) равенство возможностей сторон, в том числе защиты, по собиранию и проверке доказательств;
3) судебную защиту конституционных прав личности.

Следственный судья осуществляет свои полномочия по уголовным делам о наиболее тяжких и опасных преступлениях. По ходатайству сторон он назначает следующие судейские следственные действия: допросы, очные ставки, проверки показаний на месте, производство судебных экспертиз. В документе содержится специальный раздел: «3.5. Процессуальные действия защитника», который устанавливает, что участвующий в деле защитник, наряду с правами, предоставленными ему в соответствии со ст. 53 и ч. 3 ст. 86 УПК, имеет право в ходе предварительного следствия ходатайствовать перед следственным судьей:
1) о проведении судейских следственных действий;
2) об истребовании предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, если они не были представлены по его запросу;
3) о допросе привлеченного стороной защиты на договорной основе специалиста или приобщении к материалам уголовного дела его письменного заключения для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию;
4) о назначении судебной экспертизы и предлагать для проведения экспертизы экспертные учреждения или конкретные кандидатуры экспертов;
5) о принудительном приводе для участия в судейском следственном действии ранее опрошенного им лица, обеспечение явки которого защитником затруднительно.

Постановление следственного судьи
По результатам судебного заседания следственный судья в совещательной комнате выносит одно из следующих постановлений:
1) о передаче уголовного дела для судебного разбирательства;
2) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, если для этого имеются основания, предусмотренные УПК.

Критерием зрелости дела для передачи в суд является вывод о достаточно высокой степени вероятности виновности или, иначе говоря, о наличии оснований ее предполагать. При прекращении уголовного дела или уголовного преследования, в отличие от решения о передаче дела в суд, следственный судья может производить оценку доказательств и с точки зрения их достоверности. Данное изъятие из запрета следственному судье оценивать достоверность доказательств соразмерно – как в целях процессуальной экономии, так и с учетом концепции об асимметрии в доказывании, основанной на положении favor defensionis (благоприятствование защите), признаваемом одним из важнейших гарантий принципа равенства сторон.

За и против введения института следственных судей
Проект федерального закона о следственных судьях Н.Г. Муратовой автор представляла на защите докторской диссертации в 2004 г. Он содержит, в том числе, организационно-правовые положения, касающиеся статуса следственных судей, гарантий их независимости, порядка назначения и пр.

Дискуссию открыла депутат ГД ФС РФ профессор Татьяна Москалькова, которая в своем выступлении отметила, что совершенствование контроля за предварительным следствием необходимо. По ее мнению, в первую очередь важно проанализировать имеющийся опыт, насколько эффективен сейчас судебный контроль на данной стадии процесса: «Согласно статистике количество отменяемых судом постановлений следователя о заключении под стражу существенно ниже, чем то, что было во время, когда данным полномочием был наделен прокурор». Также она обратила внимание на то, что у судей в настоящее время нет достаточного инструментария для проверки сведений, которые принимаются в расчет при вынесении решения о заключении обвиняемого под стражу. Что касается непосредственно предложения о введении в уголовный процесс института следственных судей, Москалькова отметила, что данная идея имеет право на существование, однако нуждается в тщательной проработке. Специально следует обратить внимание на обоснованность стадии возбуждения уголовного дела.

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник напомнил, что согласно Конституции в России состязательным является все уголовное производство, а не только стадия судебного разбирательства, однако сегодня во время предварительного следствия сторона обвинения доминирует над стороной защиты: «По мнению ЕСПЧ, к примеру, состязательность должна быть обеспечена уже на стадии предварительного следствия. Если на этой стадии показания свидетеля оглашаются, но при этом не было очной ставки, они не могут являться допустимым доказательством». В случае введения института следственных судей с их участием на предварительном следствии будут формироваться полноценные судебные доказательства, будет устанавливаться истина, которая в уголовном процессе имеет специфический характер. По мнению Генри Резника, «идейный посыл концепции о создании института следственных судей абсолютно правильный – уравнивание возможностей сторон», но есть рецидивы старого мышления и опасение утопичности ее проведения в жизнь.

Проректор Академии СК РФ Юрий Боруленков, имеющий большой опыт следственной работы и подготовивший статью «Следственный судья как слабое звено судебного познания», напомнил о том, что перед реформой того или иного правового института необходимо просчитать возможные последствия, к которым это приведет. Представитель СК РФ отметил, что в представленной профессором Смирновым концепции есть два положения, с которыми он категорически не согласен: «Первое – фактическая ликвидация предварительного расследования с передачей полномочий полиции, второе – введение следственного судьи, вернее предварительных слушаний на стадии предварительного расследования». В приговоре ведь не может появиться доказательство без исследования его судом первой инстанции. Юрий Боруленков выразил убежденность в том, что предлагаемая концепция в случае ее принятия законодателем не приведет к позитивным результатам, а станет лишь «дополнительной нагрузкой на бюджет». Кроме того, по его мнению, судьи более зависимы. Следователи более самостоятельны.

Ю.П. Боруленкову оппонировал член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека И.Н. Пастухов. С его точки зрения, разумен компромисс между идеями, желанием улучшить и теми возможностями, которые мы имеем. Институт следственных судей уместен для разрешения сложных дел, а по большинству других можно сохранить действующий порядок.

Профессор, судья в отставке Д.А. Фурсов с пониманием отнесся к «крику души» Т.Г. Морщаковой, но выразил сомнение в том, что предлагаемый институт способен решить те проблемы, которые он призван решать. Действующее законодательство многое позволяет, но нет людей и нет ответственности.

Ведущий сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения В.И. Руднев полностью поддерживает идеи создания института следственных судей и апеллирует к иностранному опыту (Франции и др.). Но он полагает, что следственные судьи должны появиться на районном уровне.
К иностранному опыту обращались к.ю.н. С.А. Насонов и главный редактор журнала «Государство и право» профессор А.С. Автономов. Последний выразил сомнение, что деформализация процесса будет работать на обеспечение прав. Смутил его и пятилетний срок пребывания следственного судьи в должности – большую независимость обеспечивает пожизненное назначение. «Во Франции следователей нет, там полиция. Мы так хотим?»

Содержательным было выступление зав. кафедрой менеджмента деятельности следственного органа Академии СК, к.ю.н., судьи в отставке Ю.А. Цветкова, который охарактеризовал каждый из трех имеющихся проектов реформирования следствия. Первый: судебный следователь назначается судом и подчиняется суду. Второй: судебный следователь как освобожденный (как дежурный) судья осуществляет мягкий контроль за следствием. Третий: жесткий вариант профессора Смирнова. Но дело не в реформах – «судебной власти просто надо стать властью».

Доцент Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина Евгений Рубинштейн с существенной оговоркой, что он не сторонник революций в уголовном процессе, заметил, что в настоящее время адвокат не обладает достаточными полномочиями по сбору доказательств во время предварительного расследования: «В связи с этим возможность представления адвокатом доказательств следственному судье в некотором смысле уравняет стороны обвинения и защиты».

Подвел итоги дискуссии и сформулировал позицию Научно-консультативного совета ФПА РФ председатель НКС – первый вице-президент ФПА РФ Е.В. Семеняко. Как институт гражданского общества, сказал он, адвокатура разделяет выраженную Т.Г. Морщаковой обеспокоенность нарушениями принципа состязательности в уголовном судопроизводстве. Но процесс реформирования системы правосудия идет непросто, и в существующей ситуации необходимо очень взвешенно подходить к внесению изменений в действующее законодательство. Введение в действие нового института без устранения основных причин имеющихся нарушений сопряжено с риском его дискредитации, а главная проблема сегодня – это кадровое наполнение судейского корпуса.

Члены НКС согласились с тем, что адвокатское сообщество не должно упускать проблему из поля зрения, что к ней следует вернуться после оглашения позиции Верховного Суда РФ, что Совет Федеральной палаты адвкатов мог бы также обратиться к вопросу в случае, если внесут соответствующие законопроекты субъекты законодательной инициативы.

Ознакомиться с выступлениями членов НКС и приглашенных на его заседание можно по ссылке https://cloud.mail.ru/public/91fffdddc19f/DVT_B061.MP3


Валерий ЛАЗАРЕВ,
заместитель председателя НКС ФПА РФ, профессор