×

Об аккуратности при обращении в высшие суды по вопросам адвокатуры

Необходимо предварительное обсуждение таких жалоб на уровне ФПА РФ
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»

Одной из самых обсуждаемых в адвокатском сообществе тем последних дней стало Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2018 г. № 1468-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы адвоката АП Красноярского края Максима Пугачева. 

Эксперты «АГ» совместно выразили озабоченность принятым решением, указывая, что следственные органы могут подменять обыски (правила получения разрешения на которые, а также их проведения регулируются ст. 450.1 УПК РФ) оперативно-розыскными действиями.

Читайте также
КС вынес отказное определение по жалобе на обыск у адвоката под видом обследования помещения
Конституционный Суд посчитал, что обжалуемые законоположения не нарушили прав заявителя, а сама жалоба связана с предполагаемыми незаконными действиями правоприменителей, оценка которых – вне компетенции Суда
24 Июля 2018 Новости

Оценивая Определение КС РФ, считаю необходимым обратить внимание на несколько моментов, которые не были предметом комментирования адвокатами и экспертами.

Прежде всего, укажу на нормы тех статей Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД), которые стали предметом обжалования: это п. 8 ч. 1 ст. 6 и ч. 1 ст. 15. Полагаю, чтобы понять логику решения КС РФ, надо напомнить, что эти положения регулируют только само право соответствующих органов проводить обследование и технологию порядка его осуществления, то есть определяют действия служащих силовых органов во время проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ), их обязанности при изъятии документов составить протокол в соответствии с требованиями УПК РФ и изготовить для владельца документов копии изъятого. 

В обсуждаемом конкретном случае названные нормы не были нарушены: оперативными службами проведено обследование помещений, изъяты документы, о чем составлен протокол изъятия.

Надо обратить особое внимание на предпосылки вынесенного решения, а именно на предложение в последнем абзаце раздела первого Определения КС РФ № 1468-О: «Данное решение мотивировано тем, что обследование проводилось на основании судебного решения, выданного в связи с наличием сведений о противоправной деятельности сотрудников организации, возглавляемой М.М. Пугачевым…»

На сайтах в интернете можно найти сведения о том, что адвокат М.М. Пугачев владеет 25% уставного капитала ООО «Сибирский юридический центр Советник» (ООО «Юридический центр Советник») и что работники этой фирмы представляли ряд коммерческих организаций в судебных заседаниях по арбитражным делам и в государственных органах. Для действующих адвокатов не секрет, что силовыми структурами постоянно расследуются дела о различных налоговых преступлениях, о незаконном обналичивании денежных средств, о представлении при этом в судебные дела подложных документов. Практически всегда в связи с этим возникают подозрения о причастности представителей сторон к изготовлению или представлению подложных доказательств. Владея юридической фирмой, адвокат обязан был предвидеть, что в глазах силовиков его деятельность как владельца юридического центра будет тесно связана с принадлежащим ему обществом, а значит, и с возможными допущенными им нарушениями закона. Поэтому суды и подчеркнули, что адвокатское помещение осмотрели по причине подозрений об использовании его для работы фирмы. 

К сожалению, мне хорошо известны случаи, когда адвокат, учредив коммерческую организацию, предоставляет для ее работы помещение собственного адвокатского образования, позволяет изготавливать и хранить документы этой организации на собственных адвокатских компьютерах. Ни для кого не новость, что никакие действия работников этой организации адвокатской тайной не защищены. К сожалению, это типичные случаи, когда адвокат своими собственными действиями ставит под удар себя, собственные помещения, компьютеры и дела своих доверителей.

Чтобы сопоставить права адвоката, которые должны быть соблюдены при уголовно-процессуальных действиях, с его же правами во время ОРМ, надо соотнести ст. 450.1 УПК РФ и ст. 8 Закона об ОРД. Именно эти статьи повествуют о порядке вынесения судебных решений в обоих случаях. 

В ст. 8 Закона об ОРД предусмотрено, что осмотр жилища может производиться как по предварительному судебному решению, так (в случае неотложности) и без этого решения, – с последующим извещением суда. В то же время в ст. 450.1 УПК РФ установлено обязательное предварительное судебное разрешение на производство обыска у адвоката. В деле адвоката М.М. Пугачева предварительное решение суда было получено. В этой части были также полностью соблюдены требования п. 3 ст. 8 Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), которая предусматривает проведение ОРМ в отношении адвоката только на основании судебного разрешения, а равно конституционно-правовой смысл об обязательности наличия предварительного судебного разрешения, выявленный Постановлением КС РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других».

Согласно УПК РФ важное условие решения, разрешающего производство обыска у адвоката, – указание исчерпывающего перечня подлежащих изъятию документов. Однако  в Законе об ОРД это требование отсутствует. И именно в отсутствии указания на данное требование к судебному акту, разрешающему ОРМ (в частности, осмотр помещения) в отношении адвоката, авторы жалоб, а также комментаторы видят ущербность Закона об ОРД.

Согласен, ограничение возможностей оперативников не предусмотрено в ст. 8 Закона об ОРД. Но именно эта статья адвокатом М.М. Пугачевым в КС РФ не обжаловалась и, следовательно, судьи КС РФ никак не могли оценивать отсутствие соответствующих рамок в данной статье Закона. Стоило ли вообще обжаловать названные положения Закона об ОРД в конституционном порядке в связи с нарушением прав адвоката и слишком широкими полномочиями оперативных сотрудников, не ограниченных судом, если в решениях судов общей юрисдикции упомянутая норма ст. 8 Закона об ОРД не применялась? 

Пользуясь приведенным примером, рискну вынести на суд читателей предложение о создании при ФПА РФ консультационного органа, в задачу которого должна входить предварительная оценка жалоб в Конституционный Суд РФ на основании материалов конкретного дела и, возможно, заявлений в Верховный Суд при обжаловании ведомственных нормативных актов. Такое обсуждение помогло бы предотвратить почти гарантированно отрицательный результат для адвокатуры в целом и для конкретного жалобщика в частности, как в рассматриваемом, так и во многих других случаях.

В то же время не могу обойти вниманием положительные стороны Определения КС РФ № 1468-О.

Суд указал, что гласные оперативно-розыскные мероприятия как проверочные мероприятия в отношении адвоката могут производиться только до возбуждения уголовного дела и лишь для проверки факта совершения адвокатом преступления. Суд подчеркнул, что при отсутствии признаков уголовного преступления ОРМ в отношении адвоката должны быть немедленно прекращены. Таким образом, на мой взгляд, по смыслу обсуждаемого Определения нельзя провести в отношении адвоката гласное ОРМ после возбуждения в отношении него уголовного дела, а тем более подменить следственные действия ОРМ.

Суд также установил, что изъятые во время ОРМ документы из адвокатских производств могут быть использованы как доказательства обвинения исключительно в том случае, если они не входили в производства адвокатов по делам их доверителей.

Надо обратить внимание и на то, что согласно основной канве комментируемого Определения при вынесении судебных постановлений о проведении ОРМ в отношении адвокатов суд должен руководствоваться ранее выявленным КС РФ в Постановлении от 17 декабря 2015 г. № 33-П и многочисленных определениях  конституционным смыслом правовых норм. Как известно, констатированный КС РФ конституционно-правовой смысл применяется ко всем правовым нормам, регулирующим сходные правовые отношения.

Рассказать:
Другие мнения
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК, председатель КА «Хмыров, Валявский и Партнеры»
«Адвокат для адвоката»?
Защита прав адвокатов
О праве представителя адвокатской палаты защищать профессиональные права коллег – защитников в уголовном процессе
21 Сентября 2021
Краузе Сергей
Краузе Сергей
Заместитель президента АП Санкт-Петербурга, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб
Если отвод необоснован
Защита прав адвокатов
Активная позиция защитника помогла добиться признания его отвода следователем незаконным
15 Сентября 2021
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП КК, председатель КА «Хмыров, Валявский и Партнеры»
В защите прав адвокатов каждая удовлетворенная жалоба – победа
Защита прав адвокатов
Почему незаконные действия следователей и суда необходимо обжаловать
23 Августа 2021
Челохсаев Тимур
Челохсаев Тимур
Адвокат АБ Краснодарского края «Сила Слова»
Судопроизводство требует совершенствования
Адвокатура, государство, общество
О законодательных инициативах в рамках предвыборной программы «Доступное правосудие»
20 Августа 2021
Шварц Ольга
Шварц Ольга
Советник ФПА РФ, консультант по правовым программам московского офиса Всемирного банка, к.ю.н.
Количество вопиющих нарушений существенно снизилось
Защита прав адвокатов
О результатах второго опроса адвокатов о нарушениях их профессиональных прав
11 Августа 2021
Шаров Геннадий
Шаров Геннадий
Вице-президент ФПА РФ
Попытка сравнить несравнимое
Зарубежная адвокатура
О ежегодном отчете Отдела по связям со СМИ и стратегическим коммуникациям ABA «Профиль юридической профессии ААЮ»
10 Августа 2021
Яндекс.Метрика