×

Английские рецепты для адвокатской кухни

Споры о том, по какому пути - традиционному или коммерческому должна идти адвокатура в эпоху глобализации, переходят в область практики
Материал выпуска № 12 (101) 16-30 июня 2011 года.

ПРАВОВОЙ БИЗНЕС

Роль юридических профессий в развитии Лондона как международного центра финансовых и юридических услуг

Линда ЛиВ работе состоявшегося 21 мая в Санкт-Петербурге II Ежегодного Международного Юридического Форума «Белые ночи», организуемого компаниями Legal Stratagency и LegalStudies.RU, участвовала Линда Ли – президент Юридического общества Англии и Уэльса. Она рассказала о том, как регулирование адвокатской деятельности в ее стране меняется в соответствии с потребностями бизнеса и задачами привлечения финансовых инвестиций. Публикуем текст этого выступления.

Мне приятно обратиться к аудитории опытных юристов в России и СНГ. Насколько я понимаю, некоторые из присутствующих недавно посетили резиденцию Юридического общества Англии и Уэльса на улице Ченсери Лейн в Лондоне. Мне жаль, что я тогда не смогла встретиться с вами, но это послужило для меня одним из стимулов приехать в прекрасный город Санкт-Петербург и общаться с вами здесь и сейчас.

Вчера я участвовала в первом Санкт-Петербургском Международном юридическом форуме в присутствии Президента Медведева. Для меня это стало потрясающим опытом дискуссии вокруг правовой системы и юридической профессии в России – дискуссии, в которой я являюсь, пожалуй, новичком. Один момент особенно поразил меня, а именно – обсуждение возможности развития Москвы в качестве международного финансового центра.

Я также услышала о полемике в отношении регулирования юридической профессии в России, ведущейся в российском юридическом сообществе в течение последних двух лет. Поднимались вопросы пересмотра правил для адвокатской профессии, о роли неадвокатов на российском рынке юридических услуг, а также о том, какую роль должны или могли бы играть иностранные юристы на этом рынке.

Я бы хотела, если можно, сплести две эти нити – развитие Москвы как международного финансового центра и регулирование юридической профессии в России – и обсудить сегодня ту роль, которую юридическая профессия может сыграть в поддержании экономического развития страны. А в качестве примера, с которым я знакома лучше всего, я буду говорить об опыте Англии и Уэльса и, в частности, Лондона.

Я бы хотела рассмотреть связь между нашей регулятивной средой и экономическим успехом, рассказать о том, как они взаимозависимы и взаимовыгодны. А также – как ни то, ни другое не может развиваться вне правового государства. Я предоставлю уважаемой аудитории самой сделать выводы, но надеюсь, что к концу моей речи вы узнаете больше о нашей регулятивной среде и это сможет стать основанием для подкрепления вашей полемики некоторыми идеями.

 Юридическое общество Англии и Уэльса

Юридическое общество представляет солиситоров Англии и Уэльса. Оно защищает интересы солиситоров Англии и Уэльса и помогает им: от переговоров и лоббирования их интересов в государственных учреждениях до организации программ обучения.

Юридическое общество было основано 2 июня 1825 г., тогда же был утвержден Совет директоров. Устав 1845 г. определил Юридическое общество как независимую организацию, осуществляющую свою деятельность так же, как и другие профессиональные, образовательные и научные общества. Сегодня Высший совет Общества состоит из 105 членов.

В настоящее время Юридическое общество Англии и Уэльса объединяет более 150 000 солиситоров в Великобритании и за ее пределами, а также более 2000 корпоративных членов.

В 1983 г. Юридическое общество основало Департамент по контролю за практикой солиситоров, который занимается рассмотрением жалоб на них.

Юридическое общество работает над повышением престижа юридической профессии, а также оказывает содействие деятельности как индивидуальных, так и корпоративных членов. Одной из важнейших функций организации является также контроль качества. Более 18 000 солиситоров аккредитованы в соответствии с системой менеджмента качества Lexcel. Важно отметить, что аккредитация является добровольной для членов Юридического общества.

Общество также уделяет особое внимание юридическому образованию. В 1903 г. оно основало собственную школу права, которая впоследствии была преобразована в Колледж права (The College of Law). Вплоть до сегодняшнего дня Юридическое общество поддерживает статус контролирующей организации по вопросам высшего и дополнительного образования юристов и обязательного профессионального развития.

Руководители общества:
Президент Линда Ли
Вице-президент Джон Уоттон
Заместитель
Вице-президента Люси Скотт-Монкрифф
Исполнительный директор Дес Хадсон

Сайт общества:http://www.lawsociety.org.uk

В пяти минутах ходьбы от моего офиса находится лондонский Сити – один из важнейших финансовых центров мира. Близость очагов юридической и финансовой столицы неслучайна. Деловые предприятия для достижения успешных результатов веками опирались на юристов, и этот факт подпитывал прямую связь между деловым и юридическим мирами. Они вместе трудятся для того, чтобы оба мира могли функционировать более эффективно и выигрывать от успехов друг друга.

В Юридическом обществе мы гордимся той ролью, которую отрасль юридических услуг может играть, помогая Королевству на пути возврата к экономической стабильности и успеху. Юридическая профессия образует самый большой компонент весьма обширного сектора профессиональных услуг в Великобритании и является единственным компонентом, который преимущественно принадлежит самим британцам.

Чтобы не быть голословной: рынок юридических услуг Великобритании дает ежегодно около 20 миллиардов фунтов стерлингов, что составляет примерно 1,6 % всего ВВП Королевства. Английские и валлийские юридические фирмы, весьма активные на международных рынках, также зарабатывают ежегодно более 2,5 миллиардов невидимого для отечественного бюджета дохода в других странах.

Юристы годами выигрывали от роста лондонского Сити. Но для того, чтобы получить все эти выгоды, им пришлось приспосабливаться к обеспечению именно такого рода услуг, в которых нуждались клиенты в Сити.

В свою очередь, и регулирование должно было меняться, чтобы обеспечить эффективность услуг юристов, однако юристы по-прежнему опираются на ключевые принципы, к которым относятся независимость, этика и приоритет интересов клиентов над собственными интересами. Мы называем эти принципы профессиональными этическими правилами, и я верю, что любой регуляторный режим должен признавать решающую роль, которая отведена юристам в поддержании правового государства и обеспечении доступа к правосудию.

Регуляторные изменения включают в себя либерализацию правил допустимого числа партнеров в юридических фирмах. Вплоть до 1960-х годов Английский закон о партнерстве ограничивал количество партнеров в юридических фирмах, их могло быть не более 20 – немыслимое число, учитывая то, что высший эшелон глобальных провайдеров юридических услуг в Лондоне имеет сегодня более 400 партнеров.

Некоторые бывшие британские колонии, как то Индия, сохранили старую норму законодательства, и я сама видела, насколько это затормозило развитие их юридической профессии.

Банально, но факт: наша профессия не живет в безвоздушном пространстве. Частью лондонской истории успеха стал регуляторный режим, позволивший придать лондонскому Сити международный акцент.

По мере неуклонного снижения ограничений на свободное перемещение капитала и объединения усилий иностранных инвесторов и финансовых учреждений для инвестиций в Лондоне, наши юридические фирмы, отзываясь на это, обретали более интернациональный облик, стремясь к привлечению еще большего капитала.

А по мере того, как Сити привлекал больше иностранных инвестиций, неизбежно росло число споров и потребность в их разрешении прозрачным и законным способом. Работающие в Сити юристы стали играть все большую роль в консультировании клиентов по альтернативным способам разрешения споров.

Интернационализация юридических фирм представляется перспективной тенденцией, и я убеждена, что самым успешным юридическим фирмам необходимо выходить за пределы своих национальных горизонтов либо с целью привлечения иностранных фирм или юристов на родные поля, либо в поисках собственного международного присутствия; и регулирование должно отражать это.

Много лет тому назад мы признали необходимость обеспечения для английских и валлийских солиситоров возможности работать вместе с иностранными юристами (иностранные юристы в английских юридических фирмах или английские юристы в иностранных юридических фирмах), и возможность создания Многонациональных партнерств существует с 1990 г., а с российскими адвокатами – с 2005 г.

В Англии и Уэльсе всего лишь шесть видов деятельности закреплены эксклюзивно за юридическими профессиями. И гораздо чаще получается, что сразу несколько ветвей юридической профессии конкурируют друг с другом за определенную эксклюзивную сферу – например, барристеры и солиситоры-адвокаты, где те и другие могут действовать в качестве адвоката (профессионального представителя) от имени своих клиентов в высших судебных инстанциях.

Это означает, что иностранным юристам ничто не препятствует приезжать и вести практику в Соединенном Королевстве, даже если эта практика связана с транзакционным аспектом английского права. Это помогает сделать Лондон высокоразвитым и признанным юридическим центром как для тех клиентов, которые хотят разрешать свои споры в судах, и для сотен иностранных юридических фирм, работающих в Сити, так и для тысяч иностранных юристов, для которых Лондон стал новым домом.

В общем, регуляторные рамки помогли выстроить нашу юридическую профессию и привлекли инвестиции в страну, а наша юридическая профессия помогла выстроить такие регуляторные рамки, в которых улучшается способность обслуживать эти инвестиции, а именно – в пределах приверженности всех членов сообщества своим правилам профессиональной этики и независимости.

Я недавно побывала на мероприятии, где слушала выступление бывшего Посла Британии в России, и была потрясена его словами: «Было невозможно убедить российские власти в том, что британское правительство не могло просто позвонить и указать судье, какое решение принять в экстрадикционных делах с участием российских политических беженцев, проживающих в Лондоне».

Независимость нашей профессии и то, что она выступает в качестве гаранта правового государства и в качестве защитника, обеспечивающего доступ к правосудию, – вот те вещи, к которым мы относимся очень серьезно в Англии и Уэльсе, и за защиту которых мы очень жестко боремся, если думаем, что предложенные регуляторные изменения угрожают этим принципам.

Так что же наш регуляторный опыт может сказать нам о российской юридической профессии? Сейчас как раз тот момент, когда мне следует подчеркнуть, что это мои личные размышления.

Вчера я выступала на сессии, посвященной «правовому бизнесу». Я сознательно выбрала этот термин для того, чтобы вызвать полемику, ибо, насколько я понимаю, одним из основополагающих принципов адвокатской профессии является невозможность практиковать право в форме коммерческой деятельности. Но ведь юристы, хотя бы в силу растущей необходимости, являются бизнесменами. Они должны управлять своей практикой, работать и конкурировать с коллегами-солиситорами, а также с теми профессионалами, которые предоставляют юридические и иные профессиональные услуги тем же клиентам и широкой общественности. Если ты этого не делаешь, значит, будут делать другие.

Я думаю, что для этого ключевым моментом в глобализирующемся мире является международный опыт, и я также уверена, что стремление к международной экспансии, экспертизе и клиентской базе – ключ к успеху юридической профессии.

Я не вижу причин, по которым английским солиситорам не следовало бы работать на российские фирмы, а также причин, по которым сообществу юристов не следовало бы сотрудничать с правительством (по мере возможности) и профессиональными органами в том, что касается будущего российской юридической профессии, или в реализации идеи по превращению Москвы в международный финансовый центр.

Конечно же, международные финансы могут процветать только в среде, гарантирующей уверенность инвесторов в защищенности их инвестиций правовым государством, и в наличии достаточных инструментов для получения защиты в суде, если возникнет такая необходимость.

Таким образом, если регулятору профессии отводится ключевая роль в развитии и осуществлении практики оказания юридических услуг для привлечения финансовых инвестиций, то правительству отводится жизненно важная роль по обеспечению юристам условий для независимого ведения своей практики и защиты их той самой системой, для поддержания которой они так много работают.

Россия начинает обсуждение наилучшей регуляторной структуры для российской юридической профессии. Во время этих дебатов важно проанализировать существующие правила и оценить, в какой мере они мешают развиваться российским юристам и российским юридическим фирмам, как на национальном, так и на международном уровне; и как можно было бы исправить ситуацию – посредством повышения квалификации, инструментами эффективного управления практикой, работой с другими юристами; и как российские профессиональные объединения могут помочь в выборе правильного набора предпринимательских навыков.

Но пока это происходит, не забывайте, что первостепенная задача юристов во всем мире – не в том, чтобы быть деловыми людьми, а в том, чтобы быть активными борцами за правовое государство, без которого никакая юридическая фирма не сможет вести свой бизнес успешно, и никакой город не может стать международным центром финансового успеха.

Справка

Регулирование профессии солиситоров

Деятельность солиситоров и их профессиональные привилегии регулируются рядом законов и множеством корпоративных актов, издаваемых СРО, функции которого в данной сфере осуществляет в настоящий момент Юридическое общество.

Солиситоры вправе свободно выбирать форму организации своего бизнеса, включая возможность создавать хозяйственные общества, ограничивать через корпоративные структуры свою ответственность, нанимать на работу солиситоров, вступать в партнерства без ограничения количества партнеров. Данные возможности, однако, ограничены жестким соблюдением десяти ключевых принципов осуществления профессии, детализированных в Кодексе профессионального поведения и в обширных его пояснениях:
1. поддерживай верховенство права и надлежащее осуществление правосудия;
2. действуй порядочно;
3. не допускай угрозы потери своей независимости;
4. действуй в лучших интересах каждого клиента;
5. обеспечивай надлежащий стандарт услуг своим клиентами;
6. веди себя так, чтобы поддерживать доверие общества к тебе и оказанию юридических услуг;
7. соблюдай свои законные и регуляторные обязанности и взаимодействуй со своими регуляторами и омбудсменом открыто, своевременно и кооперативно;
8. веди свой бизнес или играй свою роль в бизнесе эффективно и в соответствии с принципами надлежащего руководства и аккуратного управления финансами и рисками;
9. веди свой бизнес или играй свою роль в бизнесе, стимулируя равенство возможностей и уважение к различиям;
10. защищай деньги и имущество клиентов.

Последовательная реализация с октября 2011 г. так называемого «регулирования, ориентирующегося на результат» (как альтернативы регулированию, ориентирующемуся на правила) приведет к включению в число владельцев юридических фирм лиц, не являющихся солиситорами (при условии их специального допуска), а также к возможности создания мультидисциплинарных практик (то есть объединяющих помимо юристов еще и аудиторов, бухгалтеров, оценщиков, налоговых консультантов и других специалистов). Все юридические фирмы обязаны будут обеспечивать высокий стандарт управления качеством для клиентов, все возрастающее значение будет придаваться соблюдению принципов надлежащего управления практикой. Для достижения этих результатов фирмы могут добровольно присоединяться к системе аккредитации качества Lexсel либо обеспечивать соблюдение альтернативных стандартов, по своему уровню не уступающих Lexcel (разработка которых на практике требует нескольких тысяч часов партнерского времени).
 

От редакции
Выражаем благодарность Микаэлю Лорансу (Юридическое общество), а также Александру Хвощинскому и Наталии Анфёровой (LegalStudies.RU) за содействие в получении разрешения на публикацию, перевод и подготовку дополнительных материалов.