×

Презумпция виновности?

Битва за последний процент оправдательных приговоров
Материал выпуска № 13 (126) 1-15 июля 2012 года.

ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ?

Битва за последний процент оправдательных приговоров

 

Следственный комитет РФ разработал новый законопроект, который вносит принципиальные изменения в УПК РФ (см.: Объективная истина по-бастрыкински // АГ. № 7 (120)). Однако сейчас нет необходимости во внесении изменений в УПК РФ – гораздо правильнее было бы навести порядок в работе следственных органов и прокуратуры в рамках действующего законодательства.

Когда читаешь предложения Следственного комитета РФ по внесению кардинальных изменений в действующий УПК РФ, приходишь в состояние растерянности. Вроде бы все написано правильно и красиво: право на справедливое правосудие; доверие к правосудию; традиционные институты уголовного судопроизводства; объективная истина и т.д. Получается, если ты возражаешь против таких предложений, значит, ты не хочешь справедливого правосудия?

Однако смущает то, что не приводится конкретных фактов, свидетельствующих о недостатках действующей модели уголовного судопроизводства.

«Объективная» истина вместо доказательств

Предложениям о введении новых изменений в УПК РФ должен предшествовать конкретный анализ действующей модели судопроизводства, однако такого анализа в высказываниях Следственного комитета РФ мы не находим. Из этих высказываний понятно только одно: главный недостаток действующих законов заключается в том, что в них нет понятия объективная истина.

Однако если мы посмотрим в юридический словарь, то такого юридического термина не найдем – предложения СК РФ о реформировании УПК РФ основываются на полемическом термине, смысловое содержание которого многократно исследовалось, но точное юридическое значение которого до сих пор не определено.

Посмотрим на этот термин непредвзято: если имеет право на существование термин объективная истина, то теоретически должен иметь право на существование и термин необъективная истина. Что же означает само слово истина, и нуждается ли оно в таких эпитетах, как объективная или необъективная?

Энциклопедический словарь дает такое определение слову истина – «соответствие знания действительности».

Толковый словарь Д.Н. Ушакова толкует слово истина следующим образом: «1. Идеал познания, заключающийся в совпадении мыслимого с действительностью, в правильном понимании, знании объективной действительности. 2. То, что есть в действительности, соответствует действительности, правда».

Можно сделать вывод, что истина бывает только одна. Если знание не соответствует действительности – это уже не истина. Следовательно, слово истина не нуждается в уточняющих прилагательных.

Вероятно, по мнению Следственного комитета РФ, объективной истиной являются доказательства обвинения, а необъективной истиной – доказательства защиты.

Между тем в действующем законе четко указано, что приговор суда основывается только на доказательствах. Следственный комитет РФ предлагает нам вместо конкретного юридического термина доказательство использовать расплывчатое, не юридическое понятие объективная истина. Однако в уголовном судопроизводстве нужно использовать только точную юридическую терминологию, не позволяющую двойного или произвольного толкования закона.

Лояльный суд не давал повода к реформированию

В настоящее время суд исключительно лояльно относится к любым прегрешениям обвинения, прощая все недостатки, и практически не принимает решений о признании недопустимыми доказательств обвинения.

Так, если в протоколе следственного действия нет подписей понятых, те вызываются в суд по ходатайству прокурора, дают показания, что забыли расписаться, и суд признает протокол допустимым доказательством.

Другой пример. Изъятые с места происшествия или при обыске вещественные доказательства на месте упаковывались и опечатывались, а в протоколе осмотра не указано, что вещественные доказательства на осмотр поступили упакованными. Вопрос тоже решается просто: прокурор заявляет ходатайство о допросе понятых в суде – понятые показывают, что вещественные доказательства были упакованы, правда, не помнят, какими печатями, как именно упакованы, – но это неважно. Суд все равно признает вещественные доказательства допустимыми.

Такие примеры можно продолжать до бесконечности.

С точки зрения судебной статистики качество работы следствия превышает 99 %: доля оправдательных приговоров составляла, по данным журнала «Российская юстиция» (№ 6 за 2005 г., с. 30; № 8 за 2008 г., с. 59), в 2002 г. – 0,87 %; в 2003 г. – 0,8 %; в 2004 г. – 0,7 %; в 2007 г. – 0,68 %. В 2010 г. – 0,8 % (по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ). В среднем количество оправдательных приговоров, вступивших в законную силу, находится около показателя в 1 %.

Статистика свидетельствует о том, что существующий уголовно-процессуальный закон не препятствует органам предварительного следствия выполнять свои функции. То есть нет никаких объективных предпосылок для законодательной инициативы по реформированию уголовно-процессуального законодательства, регулирующего полномочия суда.

Почему у Следственного комитета РФ возникло желание изменить существующий статус суда как арбитра в состязательном процессе между обвинением и защитой, переставив суд на сторону обвинения, и ввести институт отправления уголовных дел для доследования с правом предъявления более тяжкого обвинения, если суд и так вполне лоялен?

Владимир ОВЧИННИКОВ,
адвокат АП Ставропольского края

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 13, 2012 г.