×

Решение еспч надо исполнять в полной мере

Адвокат Каринна Москаленко ответила на вопросы «АГ» о решении ЕСПЧ по жалобе на «закон Димы Яковлева»
Материал выпуска № 4 (237) 16-28 февраля 2017 года.

РЕШЕНИЕ ЕСПЧ НАДО ИСПОЛНЯТЬ В ПОЛНОЙ МЕРЕ

Адвокат Каринна Москаленко ответила на вопросы «АГ» о решении ЕСПЧ по жалобе на «закон Димы Яковлева»



17 января ЕСПЧ опубликовал решение по делу «A.H. и другие против России», в рамках которого рассматривались жалобы американских семей, не успевших завершить процедуру усыновления российских детей до вступления в силу 1 января 2013 г. Федерального закона от 28 декабря 2012 г. № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», известного как «закон Димы Яковлева». Страсбургский суд признал нарушение ст. 14 в совокупности со ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и постановил, что в интересах детей необходимо было завершить процедуры усыновления, поскольку на момент вступления закона в силу у многих детей и приемных семей уже были налажены отношения. В интервью «АГ» основатель и первый руководитель Центра содействия международной защите, адвокат МГКА Каринна Москаленко, представлявшая интересы заявителей, рассказала, какие доводы были представлены Суду, а также прокомментировала позицию российских властей по поводу решения ЕСПЧ.

– Каринна Акоповна, это решение Европейского Суда некоторые уже называют эпохальным. Вы принимали в нем участие с самого начала. Расскажите, пожалуйста, какой Вы придерживались позиции и на какие доводы опирались в жалобе?
– Поначалу эти «сиротские дела» в московских судах вели адвокаты Марина Захарина и Валентина Бокарева, которые прошли первую, вторую и даже кассационную инстанции. Параллельно мы вместе создавали первые обращения в ЕСПЧ, к которым затем присоединились все остальные.

В нашей первой жалобе мы акцентировали внимание Европейского Суда на том, что и дети, и взрослые, собиравшиеся их усыновить, уже привыкли друг к другу и по сути уже выстроились семейные отношения. Заявители приезжали в Россию дважды для встреч с детьми и в течение недель проводили с ними по много часов ежедневно. Их отношения с детьми настолько укрепились, что они нередко даже вырывались из рук воспитателей, когда их уводили на обед.

Мы указали, что процесс усыновления был практически завершен: имелись все необходимые документы и позитивные заключения, на основе которых суд выносит свое решение, констатирующее усыновление де-юре, тогда как де-факто семья уже состоялась. Мы больше всего уповали на то, что ЕСПЧ быстро коммуницирует жалобу, так как затронуты вопросы частной и семейной жизни.

Также мы говорили и о недопустимости дискриминации. Люди, думающие о ребенке, его болезнях, о том, как его лечить, подвергались дискриминации только потому, что они американцы. В США живут миллионы людей – нельзя же их всех считать нарушителями прав человека! Таким образом, основной упор был на нарушение ст. 8 в сочетании со ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В российской Конституции также имеется гарантия защиты от дискриминации – ст. 19, к тому же в Конституции закреплена гарантия защиты частной и семейной жизни, поэтому мы были уверены в нашей правовой позиции.

– В итоге нарушение Конвенции Суд признал, однако процесс занял много времени. Восстановимы ли права заявителей с учетом прошедших лет?
– С самого начала мы просили Страсбургский суд учесть ситуацию и рассмотреть это дело по ускоренной процедуре. В итоге Суд дал приоритет делу. Однако по столь громадному делу с такими сложными обстоятельствами и непростой политической подоплекой Суду все равно потребовалось четыре года, чтобы принять решение о факте нарушения. И, конечно, сегодня права многих заявителей уже невосстановимы.

Ведь они обращались с жалобами в первую очередь ради детей, ставших частью их семей, которых они успели полюбить. Но до конца дошли немногие – люди забирали свои заявления после того, как их детей усыновили другие семьи. Они рассуждали так: если уже ребенок в семье, то не нужно разлучать его с новыми родителями.

Но коль скоро Суд признал нарушение Конвенции, то государство-участник обязано исполнить это решение в полной мере. Разумеется, если дети уже усыновлены, то речь не идет о том, чтобы их забирали из семьи и передавали американским усыновителям. Можно хотя бы сообщить некоторую информацию, в каких условиях живут дети и каково состояние их здоровья. И если со здоровьем имеются проблемы или же недостает материальных средств, необходимых для лечения, то нужно дать им право и возможность оказывать помощь.

Что касается детей, которые так и остаются в сиротских учреждениях, то они, разумеется, должны обрести свои семьи. При этом немаловажно, чтобы была проведена проверка достоверности информации о том, кто из детей усыновлен. По имеющимся у нас сведениям, одна девочка, которая числится взятой в семью, на самом деле была возвращена в детдом.

– Что Вы можете сказать о сообщении Министерства юстиции РФ относительно планов обращаться в Большую палату ЕСПЧ по данному делу?
– Зачем власти собираются идти в Большую палату, мне совершенно не понятно. На наш взгляд, это существенная ошибка, так как это лишь затормозит вступление решения в силу, большего российские власти, скорее всего, не добьются.

Надо помнить, что Большая палата – это не кассационная и не апелляционная инстанция, она не осуществляет пересмотр дела. Если власти обратятся в ЕСПЧ с такой позицией, то, конечно, получат разумный ответ, что нет оснований для передачи дела в Большую палату. Если же российские власти поднимут некие серьезные вопросы права, то коллегия из пяти судей может принять решение о передаче дела в юрисдикцию Большой палаты. Но и в этом случае мы сможем представить Большой палате необходимую аргументацию.

Минюст России заявил, что в течение трех месяцев будет проводить анализ решения ЕСПЧ. Это очень хорошо, анализ проводить надо – может быть, через три месяца они придут к выводу, что не следует обращаться в Большую палату и решение ЕСПЧ необходимо как можно скорее исполнить.

Конечно, никто не может принудить к этому, но у Российской Федерации есть обязанность исполнять решения ЕСПЧ – это положение содержится в ст. 1 Закона о ратификации Европейской конвенции. Напомню, некоторые депутаты пытались оспаривать конституционность этого закона, но КС РФ признал его соответствующим Конституции. Так что исполнять решение ЕСПЧ – необходимо! Тем более по такому делу, затрагивающему чувствительные вопросы частной и семейной жизни.

– Одновременно с позицией Минюста о готовности обратиться в Большую палату ЕСПЧ появилось и иное заявление: председатель Совета Федерации ФС РФ Валентина Матвиенко в интервью СМИ заявила о готовности к диалогу с США по поводу усыновлений и даже о возможности отмены «закона Димы Яковлева». Как Вы оцениваете это заявление?
– Это очень хорошо, это можно только приветствовать, если, конечно, речь не идет об использовании такой возможности ради отмены каких-либо санкций, если власти не станут торговаться относительно судьбы детей.

Как бы то ни было, решение Европейского Суда надо исполнять в полной мере, что предполагает прежде всего отмену этого позорного закона. И если российские власти сделают это, то я им буду аплодировать стоя.

Глеб Кузнецов,
корр. «АГ»