×
Синицын Алексей
Синицын Алексей
Адвокат АП Архангельской области, зам. председателя Комиссии по взаимодействию с предпринимательским сообществом и правовой защите бизнеса АЮР, член Комиссии по новым технологиям и правовому обеспечению цифровизации общества АЮР

Большие пользовательские данные – это «новая нефть». Данный тезис как нельзя лучше характеризует современную цифровую реальность. Технологические компании – крупные и не очень – используют в том числе самые изощренные способы, чтобы эффективнее «выкачивать» эту «нефть»: использовать и продавать данные. Собираются и анализируются любые цифровые «следы» пользователей.

Собранные массивы данных систематизируют и анализируют высокоразвитые алгоритмы и нейронные сети, в результате чего человек становится легко предсказуемым и манипулируемым, формируется его подробный психологический портрет. Это позволяет не только предугадывать потребительский спрос и предлагать нужный товар (услугу, работу), но и формировать такой спрос.

Например, еще в 2017 г. в США 14-летней девочке в интернете стали показывать контекстную рекламу товаров для будущих мам. Родители девочки обратились с жалобой к распространителям рекламы, и перед ними извинились за недоразумение.

В дальнейшем выяснилось, что девочка действительно была беременна. Оказалось, что в связи с изменением гормонального фона подростка изменилось и его поведение в сети, на основании чего нейросети сделали вывод, что пользователь находится в состоянии беременности. Сейчас технологии шагнули далеко вперед.

Законодательство, связанное с защитой персональных данных, развивается преимущественно в направлении совершенствования порядка их сбора (записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения). Однако, на мой взгляд, данная тенденция развития не является достаточно эффективной для их защиты. Если кто-то незаконно записал на диск данные о пользователях и просто хранит их у себя, узнать об этом не так-то просто. В то же время, если незаконно полученные персональные данные начинают использоваться, это может эффективно выявляться и пресекаться. В связи с этим борьба с незаконным оборотом персональных данных должна развиваться, на мой взгляд, именно в сторону совершенствования порядка их использования.

Например, абонент в телефонном разговоре с другом сообщил, что собирается на рыбалку. Сразу после этого на рекламных площадках в интернете ему начинают выдаваться рекламные объявления о спиннингах, катушках и других принадлежностях для рыбалки. Ситуация знакома многим. Налицо факт незаконного сбора персональных данных и их использования, и если сам по себе факт их сбора отследить крайне сложно, то факт их использования проявляется (раскрывается) перед самим пользователем.

Полагаю, что для борьбы с использованием незаконно собранных персональных данных у распространителей рекламы должна быть обязанность по раскрытию перед потребителем рекламы алгоритма выдачи (подбора) рекламных объявлений. Например, рекламное объявление может содержать кнопку (ссылку) «Основание показа», при клике на которую отображается следующая информация: когда и кем получены персональные данные; вид полученных персональных данных; логический вывод об актуальности для пользователя данного рекламного объявления. Кто-то из распространителей рекламы может возразить, что реализовать такой алгоритм будет крайне сложно. Согласен, сложно, если персональные данные собраны незаконно. Если же данные о пользователе получены на законных основаниях, трудностей, полагаю, возникать не должно. Потребитель рекламы вправе знать, почему ему показывают именно это объявление, на основании каких данных был сделан вывод о том, что для него актуально именно это предложение, а не другое. Такая же обязанность относительно выдачи цифрового контента в ленте новостей должна быть предусмотрена для соцсетей.

Если из раскрытого алгоритма выдачи конкретного рекламного объявления будет видно, что использовались персональные данные, полученные в нарушение законодательства, то пользователь самостоятельно сможет сообщить об этом в соответствующий надзорный орган. Эффективно бороться с незаконным оборотом персональных данных возможно только совместными усилиями госорганов и пользователей.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о защите прав потребителей потребителю предоставляется информация о составе пищевых продуктов и процессе их изготовления. Считаю, что аналогичное право должно быть у потребителя рекламы в отношении информационно-рекламных продуктов.

Рассказать:
Другие мнения
Кондин Алексей
Кондин Алексей
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга, партнер Vinder Law Office
Ответственность за контрабанду возросла
Уголовное право и процесс
Комментарий к изменениям в ст. 226.1 УК РФ
19 апреля 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ
«Статичное» регулирование или справедливый подход?
Семейное право
И вновь о дуализме механизма взыскания алиментов на содержание детей
11 апреля 2024
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокат АП г. Москвы, профессор кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), д.ю.н.
Смертная казнь: уголовно-процессуальный аспект
Уголовное право и процесс
Включение данной меры в УК заставит вернуть эти составы преступлений в подсудность присяжных
04 апреля 2024
Смола Павел
Высшая мера: материально-правовой аспект
Конституционное право
Ни международное право, ни законодательство РФ не изменились в сторону желательности смертной казни
02 апреля 2024
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
Сопричинение вреда в умышленных преступлениях
Уголовное право и процесс
Статью 153 УПК целесообразно дополнить новым основанием для соединения уголовных дел
01 апреля 2024
Мухаметов Руслан
Мухаметов Руслан
Юрисконсульт ООО «РПК»
Год или три?
Арбитражный процесс
Исчисление срока исковой давности для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности
29 марта 2024
Яндекс.Метрика