×
Крупочкин Олег
Крупочкин Олег
Адвокат АП Ярославской области

С 2016 г. в производстве разных следователей СУ СК России по Ярославской области находились два уголовных дела в отношении моего доверителя Владимира Зубкова, обвинявшегося в покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу (впоследствии дела были объединены в одно). В рамках названных уголовных дел расследовались обстоятельства гражданских дел (где якобы были сфальсифицированы доказательства) и иных дел, по которым я оказывал юридическую помощь. Дело в том, что я также осуществлял правовое сопровождение избирательной кампании регионального отделения партии, которое возглавлял Зубков, это тоже расследовалось по уголовным делам. 

На протяжении всего периода расследования меня неоднократно вызывали на допрос в качестве свидетеля. В письменных ответах я указывал, что обстоятельства дел мне известны в связи с оказанием юридической помощи, данная информация составляет адвокатскую тайну (п. 1 ст. 8 Закона об адвокатуре, ст. 6 КПЭА, Разъяснения комиссии по этике и стандартам ФПА РФ от 28 июня 2017 г. № 07/17 «По вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях» и т.д.). При этом я подчеркивал, что не могу быть вызван и допрошен в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре, п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, а также Постановлением Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П, Определением КС от 8 ноября 2005 г. № 439-О и т.д.

Следователь СУ СК России по Ярославской области Евгений Сучков,  заканчивавший расследование объединенного уголовного дела, игнорируя предоставленные обвиняемому конституционные права и мои профессиональные гарантии, продолжил вызывать меня на допрос, угрожая привлечением к уголовной ответственности в случае неявки. В моих официальных ответах я обозначил границы информации, составляющей адвокатскую тайну, и уголовные дела, по которым я оказываю юридическую помощь. 

В декабре 2017 г. следователь вынес постановление о моем принудительном приводе, а также подписал поручение в адрес УЭБиПК УМВД России по Ярославской области о проведении в отношении меня ОРМ с целью проверки причастности к инкриминируемым доверителю деяниям.

19 декабря 2017 г. следователь обратился в суд с ходатайством о разрешении провести допрос меня в качестве свидетеля и очную ставку между мной и моим подзащитным Зубковым. При этом следователь указал в ходатайстве, что я отказываюсь являться на следственные действия по повесткам, ссылаясь на статус представителя в гражданском деле и защитника в уголовном деле. Постановлением судьи Кировского районного суда г. Ярославля в принятии ходатайства отказано. То есть суд не разрешил следователю вызывать меня на допрос в качестве свидетеля.

Читайте также
КС: допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу
Суд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь
16 Мая 2019 Новости

27 декабря того же года я должен был оказать своему доверителю Артему Серову юридическую помощь по подаче административного и гражданского исков, а затем участвовать в суде в качестве представителя Григория Пущаенко.

Однако когда я вышел из подъезда дома и разместился в автомобиле Серова, приехавшего, чтобы подписать исковые заявления и отвезти в суды, меня задержали оперуполномоченные УЭБиПК УМВД России по Ярославской области Александр Свистунов и Илья Кузнецов и стали избивать в присутствии несовершеннолетнего сына, также находившегося в машине. В итоге я был принудительно доставлен на допрос. 

Таким образом, сотрудники полиции нарушили п. 4 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства, а органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению их безопасности. 

Во время допроса меня окружили те же оперуполномоченные, а также представители СК и иные лица. Я был вынужден отказаться от дачи показаний в качестве свидетеля, указав это в протоколе допроса, а не в адвокатском обращении. Однако мой отказ от дачи свидетельских показаний, зафиксированный в протоколе допроса, в дальнейшем рассматривался следователем, прокурорами и судьями как свидетельские показания. 

Мое конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи (следователь угрожал мне уголовным преследованием) было нарушено, как и принцип равенства следователя и адвоката, в связи с чем я вынужден был заявить об отказе в даче показаний в «подсунутом» мне протоколе допроса в качестве свидетеля. 

Отмечу, что в данном документе никаких моих свидетельских показаний не фигурировало. Напротив, я в очередной раз подчеркнул обстоятельства, в связи с которыми я не могу быть вызван и допрошен в качестве свидетеля по данному делу, отметил, что действия сотрудников полиции по приводу и допросу, постановление о принудительном приводе, а также протокол незаконны, а все заявленное мной в протоколе является не свидетельскими показаниями, а очередным письменным ответом на вызов.

На следующий день я обратился к следователю и в областную прокуратуру с заявлениями и сообщил об отказе от дачи показаний по тем же основаниям (но оформленном уже на адвокатском бланке), где указал, что изложенная в протоколе допроса информация является недействительной из-за нарушения моих профессиональных гарантий.

Кроме того, действия следователя, полицейских, постановление и поручение следователя были обжалованы в областные прокуратуру, следственное управление и УФСБ (откуда до сих пор не получено ответа), а также в Кировский районный суд г. Ярославля.

Постановлением суда от 9 января 2018 г. в принятии жалобы было отказано, поскольку в действиях следователя, сотрудников полиции и иных лиц суд усмотрел объективные признаки должностных преступлений, предусмотренных ст. 286 и 293 УК РФ. Суд апелляционной инстанции отменил постановление суда первой инстанции, вернув жалобу в суд для рассмотрения.

Постановлением того же суда (но в ином составе) от 19 марта 2018 г., «устоявшим» в апелляции, постановление следователя о приводе на допрос, его поручение о проведении ОРМ, а также действия полицейских по принудительному приводу были признаны законными. Свое решение суд мотивировал тем, что мне известны обстоятельства дела, поэтому я являюсь свидетелем, следователь уполномочен самостоятельно расследовать дело и принимать по нему решения, которые я обязан исполнять, и, поскольку я не являлся по вызову на допрос, принудительный привод правомерен.

Применив нормы УПК РФ, касающиеся свидетелей и полномочий в их отношении следователя, суд апелляционной инстанции проигнорировал положения Конституции РФ и Закона об адвокатуре. 

Полагая, что суд не обеспечил состязательность и равноправие сторон, а также считая апелляционное постановление незаконным, поскольку оно противоречит как Конституции РФ и иным нормам национального права, так и нормам и общепризнанным принципам международного права, мы с моим доверителем обжаловали указанные процессуальные решения в Конституционный Суд РФ.

Определением от 11 апреля 2019 г. № 863-О КС признал жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению, поскольку ранее неоднократно высказывал правовую позицию по аналогичным вопросам (например, в постановлениях от 29 ноября 2010 г. № 20-П, от 17 декабря 2015 г. № 33-П). Так, КС указал, что в отношении адвоката, которому обстоятельства дела стали известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или ее оказанием, не могут в отсутствие предварительного решения суда осуществляться следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия. 

Предварительное решение суда должно установить, по какому делу планируется допрос адвоката в качестве свидетеля и не повлечет ли он нарушения права доверителей на оказание им юридической помощи.

При наличии предварительного решения суда, разрешающего следователю, дознавателю произвести в отношении адвоката следственные действия, адвокат должен добровольно исполнить данную обязанность, чем предотвратить принудительный привод на допрос в качестве свидетеля и срыв получения доверителями юридической помощи (п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре). Привод адвоката на допрос является самостоятельным действием, разрешение на осуществление которого также предварительно должен дать суд.

В то же время КС не разъяснил право на пересмотр дела, рассмотренного первой и апелляционной инстанциями. Полагаю, это объясняется тем, что дела были рассмотрены в порядке ст. 125 УПК РФ (в определении указано, что решения и действия следователя в отсутствие предварительного решения суда не являются основанием для отстранения меня от дальнейшего участия в деле). 

Хотелось бы подчеркнуть важность данного Определения для защиты как профессиональных прав адвокатов, так и права доверителей на получение квалифицированной юридической помощи. Ранее КС не принимал решений по жалобам, в которых указывалось бы на незаконные, по мнению заявителя, решения и действия следователя и сотрудников полиции по принудительному приводу и допросу адвоката в качестве свидетеля (в основном это были решения по вопросам обысков, выемки и др.).

При наличии оснований для пересмотра дела (в зависимости от того, как суд, в производстве которого находится уголовное дело, отреагирует на Определение КС) мы обратимся с соответствующим заявлением в суд, а в случае его несогласия с указанным основанием – вновь в КС.

В заключение добавлю, что в настоящее время все промежуточные судебные решения находятся в процессе обжалования. Так, апелляционным постановлением Ярославского областного суда от 7 июня изменено постановление суда первой инстанции от 16 мая, которым отказано в удовлетворении ходатайства моего подзащитного Владимира Зубкова о возвращении уголовного дела прокурору. Апелляция исключила из решения суда первой инстанции указание на то, что я являюсь свидетелем по уголовному делу, за мной признаны статус защитника и право на участие в деле. 

Также Президиум Ярославского областного суда принял к рассмотрению кассационную жалобу на постановление Кировского районного суда г. Ярославля от 19 марта 2018 г. и апелляционное постановление Ярославского областного суда от 14 мая того же года, которыми было отказано в удовлетворении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ на решения и действия следователя, действия и бездействие оперативных уполномоченных и других полицейских. Рассмотрение жалобы назначено на 26 июня.

Рассказать:
Другие мнения
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
Ввести учреждения ФСИН в информационное общество
Уголовно-исполнительное право
О необходимости разрешить адвокату использовать цифровую технику в следственном изоляторе
02 Сентября 2019
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, МКА «ГРАД», зам. зав. кафедрой адвокатуры МГЮА
Правовая аналогия допустима
Правовые вопросы статуса адвоката
О мерах по совершенствованию правового регулирования адвокатского запроса
30 Августа 2019
Бутовченко Татьяна
Бутовченко Татьяна
Президент ПА Самарской области, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов ПАСО
Средство от соблазна
Правовые вопросы статуса адвоката
Процесс противодействия нарушениям прав адвокатов надо начинать с самих себя
30 Августа 2019
Торопов Евгений
Торопов Евгений
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ярославской области
Защитить интересы правосудия
Защита прав адвокатов
Недобросовестный адвокат может избрать своеобразный «способ защиты»
30 Августа 2019
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга
Схожие функции
Правовые вопросы статуса адвоката
Адвокатский запрос и права нотариусов
30 Августа 2019
Тарасов Евгений
Тарасов Евгений
Адвокат АП Ленинградской области
В корне изменить закон
Правовые вопросы статуса адвоката
О способах решения проблемы
30 Августа 2019