×

Параллельный импорт: норма временная и не для всех товаров

Особенности применения закона о легализации параллельного импорта в России

Президент РФ подписал Закон1, разрешающий параллельный импорт и освобождающий от ответственности за него.

Читайте также
Владимир Путин подписал закон о легализации параллельного импорта в России
Теперь импорт товаров, перечень которых устанавливают российские власти, не будет являться нарушением исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности
05 Июля 2022 Новости

Напомню, 29 марта 2022 г. Правительство РФ приняло Постановление № 506 «О товарах (группах товаров), в отношении которых не могут применяться отдельные положения Гражданского кодекса Российской Федерации о защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выраженные в таких товарах, и средства индивидуализации, которыми такие товары маркированы», фактически ознаменовавшее разрешение параллельного импорта в РФ. Оценка данного постановления экспертами колебалась от крайне позитивной до крайне негативной.

Что же на самом деле представляет собой параллельный импорт и почему до недавнего времени в России он был фактически запрещен? Традиционно под параллельным импортом понимается импорт оригинальных товаров импортерами, которые не являются официальными импортерами (дистрибьютерами) соответствующего иностранного правообладателя данного товара и не получали от него разрешение на такой ввоз. При этом речь ни в коем случае не идет о поставке поддельной (фальсифицированной) продукции или ввозе товара в нарушение правил таможенных процедур: параллельный импорт – всегда оригинальная продукция, то есть произведенная правообладателем, которая проходит все таможенные процедуры при пересечении границы. Однако ввоз такой продукции осуществляется «параллельно» официальным каналам поставки, которые обеспечивают официальные импортеры (дистрибьютеры) иностранного правообладателя. Собственно, отсюда и возник термин «параллельный импорт».

Разрешение или запрет параллельного импорта в той или иной стране неразрывно связаны с таким институтом права интеллектуальной собственности, как «исчерпание права», под которым в общем смысле понимается ограничение права правообладателя на принадлежащие ему объекты ИС после того, как товары, в которых выражены (использованы) соответствующие объекты интеллектуальной собственности, были введены в оборот самим правообладателем или с его согласия. В зависимости от того, в какой момент после введения товаров в оборот наступает исчерпание права, выделяют международный, региональный и национальный принципы. Нормами ГК РФ в стране установлен национальный принцип исчерпания права. Так, согласно ст. 1359 и 1487 Кодекса не являются нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец и товарный знак ввоз на территорию РФ и введение в гражданский оборот или хранение для этих целей товаров, в которых использованы изобретение, полезная модель, промышленный образец или которые маркированы товарным знаком, – при условии, что товар был введен в гражданский оборот на территории России непосредственно правообладателем или с его согласия.

По смыслу указанных норм в отношении товара, ввезенного в РФ в качестве параллельного импорта, – то есть без согласия правообладателя, – исчерпание права не произошло. Следовательно, правообладатель сохраняет исключительные права на объекты ИС, использованные в таком товаре, в том числе право требовать изъятия из оборота и уничтожения данного товара, а также выплаты компенсации за использованные в товаре объекты ИС.

До недавнего времени в России параллельный импорт был незаконным с гражданско-правовой точки зрения, и его оборот подлежал привлечению к гражданско-правовой ответственности (административная и уголовная ответственность не применялись).

Необходимо отметить, что примерно в половине стран мира установлен международный или региональные принципы исчерпания права, – то есть исчерпание права правообладателя происходит уже после первого введения товара в оборот (самим правообладателем или с его согласия) на территории любой страны мира или в одной из стран регионального союза (например, ЕАЭС), после чего дальнейший ввоз и введение в оборот такого товара в другой стране (мира или данного регионального союза) уже не требуют согласия правообладателя. Международный и региональный принципы исчерпания права фактически легализуют параллельный импорт в странах, где они установлены. Таким образом, национальный принцип исчерпания права является наиболее благоприятным для правообладателя и выгодным ему с экономической точки зрения, поскольку исчерпания права не происходит вплоть до введения товара в оборот в конкретной стране, за счет чего правообладатель получает дополнительные отчисления при импорте.

Читайте также
Эксперты «АГ» оценили возможные последствия от «легализации» параллельного импорта
Согласно постановлению Правительства РФ перечень товаров, в отношении которых он будет разрешен, будет сформирован на основании предложений федеральных ведомств
01 Апреля 2022 Новости

Постановление № 506 было нацелено на разрешение параллельного импорта в отношении отдельных категорий товаров путем замены национального принципа исчерпания права на международный. Однако использованные в постановлении формулировки, на мой взгляд, неудачны: «Установить, что Министерство промышленности и торговли Российской Федерации по предложениям федеральных органов исполнительной власти утверждает перечень товаров (групп товаров), в отношении которых не применяются положения подпункта 6 ст. 1359 и ст. 1487 ГК РФ при условии введения указанных товаров (групп товаров) в оборот за пределами территории РФ правообладателями (патентообладателями), а также с их согласия».

Из буквального толкования данной нормы следует, что в отношении товаров, перечень которых подлежит утверждению Минпромторгом РФ, перестают применяться нормы ст. 1359 и 1487 ГК об исчерпании права – для этих товаров исчерпания права вообще не происходит, и формально правообладатель может предъявлять требования в связи с использованием в товаре принадлежащих ему объектов ИС даже после введения товара в оборот на территории России с его согласия. Очевидно, что такое толкование не соответствует заявленной цели разрешения параллельного импорта. В связи с этим применять и толковать названное постановление необходимо с учетом официальных комментариев, опубликованных на сайте Правительства РФ вместе с постановлением, – Постановление № 506 разрешает ввоз в страну востребованных оригинальных товаров иностранного производства без согласия правообладателей и отменяет ответственность за параллельный импорт.

Основная цель, заявленная при разрешении параллельного импорта, – обеспечить внутренний рынок востребованными товарами и позволить стабилизировать цены на них. В условиях, когда иностранные правообладатели (производители) стали массово покидать российский рынок, разрешение параллельного импорта является скорее экономической мерой, направленной на недопущение дефицита отдельных категорий товаров и (или) взрывного роста цен на них. Таким образом, решение о разрешении параллельного импорта продиктовано прежде всего текущими экономическими обстоятельствами, а не политическими мотивами и обменом санкционными и контрсанкционными мерами между Россией и рядом иностранных государств.

Читайте также
Параллельный импорт: возможности и опасности
Избежать злоупотреблений поможет лишь адекватное правовое регулирование
17 Мая 2022 Мнения

Необходимо обратить особое внимание, что, согласно Постановлению № 506, условием для разрешения параллельного импорта товаров в РФ является введение такого товара в оборот за пределами территории России самими правообладателями (патентообладателями) либо с их согласия. То есть таможенным органам предстоит проверять, был ли введен соответствующий товар в оборот за пределами РФ правообладателями или с их согласия. Нельзя не учитывать, что в эпоху глобализации товары могут поставляться в РФ в буквальном смысле с другой стороны земного шара, а значит, до пересечения российской границы товары проходят не через одну страну. Означает ли формулировка «при условии введения такого товара в оборот за пределами территории РФ правообладателями, а также с их согласия» необходимость проверки всей цепочки договоров по перепродаже товара из страны производства до границы с Россией или достаточно будет подтвердить согласие правообладателя на ввод товара в оборот на территории страны, откуда товар непосредственно ввозится в РФ? Ответа на данный вопрос пока нет, и, вероятнее всего, он будет формироваться практикой.

На сегодняшний день перечень товаров, разрешенных к параллельному импорту, утвержден Приказом Минпромторга от 19 апреля 2022 г. № 1532. Формулировки и юридическая техника данного документа заслуживают отдельных подробных комментариев; сейчас хотелось бы остановиться на двух моментах.

Во-первых, перечень довольно обширный – в общей сложности в него вошли более 50 групп товаров в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС, при этом в отношении отдельных групп товаров параллельный импорт разрешен независимо от страны производства и конкретного производителя; в отношении других принято решение о разрешении параллельного импорта товаров конкретных производителей.

Во-вторых, перечень не является окончательным – по заявлениям представителей Минпромторга, планируется пересмотр перечня с периодичностью примерно раз в квартал с учетом рыночной ситуации. Например, перечень планируется дополнить товарами ряда производителей и одновременно исключить из него несколько позиций товаров, производители которых подтвердили намерение остаться на российском рынке и продолжить поставки их продукции в РФ.

Таким образом, на данный момент в России разрешен параллельный импорт не всех товаров, а лишь включенных в утвержденный Минпромторгом перечень. В отношении остальных товаров продолжает действовать национальный принцип исчерпания права, и их параллельный импорт в РФ по-прежнему запрещен.

В дополнение к указанным актам 28 июня 2022 г. Президент РФ подписал Федеральный закон № 213-ФЗ2, которым отменяется ответственность за использование объектов ИС при параллельном импорте: «Не является нарушением исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации использование результатов интеллектуальной деятельности, выраженных в товарах (группах товаров), перечень которых устанавливается в соответствии с п. 13 ч. 1 настоящей статьи (товарах, в отношении которых не применяются положения подп. 6 ст. 1359 и ст. 1487 ГК РФ, то есть разрешенных к параллельному импорту. – Прим. мое. – А.Л.), а также средства индивидуализации, которыми такие товары маркированы».

С сожалением стоит отметить, что формулировки и юридическая техника обсуждаемого Закона также вызывают вопросы. Из буквального толкования положений новой нормы можно сделать вывод, что отныне любые третьи лица любыми способами могут использовать объекты ИС иностранных правообладателей, товары которых разрешены к параллельному импорту. Однако такая трактовка, на мой взгляд, не соответствует цели Закона, которая декларировалась при его принятии, а именно – освобождение от ответственности российских предпринимателей, осуществляющих ввоз параллельного импорта и его дальнейшую продажу на территории нашей страны. Таким образом, речь должна идти об освобождении от ответственности за использование объектов ИС в товарах, которые ввозятся параллельным импортом.

Утверждать, что разрешение параллельного импорта в России (хоть и таким – весьма спорным с правовой и юридико-технической точки зрения – способом) является ущемлением прав иностранных правообладателей, полагаю, некорректно. Как отмечалось, примерно в половине стран действуют международный или региональный принципы исчерпания права, фактически разрешающие параллельный импорт. Разрешив параллельный импорт отдельных категорий товаров, Правительство РФ не лишило иностранных правообладателей исключительных прав на объекты ИС, а всего лишь временно ограничило их в своего рода дополнительных экономических привилегиях, которые давали национальный принцип исчерпания права и полный запрет параллельного импорта.

Несомненно, разрешение параллельного импорта существенно меняет условия деятельности для иностранных правообладателей в РФ. Ранее иностранные правообладатели выстраивали отношения с российскими партнерами на принципах эксклюзивности, назначая одну или несколько российских компаний своим официальным импортером и (или) дистрибьютером в России. Такой статус, с одной стороны, представлял ряд преимуществ российским компаниям –партнерам иностранных правообладателей, с другой – позволял иностранному правообладателю диктовать условия российским официальным импортерам (дистрибьютерам), зачастую весьма жесткие. Теперь отечественные компании вправе выстраивать деятельность по ввозу и дальнейшей продаже разрешенной к параллельному импорту продукции самостоятельно, без вступления в договорные отношения с соответствующим иностранным правообладателем (производителем) и без получения у него каких-либо разрешений.

Нельзя исключать, что некоторые из правообладателей могут счесть дальнейшее осуществление деятельности в России невыгодным. Разрешение параллельного импорта может изменить ситуацию с насыщенностью внутреннего рынка соответствующими товарами и, как следствие, повлияет на их стоимость. Кроме того, иностранным производителям придется конкурировать с параллельными импортерами, на деятельность которых, в отличие от официальных импортеров (дистрибьютеров), они не могут повлиять. В таких условиях некоторые правообладатели могут принять решение о приостановлении в том или ином виде деятельности в РФ. В этом случае нельзя исключать временного дефицита продукции таких правообладателей (производителей), поскольку параллельным импортерам потребуется время для налаживания каналов поставки и обеспечения необходимого объема соответствующей продукции на российском рынке.

Более того, иностранные правообладатели договорами с зарубежными партнерами могут установить запрет на дальнейшую продажу товара российским компаниям. В этом случае российские импортеры могут столкнуться с проблемами закупки необходимого товара за границей для ввоза его в Россию параллельным импортом, а также с усложнением логистических цепочек поставок, что в итоге может повлиять на конечную стоимость товара.

Наконец, не стоит забывать, что некоторые категории товаров – прежде всего бытовая техника и электроника, – изначально адаптируются производителем (правообладателем) под стандарты и технические требования каждой конкретной страны. Данный процесс осуществляется еще на стадии производства с учетом того, в какую страну планируется отгружать продукцию. Если иностранные производители примут решение больше не поставлять товар в Россию, продукция не будет адаптироваться под действующие в РФ требования, и параллельный импорт такой продукции теряет смысл.

Некоторые негативные последствия разрешения параллельного импорта могут ощутить и рядовые потребители. В частности, могут возникнуть проблемы с неадаптированностью и несовместимостью с российскими системами бытовой техники и электроники, невозможность русифицировать интерфейс такой техники, отсутствие инструкции к товару на русском языке и пр. Наиболее острой может стать проблема гарантийного обслуживания товаров, ввезенных параллельным импортом. В условиях, когда представительство соответствующего производителя в РФ закрылось и договоры с официальными дистрибьютерами расторгнуты, а продавец товара после его продажи потребителю ликвидировался, последнему попросту не к кому будет обратиться с требованиями о замене некачественного товара или его гарантийном обслуживании. Как будет решаться данный вопрос, покажет практика.

В заключение отмечу, что уровень юридической проработанности нормативных правовых актов, разрешивших параллельный импорт и отменивших ответственность за него, вызывает множество вопросов и неизбежно приведет к возникновению на практике спорных ситуаций. Также стоит помнить, что разрешение параллельного импорта – временная мера, вызванная необходимостью стабилизировать внутренний рынок, и, как любая временная мера, в любой момент может быть отменена.


1 Федеральный закон от 28 июня 2022 г. № 213-ФЗ «О внесении изменения в статью 18 Федерального закона “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”».

2 Указанным Законом вносятся изменения в Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 8 марта 2022 г. № 46-ФЗ.

Рассказать:
Другие мнения
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
02 Августа 2022
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловая Россия», адвокат АП г. Москвы
Условия содержания под стражей: тенденции к улучшению
Уголовно-исполнительное право
О новых вступивших в силу правилах внутреннего распорядка СИЗО и пенитенциарных учреждений
29 Июля 2022
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Укрепление защиты семьи путем защиты родительства
Семейное право
Проект поправок в Семейный кодекс требует широкого обсуждения
28 Июля 2022
Осипова Светлана
Осипова Светлана
Партнер Osipov Legal
Временные, но необходимые меры
Гражданское право и процесс
Основные законодательные изменения в области валютного регулирования и ВЭД
27 Июля 2022
Постникова Мария
Постникова Мария
Адвокат АП Челябинской области, КА «Авангард» г. Челябинска
Изменение запретов при домашнем аресте
Уголовное право и процесс
Допустимо ли произвольное изменение порядка исполнения постановления суда об избрании меры пресечения?
18 Июля 2022
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
12 Июля 2022
Яндекс.Метрика