×

Новые перспективы для адвокатов и их стажеров

Передача организации стажировки в ведение АП избавит адвокатское сообщество от многих проблем
Соловьёв Сергей
Соловьёв Сергей
Член Квалификационной комиссии АП г. Москвы, к.ю.н., управляющий партнер АБ «СОСЛОВИЕ»

21 ноября 2016 г. в «Мнениях» на сайте «Адвокатской газеты» была опубликована моя статья под названием «Стажер адвоката – это должно звучать гордо!», в которой отмечалось, что у института стажирования в рамках своего существования внутри адвокатских образований нет перспектив развития и совершенствования, так как при его сегодняшней организации стажер имеет единственную профессиональную взаимосвязь с наставником-адвокатом, у которого, в соответствии со ст. 28 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон, Федеральный закон), должна быть только одна качественная характеристика – адвокатский стаж не менее пяти лет.

Наличия одного адвокатского стажа в данном случае, на мой взгляд, недостаточно. Этот вывод находит свое подтверждение в публикациях Константина Кузьминых о конфликтах между адвокатом-наставником и стажером (см. публикации от 9 августа 2017 г. и 24 апреля 2018 г. на сайте «Адвокатской газеты»).

Сам факт такого конфликта – это квинтэссенция всех несуразностей, нестыковок и непродуманности в организации института стажера в адвокатском сообществе. Полагаю, что связано это с совершенно неправильным смешением институтов стажера и помощника, которое проистекает от практически идентичного нормативного описания их в отраслевом адвокатском законе (в статьях К. Кузьминых эти субъекты также объединяются).

Вместе с тем имеется сущностное отличие стажера от помощника. Стажер ставит своей конечной целью получение статуса адвоката, тогда как помощник – это обычный наемный работник, выполняющий за деньги поручения адвоката и не преследующий, как правило, цели в виде адвокатской «корочки». Таково сущностное отличие этих двух институтов. Стажировка – это получение обязательного первичного знания об адвокатской профессии, ее механизмах, этических правилах и способах их соблюдения, организации взаимоотношений между профессиональными участниками судопроизводства, между адвокатом и доверителем, изучение правил оформления соглашений, адвокатских запросов, подготовки ходатайств и жалоб, т.е. всего того, что будет составлять повседневную деятельность стажера после получения статуса адвоката.

Роль помощника совсем иная. Он помогает адвокату осуществлять профессиональную деятельность, освобождает его от времязатратной технической работы и обеспечивает организацию его рабочего дня. Смешение деятельности стажера и помощника адвоката при наличии принципиальных различий – признак разбалансировки разных по сути и назначению институтов.

Деятельность стажера – это подготовка к тому, чтобы стать адвокатом. Коль скоро именно адвокатским палатам субъектов РФ через решения квалификационных комиссий отдано право на присвоение претенденту статуса адвоката (ст. 12 Закона), то вполне логично и обоснованно было бы передать организацию прохождения стажировки именно в ведение адвокатских палат. Это позволило бы строго отслеживать количество стажеров, формировать пул авторитетных адвокатов-наставников, которым из средств палаты выплачивалось бы вознаграждение за наставничество. Сегодняшний порядок, когда наставник, помимо того что обучает стажера, делится с ним своими знаниями и опытом, должен ему еще за это и платить, выглядит просто каким-то адвокатским оксюмороном.

На мой взгляд, только этот шаг избавил бы адвокатское сообщество от всех тех вопросов и проблем, которые озвучивает в своих статьях коллега Константин Кузьминых. Ведение общего учета стажеров в адвокатской палате позволило бы унифицировать правила прохождения стажировки. Появилась бы возможность направления стажеров к разным по специализации авторитетным и знающим специалистам, например, сроком на 1–2 месяца. Это было бы не очень трудоемко для адвоката-наставника, но давало бы стажеру существенно больше первичных знаний для более гладкого вхождения в профессию, помогло бы, возможно, определиться и со своей специализацией. О стажере можно было бы получить более широкое представление, так как его бы характеризовал не один заинтересованный адвокат-наставник, а группа независимых наставников, поработавших с ним на протяжении 1–2 месяцев. Это могло бы на более раннем этапе способствовать недопуску в профессию претендентов, чьи личностные качества не соответствуют этическим правилам профессии.

Стоит ли говорить, что пул стажеров при адвокатской палате был бы защищен как с профессиональной, так и с социальной точки зрения, так как все они были бы оформлены в качестве стажеров адвокатской палаты и направлялись бы для прохождения стажировок к конкретным адвокатам-наставникам по заранее утвержденному плану. Существенно проще решались бы вопросы проведения общих для стажеров обучающих мероприятий, семинаров, научно-практических конференций, совместного посещения ими судебных заседаний, следственных действий, следственных изоляторов и  пр.

Только изменение организации работы института стажера в адвокатской корпорации позволит преодолеть хаос, вкусовщину и бесконтрольность в вопросах прохождения стажировки. В противном случае список советов стажерам от коллеги Константина Кузьминых рискует приобрести признак постоянно дополняемого, так как индивидуальное взаимодействие стажера с единственным адвокатом-наставником каждый раз будет создавать новые проблемы и конфликты, что закономерно при имеющихся различиях в характере, интеллекте, культуре и воспитании людей.

Перефразируя немного известное китайское изречение, можно сказать, что сегодняшняя организация стажирования, возможно, позволит стажеру как претенденту на статус адвоката «наесться рыбой один раз»; изменение же правил прохождения стажировки в адвокатском сообществе путем передачи этого вопроса в исключительное ведение адвокатских палат субъектов РФ позволит научить стажера «самому ловить рыбу, которой он будет кормиться всю свою жизнь». 

Рассказать:
Другие мнения
Авакян Елена
Авакян Елена
Вице-президент ФПА РФ, член Совета ФПА РФ
Адвокатура достойна быть первой
Правовые вопросы статуса адвоката
Предложение о корпоративном регулировании информационной безопасности в деятельности адвокатов кажется разумным
14 мая 2024
Зайцев Владимир
Зайцев Владимир
Адвокат АП Алтайского края, председатель Первой коллегии адвокатов Алтайского края
Риски адвоката в условиях цифровизации
Правовые вопросы статуса адвоката
Необходима единая политика информационной безопасности
14 мая 2024
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Почетный адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), член Общественного Совета при Министерстве культуры РФ
Заключение эксперта на страже защиты
Правовые вопросы статуса адвоката
Процедура получения защитником заключения специалиста не урегулирована в УПК должным образом
26 апреля 2024
Дадов Азамат
Дадов Азамат
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры»
Адвокат на информационном поле: актуальные проблемы
Адвокатура, государство, общество
В стремлении к публичности ответственность адвоката перед адвокатской корпорацией возрастает
25 апреля 2024
Дмитриев Владимир
Дмитриев Владимир
Адвокат АП Санкт-Петербурга, член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб
Предлагать помощь адвокатов могут только они сами или адвокатские образования
Защита прав адвокатов
Кассация «засилила» решения судов о незаконности действий юрфирмы
22 апреля 2024
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Почетный адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), член Общественного Совета при Министерстве культуры РФ
Образ адвоката в российском и советском кинематографе
Адвокатура, государство, общество
Почему необходим полнометражный художественный фильм о работе адвоката
22 апреля 2024
Яндекс.Метрика