×

Умышленно или по неосторожности?

Типичные дисциплинарные нарушения, допускаемые адвокатами при рекламировании своей деятельности в интернете
Материал выпуска № 9 (218) 1-15 мая 2016 года.

УМЫШЛЕННО ИЛИ ПО НЕОСТОРОЖНОСТИ?

Типичные дисциплинарные нарушения, допускаемые адвокатами при рекламировании своей деятельности в интернете

Рабочая группа Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам готовит проект Правил поведения адвокатов в сети «Интернет», который будет представлен на очередное заседание КЭС ФПА РФ. Предлагаем вниманию читателей статью студентов IV курса Института адвокатуры Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Директор Института адвокатуры МГЮА – вице-президент ФПА РФ Светлана Володина.

Инновации и развитие информационных технологий неизбежно пришли и в адвокатуру. Все чаще практикующие адвокаты пользуются сервисами и возможностями, предоставляемыми интернетом, значительно упрощая определенные направления своей работы. Закономерно, что эти процессы коснулись и рекламирования адвокатской деятельности. Однако отсутствие правовой регламентации в данной сфере открывает недобросовестным адвокатам возможности для злоупотреблений, в конечном итоге выражающихся в нарушении Кодекса профессиональной этики адвоката.

Анализ личных интернет-сайтов адвокатов и интернет-сайтов адвокатских образований позволяет выявить следующие дисциплинарные нарушения, допускаемые адвокатами при рекламировании своей деятельности в Глобальной сети (из этических соображений сведения об адвокатах и электронные адреса их сайтов не указаны).

I. Распространение об адвокате и адвокатском образовании сведений, содержащих заявления, намеки, двусмысленности, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызвать у них безосновательные надежды (подп. 4 п. 1 ст. 17 КПЭА).

1. Сообщение информации, содержащей явно недостоверный характер ввиду ее противоречия действующему законодательству.

Один из адвокатов, предоставляя на личном интернет-сайте сведения об уголовных делах с его участием, указал следующее: «В качестве защитника З., подозреваемого в совершении краж мобильных телефонов у компании “Связной” на крупную сумму, добился примирения с потерпевшим и прекращения уголовного дела, возбужденного в отношении З. и предусмотренного ст. 158 УК РФ (кража). От уголовной ответственности З. освобожден в связи с примирением с потерпевшим по ст. 25 УПК РФ. Ущерб, заявленный потерпевшим, составлял более 2 000 000 рублей».

В соответствии со ст. 76 УК РФ от уголовной ответственности может быть освобождено лицо, если оно впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести. В силу п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ особо крупным размером в ст. 158 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая 1 млн рублей. Согласно ч. 4 ст. 15, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ кража, совершенная в особо крупном размере, является тяжким преступлением.

Таким образом, поскольку УК РФ не предусмотрена возможность применения института примирения с потерпевшим при совершении обвиняемым тяжкого преступления, появление такого рода информации на личном интернет-сайте адвоката в качестве примера одного из успешно проведенных им дел может ввести потенциального доверителя в заблуждение, что КПЭА не допускается.

Елена ПЕРОВА,
студентка IV курса Института адвокатуры МГЮА

Денис КИСЛИЦА,
студент IV курса Института адвокатуры МГЮА

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 9 за 2016 г.