×
Синицын Алексей
Синицын Алексей
Адвокат АП Архангельской области, зам. председателя Комиссии по взаимодействию с предпринимательским сообществом и правовой защите бизнеса АЮР, член Комиссии по новым технологиям и правовому обеспечению цифровизации общества АЮР

Большие пользовательские данные – это «новая нефть». Данный тезис как нельзя лучше характеризует современную цифровую реальность. Технологические компании – крупные и не очень – используют в том числе самые изощренные способы, чтобы эффективнее «выкачивать» эту «нефть»: использовать и продавать данные. Собираются и анализируются любые цифровые «следы» пользователей.

Собранные массивы данных систематизируют и анализируют высокоразвитые алгоритмы и нейронные сети, в результате чего человек становится легко предсказуемым и манипулируемым, формируется его подробный психологический портрет. Это позволяет не только предугадывать потребительский спрос и предлагать нужный товар (услугу, работу), но и формировать такой спрос.

Например, еще в 2017 г. в США 14-летней девочке в интернете стали показывать контекстную рекламу товаров для будущих мам. Родители девочки обратились с жалобой к распространителям рекламы, и перед ними извинились за недоразумение.

В дальнейшем выяснилось, что девочка действительно была беременна. Оказалось, что в связи с изменением гормонального фона подростка изменилось и его поведение в сети, на основании чего нейросети сделали вывод, что пользователь находится в состоянии беременности. Сейчас технологии шагнули далеко вперед.

Законодательство, связанное с защитой персональных данных, развивается преимущественно в направлении совершенствования порядка их сбора (записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения). Однако, на мой взгляд, данная тенденция развития не является достаточно эффективной для их защиты. Если кто-то незаконно записал на диск данные о пользователях и просто хранит их у себя, узнать об этом не так-то просто. В то же время, если незаконно полученные персональные данные начинают использоваться, это может эффективно выявляться и пресекаться. В связи с этим борьба с незаконным оборотом персональных данных должна развиваться, на мой взгляд, именно в сторону совершенствования порядка их использования.

Например, абонент в телефонном разговоре с другом сообщил, что собирается на рыбалку. Сразу после этого на рекламных площадках в интернете ему начинают выдаваться рекламные объявления о спиннингах, катушках и других принадлежностях для рыбалки. Ситуация знакома многим. Налицо факт незаконного сбора персональных данных и их использования, и если сам по себе факт их сбора отследить крайне сложно, то факт их использования проявляется (раскрывается) перед самим пользователем.

Полагаю, что для борьбы с использованием незаконно собранных персональных данных у распространителей рекламы должна быть обязанность по раскрытию перед потребителем рекламы алгоритма выдачи (подбора) рекламных объявлений. Например, рекламное объявление может содержать кнопку (ссылку) «Основание показа», при клике на которую отображается следующая информация: когда и кем получены персональные данные; вид полученных персональных данных; логический вывод об актуальности для пользователя данного рекламного объявления. Кто-то из распространителей рекламы может возразить, что реализовать такой алгоритм будет крайне сложно. Согласен, сложно, если персональные данные собраны незаконно. Если же данные о пользователе получены на законных основаниях, трудностей, полагаю, возникать не должно. Потребитель рекламы вправе знать, почему ему показывают именно это объявление, на основании каких данных был сделан вывод о том, что для него актуально именно это предложение, а не другое. Такая же обязанность относительно выдачи цифрового контента в ленте новостей должна быть предусмотрена для соцсетей.

Если из раскрытого алгоритма выдачи конкретного рекламного объявления будет видно, что использовались персональные данные, полученные в нарушение законодательства, то пользователь самостоятельно сможет сообщить об этом в соответствующий надзорный орган. Эффективно бороться с незаконным оборотом персональных данных возможно только совместными усилиями госорганов и пользователей.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о защите прав потребителей потребителю предоставляется информация о составе пищевых продуктов и процессе их изготовления. Считаю, что аналогичное право должно быть у потребителя рекламы в отношении информационно-рекламных продуктов.

Рассказать:
Другие мнения
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
«Разгрузка» с риском для стороны защиты
Уголовное право и процесс
Оргвопросы деятельности судов не должны нарушать права и законные интересы участников судопроизводства
20 января 2023
Коновалов Андрей
Коновалов Андрей
Руководитель юридической компании «Щит и Меч»
Понуждение к соблюдению закона или наказание за ошибку?
Налоговое право
Чем является санкция, предусмотренная п. 1 ст. 122 НК РФ
19 января 2023
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат АП г. Москвы, ZHAROV GROUP, лауреат Ecoworld РАЕН, к.э.н
Общая судьба как основание для солидарности
Природоохранное право
Почему идея о генеральном деликте не распространяется на область охраны окружающей среды
18 января 2023
Буклова Виктория
Буклова Виктория
Адвокат АП г. Москвы, партнер Адвокатского бюро ZKS
Необходимо совершенствование УПК РФ
Уголовное право и процесс
Его содержание нуждается в дальнейшем законодательном регулировании
17 января 2023
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
К вопросу о ревизии регламентации предварительного слушания
Уголовное право и процесс
Ходатайства об исключении доказательств в ходе предварительного слушания есть процессуальный рудимент
17 января 2023
Загайнов Дмитрий
Загайнов Дмитрий
Почетный адвокат России, партнер INTELLECT
Важно правильно расставить все точки над «i»
Уголовное право и процесс
Не упуская из вида оговорки законодателя
17 января 2023
Яндекс.Метрика