×

Обвинение совпадением, оправдание доказательством

Дело руферов и бейсджамперов стало уникальным не только из-за необычной фабулы, но и в силу филигранной работы адвокатов
Материал выпуска № 3 (212) 1-15 февраля 2016 года.

ОБВИНЕНИЕ СОВПАДЕНИЕМ, ОПРАВДАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ

Дело руферов и бейсджамперов стало уникальным не только из-за необычной фабулы, но и в силу филигранной работы адвокатов

17 декабря 2015 г. апелляционная инстанция Московского городского суда оставила в силе оправдательный приговор бейсджамперам, обвинявшимся в пособничестве «оскорблению величия Российской Федерации» в акции вандализма, состоящей в покраске звезды на шпиле высотки на Котельнической набережной в цвета украинского флага.
 

Одну из обвиняемых – девушку-парашютистку – защищали адвокат Адвокатской палаты г. Москвы Сергей Насонов и адвокат Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Максимова.

Эта защита стала прецедентной по целому ряду обстоятельств, среди которых можно выделить необычную фабулу дела, переросшего из обычного в громкое политическое, и факт совершения деяний разными людьми, независимо друг от друга оказавшимися в одно время в одном и том же месте.

Охотники за удачей
В ночь с 19 на 20 августа 2014 г. два юноши и две девушки – бейсджамперы , любители экстремальных прыжков с парашютом со стационарных объектов (зданий, мостов, сооружений и т.п.) на трех машинах остановились у здания ТЭЦ на пересечении Волгоградского проспекта и третьего транспортного кольца. Несмотря на молодость (24–25 лет), это были уже опытные спортсмены. Анна Лепешкина, например, собиралась сделать свой 1000-й прыжок с парашютом. Накануне они узнали высоту трубы ТЭЦ, с которой должны были прыгать, определились с розой ветров на этом участке и уложили парашюты таким образом, чтобы они раскрылись с учетом заданной высоты. В час ночи было совершенно безлюдно, и экстремалы рассчитывали беспрепятственно проникнуть на объект. Они нашли дырку в заборе, долго ждали благоприятного момента, но по территории постоянно ходила охрана, и через какое-то время молодые люди поняли, что обнаружены. Недолго думая, ребята бросились к машинам и спешно ретировались. Идея прыгнуть с ТЭЦ провалилась. Расстроенные, в четыре – полпятого утра они припарковались недалеко от известной высотки на Котельнической набережной.

Тут и возникла идея прыгнуть с этого здания, тем более что о прыжке с таких зданий мечтает каждый бейсджампер. Молодые люди оживились, быстро провели необходимые расчеты. Ветер оказался благоприятным, позволял прыгать не на улицу, что при любых обстоятельствах опасно, а во двор. Было решено: прыгать.

Долго ходили от подъезда к подъезду, ища незапертую дверь. Но напрасно, все двери были закрыты. А со стен сталинского исполина подозрительно смотрели десятки видеокамер. Казалось, и эта попытка обречена на провал. И когда они уже решили было махнуть на все рукой, Женя Короткова заметила большую дыру в асфальте, уходящую в подвал. Шел ремонт, и рабочие не стали закрывать ее по-особому. Один за другим бейсджамперы спустились в лаз, но четвертый – Александр Погребов – застрял. Товарищи забрали его парашют, велели ему выбираться обратно и попробовать пройти через центральный вход мимо консьержки. На сей раз все получилось. Около пяти утра ребята встретились в подвале и стали искать путь на крышу здания. Но и на этом злоключения не окончились. Казалось, само Провидение пыталось удержать друзей от рискованного поступка: лифт, на котором молодые люди поднимались на верхний этаж, застрял. Вызвать лифтера по понятным причинам они не могли, и им пришлось самостоятельно выбираться из внезапного плена. К тому времени, когда бейсджамперы попали на крышу, было уже светло – шесть часов утра. Внизу во дворе прогуливался с собакой один из жильцов. Пришлось подождать, пока он уйдет.

Высота площадки, с которой предстояло прыгать, а она находилась отнюдь не под шпилем со звездой, а на 60 метров (20 этажей) ниже, оказалась меньше расчетной. Пришлось перекладывать вытяжные парашюты.

В 7 часов и 5 минут экстремалы смогли один за другим совершить прыжки с парашютом. Из жильцов 700 квартир, выходящих окнами во двор, их мимолетный прыжок увидели только двое. Бейсджамперы быстро сложили парашюты, направились к машинам и уже завели моторы, когда пред ними остановился полицейский автомобиль.

Кто покрасил звезду?
Полицию вызвали не те двое жильцов, которые стали свидетелями прыжков, а люди, увидевшие на шпиле высотки развевающийся украинский флаг. Его водрузил над Москвой украинский руфер Григорий Ушивец, который в это время направлялся в аэропорт на свой рейс в Киев и, как он признался в одном из интервью, ждал ареста. Но задерживать его тогда никто не стал. Зато в этот же день в СМИ появилось сообщение, что полиция смогла схватить с поличным группу бейсджамперов, покрасивших звезду высотки на Котельнической набережной в цвета украинского флага. Такая версия была очень удобна для следствия, и полицейские стали усердно разрабатывать эту линию.

Со всех камер, отслеживающих пространство вокруг высотки, были сняты записи. Сыщики исследовали каждый сантиметр крыши, с которой прыгали бейсджамперы, и площадки, откуда взбирался на шпиль руфер. Они собрали весь мусор, накопившийся после последнего ремонта, и обнаружили такое «ценное» доказательство, как три бутылки из-под украинского пива. Было проведено 50 экспертиз по вещественным доказательствам. Но, как выяснили из материалов дела адвокаты, принявшие на себя защиту бейсджамперов, ни на одном из вещдоков не были обнаружены отпечатки пальцев обвиняемых. Единственным «козырем», который с гордостью предъявило следствие, был волос Анны Лепешкиной, обнаруженный на перчатке, найденной в бардачке ее же машины. Несмотря на почти фатальное отсутствие доказательств, полицейским страшно хотелось раскрыть громкое дело с явно выраженным политическим окрасом. Возможно, кто-то из них уже видел себя в числе награждаемых бойцов невидимого фронта. И они постарались сделать все, чтобы версия устояла. Задержанных интенсивно уговаривали признаться. В багажник машины Жени Коротковой кем-то были услужливо подброшены баллончики с краской. Но и здесь вышел промах – цвета оказались вовсе не те, которыми была выкрашена звезда на высотке.

Как ни странно, поисками «объективной истины», за которую совсем недавно так горячо ратовал г-н А. Бастрыкин, занимались не следователи, а адвокаты.

Александр КРОХМАЛЮК,
главный редактор «АГ»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 3 за 2016 г.