×

Необоснованным блокировкам банковских счетов пришел конец

Законодатель сделал шаг в сторону упрощения ведения предпринимательской деятельности
Ваюкин Василий
Ваюкин Василий
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер Компании TAXMANAGER

Для многих физических и юридических лиц стало обыденностью попадание в список, предусмотренный Положением Банка России от 20 июля 2016 г. № 550-П, в котором фиксируются случаи отказа кредитных организаций от взаимодействия с клиентом. Данная проблема приводит к росту теневой экономики. Связано это прежде всего с усиливающимся недоверием к банковской системе со стороны физических лиц, которые, попав в «список 550-П» по ошибке кредитной организации или в результате своих неосторожных действий, оказались существенно ограничены в возможности получения положенных по закону выплат ввиду того, что данные выплаты зачастую граждане получают в безналичной форме – они зачисляются на банковский счет, которым клиент банка не сможет воспользоваться.

Особенно остро ощущает эту проблему предпринимательское сообщество, поскольку любой отказ банка в проведении операции чреват нарушением договорных обязательств перед контрагентами и, как следствие, пенями, штрафами и неустойками за просрочку исполнения обязательств, а также испорченной деловой репутацией. Понятно, что попадание в «черный список» становится существенным негативным фактором также и для иных кредитных организаций, поскольку степень доверия к организациям банковского сектора значительно снижается.

При этом до недавнего времени отсутствовал понятный механизм обжалования отказов кредитных организаций в заключении договора банковского счета либо проведении операций, которые банки мотивировали лишь ссылкой на Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – ФЗ № 115).

Ситуация начала улучшаться в конце 2017 г., когда в ФЗ № 115 были внесены изменения на основании Федерального закона от 29 декабря 2017 г. № 470-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступившего в законную силу с 30 марта 2018 г. Он фактически дублирует положения Методических рекомендаций Банка России от 10 ноября 2017 г. № 29-МР, указывающих на недопустимость принятия решения об отказе в проведении операции или об отказе от заключения договора банковского счета (вклада) по причинам, напрямую не связанным с риском осуществления клиентом деятельности в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Кроме того, данные Методические рекомендации содержат порядок отмены кредитной организацией принятого ею решения об отказе клиенту в проведении банковских операций и об информировании Росфинмониторинга о данном решении путем направления соответствующего электронного сообщения об удалении таких сведений.

Но если рекомендации ЦБ РФ не носили обязательного характера, то после внесения изменений в ФЗ № 115 банки уже не могут необоснованно отказывать в обслуживании клиентам. На сегодняшний день клиент, которому отказано, например, в проведении операции и который попал в «список 550-П», может предпринять следующие действия:

  • обжаловать отказ непосредственно в кредитной организации;
  • обжаловать отказ в межведомственной комиссии Банка России;
  • обжаловать отказ в судебном порядке.

Причем законодательство не предусматривает в данном случае обязательного претензионного досудебного порядка (не исключаем, что это временно), поэтому клиент банка может обратиться сразу в межведомственную комиссию ЦБ РФ или в суд. 

Однако целесообразнее начинать оспаривать отказ с низового звена, т.е. в банке, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 13.4 ст. 7 ФЗ № 115 кредитная организация обязана в течение 10 рабочих дней рассмотреть предоставленные клиентом документы, подтверждающие его добросовестность, – на обжалование отказа в судебном порядке уйдет значительно больше времени.

Следует понимать, что часто банки просто перестраховываются –отказывают клиенту, подразумевая требование предоставить дополнительные документы, чтобы не столкнуться позже с серьезными проблемами в случае выявления фактов финансирования террористической деятельности. Ожидается, что обязанность банков обосновывать отказ сделает процедуру оспаривания этого отказа и исключения клиента из «черного списка» максимально прозрачной, и в подавляющем большинстве случаев отказ не придется обжаловать ни в ЦБ РФ, ни в суде.

С высокой долей вероятности можно предположить, что к созданию Федерального закона от 29 декабря 2017 г. № 470-ФЗ приложила руку Федеральная налоговая служба РФ. На это указывают, например, такие причины отказа, как «массовый юридический адрес» или «массовый директор/учредитель», которые существенно упростят задачу выявления «фирм-однодневок». Ведь добросовестной компании проще зарегистрироваться по настоящему адресу местонахождения, чем доказывать банку, ЦБ РФ и суду, что в помещении площадью 15 квадратных метров могут осуществлять свою деятельность 120 организаций одновременно, а один директор успевает руководить 73 компаниями от Владивостока до Калининграда. Это касается и подозрений в экстремизме или терроризме: настоящие террористы скорее найдут иной способ осуществления транзакций, например посредством криптовалют, чем станут документально подтверждать свою добросовестность.

Нельзя не отметить, что данное нововведение идеально вписывается в принятые в 2017 г. меры по ужесточению правил привлечения контролирующих должников лиц к субсидиарной ответственности в рамках банкротства: предоставленные сегодня в банк сведения о бенефициарах недавно созданного юридического лица через 9 лет могут сыграть существенную роль при определении круга лиц, которые будут отвечать перед кредиторами за свои действия либо бездействие.

Обжалование отказа в межведомственной комиссии ЦБ РФ также не займет много времени по сравнению с судебным процессом – 20 рабочих дней со дня обращения заявителя. Более того, подать жалобу в межведомственную комиссию можно в режиме онлайн на официальном сайте Банка России.

Хотя на сегодняшний день соблюдение досудебного порядка не требуется, полагаем, что при рассмотрении данной категории дел судейский корпус все равно будет учитывать, предпринимал ли клиент до обращения в суд какие-либо действия для того, чтобы опровергнуть возникшие у банка сомнения, и будет лояльнее относиться к тем истцам, кто до суда исчерпал все предоставленные законом средства защиты своих прав.

Само судебное обжалование существенно упростится для тех, кто непосредственно составляет исковые заявления с требованием признать отказ банка незаконным и обязать его направить соответствующие сведения в Росфинмониторинг. Если раньше большинство подобных исковых заявлений было обречено на провал в связи с тем, что фактически у кредитных организаций отсутствовала обязанность мотивировать решение об отказе в банковском обслуживании, ограничившись ссылкой на ФЗ № 115, то начиная с 30 марта 2018 г. такая проблема больше возникать не будет – теперь нет нужды прописывать абстрактные доводы, обосновывающие незаконность отказа в проведении банковской операции или расторжения договора банковского счета в одностороннем порядке. Для цивилистов-практиков данная категория споров станет интересной в плане доказывания фактов возникновения убытков, причиненных незаконным отказом банка, и их размера.

Не исключаем, что при нынешнем подходе судов к вопросу взыскания убытков может появиться новый вид злоупотребления правом, связанный с созданием «фиктивных убытков» и незначительными нарушениями, которые влекут приостановление операций по счету, для последующего взыскания денежных средств с кредитной организации. При подобном негативном развитии событий больше всех рискуют пострадать банки, поскольку, с одной стороны, в случае нарушения ФЗ № 115 на кредитную организацию могут быть наложены серьезные санкции вплоть до отзыва лицензии, а с другой стороны, каждый отказ может повлечь взыскание убытков.

Станут ли подобные судебные споры популярными – зависит от того, какую позицию займут основные игроки банковского сектора и непосредственно ЦБ РФ. Если они будут неохотно удовлетворять заявления клиентов об исключении их из «черных списков», то через 2–3 года клиенты сразу станут обращаться в суд, а каким будет процент удовлетворения их требований в судах – покажет практика.

В любом случае на сегодняшний день можно констатировать большой шаг законодателя в сторону упрощения ведения предпринимательской деятельности и, как следствие, улучшения инвестиционного климата в стране.

Рассказать:
Другие мнения
Гейко Павел
Гейко Павел
Адвокат АК «СанктаЛекс»
Является ли цифровая валюта «опасным» имуществом?
Интернет-право
Предложенные законодателем поправки полезны и необходимы, но требуют дополнительной проработки
25 Ноября 2020
Хужин Марат
Хужин Марат
Адвокат BGP LITIGATION
Перспективы онлайн-допросов
Уголовное право и процесс
Для использования электронных доказательств есть серьезные препятствия, которые нужно преодолевать систематически
18 Ноября 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты
Семейное право
Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
17 Ноября 2020
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Суды опираются на позиции ВС РФ
Гражданское право и процесс
Разъяснения Пленума ВС РФ способствуют более единообразному развитию судебной практики
17 Ноября 2020
Береснева Анна
Магистр РШЧП`2019
Новые разъяснения ВС РФ
Гражданское право и процесс
Об основаниях прекращения обязательств
17 Ноября 2020
Новиков Алексей
Новиков Алексей
Управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm
Устранить недостатки и коллизии законодательного регулирования
Уголовное право и процесс
О праве на реплику в корреспонденции с участием в прениях
17 Ноября 2020