×

Печать субъективизма

«Проблема полиграфа»: вопросов по-прежнему больше, чем ответов…
Материал выпуска № 12 (101) 16-30 июня 2011 года.

ПЕЧАТЬ СУБЪЕКТИВИЗМА

«Проблема полиграфа»: вопросов по-прежнему больше, чем ответов…

КомиссароваНеобходимость использования в борьбе с преступностью современных достижений науки и техники очевидна. Однако участники дискуссии по «проблеме полиграфа» сегодня, как и десятилетия назад, занимают диаметрально противоположные позиции (достаточно обратиться к публикациям «АГ» за 2011 год). Это связано с попытками отдельных сторонников применения полиграфа без должного обоснования придать его использованию масштаб более широкий, чем оно того заслуживает.
   
Психофизиологический метод «детекции лжи» с применением полиграфа является одним из инструментальных методов получения информации в ситуации межличностного общения. Опрос с использованием полиграфа (в том числе как разновидность оперативно-розыскного мероприятия «опроса», который может проводиться согласно ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» с применением технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей), исследование с применением полиграфа в целях получения заключения полиграфолога (например, при отборе кадров или в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, определенном ст. 144 УПК РФ), производство судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа (СПФЭ) представляют собой организационно-правовую форму использования специальных знаний из области полиграфологии.

Немного истории
Целесообразность применения полиграфа в постсоветском уголовном процессе в рамках психологической экспертизы была впервые достаточно полно обоснована в начале 90-х годов эстонским ученым П. Пруксом. Впоследствии такую же позицию занял видный российский криминалист Р.С. Белкин, который полагал возможным применение полиграфа в двух случаях: при проведении экспертизы и при участии специалиста-психолога в подготовке к производству следственного действия. В конце 90-х годов профессор В.А. Образцов поднял вопрос о «криминалистической полиграфологии», а в пособии для следователей, подготовленном в 1999 г. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре России, нашло отражение мнение некоторых ученых, уже тогда полагавших, что психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа должна занять место в ряду других судебных экспертиз.

Внедрение СПФЭ в практику началось в 1996 г., когда в Институте криминалистики ФСБ России была организована подготовка экспертов-полиграфологов. В установленном для государственных судебно-экспертных учреждений порядке СПФЭ проводятся: с 2002 г. – в указанном Институте, с 2004 г. – в 111 Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России, с 2005 г. – в Экспертно-криминалистическом центре МВД по Республике Татарстан, с 2010 г. – в Экспертно-криминалистическом управлении ФСКН России. Кроме того, такие экспертизы проводятся в нескольких негосударственных экспертных учреждениях, а также множеством частнопрактикующих специалистов-полиграфологов, что создает ряд проблем, связанных: во-первых, с низкой квалификацией отдельных «специалистов»; во-вторых, с незнанием полиграфологами основ юриспруденции, теории и практики судебной экспертизы; в-третьих, с различием в научных подходах к обоснованию методик проведения исследования.

Ярослава КОМИССАРОВА,
заместитель зав. кафедрой криминалистики
Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина,
эксперт 111 Главного государственного центра
судебно-медицинских и криминалистических экспертиз
Министерства обороны РФ

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 12, 2011 г.