×

Подчеркнутое уважение к суду как вклад на «счет» доверия судебной власти

Иногда идти навстречу – значит избежать бессмысленного столкновения
Пашин Сергей
Пашин Сергей
Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ

«Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
Но притворитесь!..»
А.С. Пушкин, Признание

Прочел в «АГ» заметку адвоката из Ростовской области Дениса Матюхина «Всем встать, суд уходит» и хочу в связи с затронутой автором темой отметить следующее.

Читайте также
«Всем встать, суд уходит»
Обязаны ли участники заседания вставать при выходе судей из зала либо выслушивать постановления и определения стоя?
18 января 2021 Мнения

Российский законодатель склонен к подробной (даже мелочной) регламентации поведения сограждан, представших перед «служилыми людьми». Не полагаясь на чувство меры, вкус и врожденную учтивость участников процесса и зрителей, депутаты озаботились вопросами судебного этикета и возвели в ранг федерального закона формы обращения к судьям, обязанность подниматься перед ними и выслушивать приговор (решение) стоя. По справедливому утверждению молодого Карла Маркса, писавшего тогда для «Рейнской газеты», бюрократия выдает «формальное за содержание, а содержание за нечто формальное»1

Такой подход перевел вопрос воспитанности в юридическую плоскость и, следовательно, дал повод для препирательств в залах суда и на страницах профессиональных изданий. В 2010 г. нашелся щепетильный, как мушкетер-гасконец, человек, воспринявший описанный в ст. 158 ГПК РФ и 257 УПК РФ регламент судебного заседания как личную обиду, он обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, указав среди прочего, что соответствующие «нормы, обязывая участников уголовного и гражданского судопроизводства в судебном заседании давать показания и делать заявления стоя и обращаться к суду со словами “уважаемый суд”, а к судье – “Ваша честь”, умаляют его достоинство, вынуждают выражать точку зрения, противоречащую его личным убеждениям, демонстрируют морально-этическое неравенство между судьями и иными участниками судопроизводства». КС тогда отметил, что «нормы, закрепляющие требование уважительного обращения к суду, сами по себе конституционные права заявителя не нарушают», и оставил жалобу без рассмотрения по существу (Определение от 23 сентября 2010 г. № 1195-О-О).

Председательствуя в заседаниях Московского городского суда, я требовал от сторон безусловного уважения к судебной коллегии, в состав которой входили как профессиональные судьи, так и представители народа – заседатели. Так, ни при каких обстоятельствах я не позволял прокурору и защитнику, потерпевшему и подсудимому перебивать председательствующего. Однако, оглашая длинный приговор, чтение которого могло занять несколько часов, предпочитал поступать разумно: присутствующие выслушивали стоя только вводную и резолютивную части, а на время публичного объявления описательно-мотивировочной части предлагал коллегам и зрителям садиться. Никакого умаления авторитета суда и его итогового решения в этом до сих пор не вижу, и если здесь было отступление от процессуального регламента, то оно не лежит тяжким бременем на моей совести. 

Определения и постановления суда в судебном заседании под моим председательством обычно объявлялись «без помпы»: всем дозволялось сидеть, но, если требовалось подчеркнуть важность судебного акта, тогда я просил всех встать (насколько помню, речь в этих случаях шла об освобождении из-под стражи подсудимого – т.е. об изменении меры пресечения на менее радикальную). Разумеется, не только слушатели, но и судьи обязаны из солидарности друг с другом и уважения к правосудию встать во время оглашения председательствующим решения. Если он читает текст сидя, а прочие стоят перед ним навытяжку – это, на мой взгляд, очень дурной тон.

УПК РФ действительно предписывает сторонам вставать лишь при входе судей, но не выходе их из зала, подниматься с места, выступая перед судьей с обращениями, показаниями и заявлениями, выслушивать стоя приговор, но не определение и постановление суда безотносительно к тому, сформулированы они в виде отдельного документа или приняты судьей на месте – без удаления в совещательную комнату. Однако стоит задуматься, почему ст. 12 КПЭА требует от адвоката не только «соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства» но также «проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле» (очевидно, в случаях и формах, не определенных нормативными правовыми актами). Этот важнейший корпоративный акт таким образом разрывает очерченный бюрократией круг и выводит учтивость и культуру общения с судом и коллегами за рамки положений закона. Данные качества должны демонстрироваться адвокатом не «из-под палки», не из страха перед санкциями, а как естественное поведение члена сообщества, ежедневно практикующего справедливость.

Читайте также
Конфронтация нецелесообразна
К чему приведет демонстративный отказ от вставания при оглашении промежуточных актов в уголовном судопроизводстве
21 января 2021 Мнения

Подчеркнутое уважение к суду, как представляется, не может никого скандализировать. Оно выступает элементом торжественной судебной процедуры и в конечном счете – вкладом адвоката (юриста) на «счет» доверия судебной власти. Конечно, никакого «морально-этического равенства» между судом, наделенным властью вершить правосудие и руководящей ролью в судебном разбирательстве, с одной стороны, и участниками процесса и публикой, с другой, – нет и быть не может (потому и кресла судейские размещены на подиуме). Но при этом сохраняются взаимное признание человеческого достоинства и уважение к коллегам и согражданам.

Место адвоката-защитника в процессе по уголовному делу точно определил, выступая 12 декабря 1897 г. в защиту рабочих Коншинской фабрики г. Серпухова корифей русской адвокатуры Ф Н. Плевако. Он тогда сказал судьям и сословным представителям Московской судебной палаты: «У вас, господа коронные судьи, масса опыта <…> не напоминать вам, а учиться у вас должны мы, младшие служители правосудия». Не презирал великий оратор и судебный деятель судей, не отказывал им в почтении, не терзался своей будто бы скромной ролью; он знал цену и себе, и живому слову, множил не склоки, но согласие. Так, завершая речь в защиту Прасковьи Качки, Плевако произнес: «Пусть, по счастливому выражению псалмопевца, правда и милость встретятся в вашем решении, истина и любовь облобызаются».

Бывает, что и судебные юристы «выгорают», а судьи начинают срывать дурное настроение на участниках процесса, ерничать и самоутверждаться за их счет, прокуроры – «добру и злу внимать равнодушно», обвинять человека любой ценой, защитники – конфликтовать с судом по ничтожным поводам и «ломиться в открытую дверь». К несчастью, симптомы профессиональной деформации этим не ограничиваются. 

Однако адвокат обязан помнить старую поговорку: «Прокурор играет на свои, а защитник – на чужие». Это не про деньги, а про судейское усмотрение, которое из-за пустяковой стычки со стороной защиты может – без явного нарушения отечественного законодательства – склониться в неблагоприятную для подсудимого сторону. Судьи настаивают на соблюдении избыточных церемоний иногда из неуверенности в себе, подчас – из самолюбования, но в подавляющем большинстве случаев – просто подражая своим наставникам и без размышлений воспроизводя принятую в данном регионе практику. Потакание относительно безобидным пожеланиям судьи, который, например, требует лишний раз подниматься перед его решениями, не означает, что стороны «разоружаются и встают на колени», отдаются на милость и произвол «чиновника в мантии». 

Адвокаты, часто работающие в суде присяжных, обретают не только хороший слог и своеобразную, достойную подражания манеру речи, но также наблюдательность и психологическую адекватность. По буквальному смыслу закона суд олицетворяется председательствующим судьей, а присяжные «участвуют» в процессе, поэтому в первые годы работы «суда с участием присяжных заседателей» неписанные правила этикета сложились таким образом, что при появлении в зале председательствующего вставали все присутствующие – и публика, и стороны, и присяжные заседатели. Когда же в зал приглашали присяжных, они занимали свои места, не получая никаких особых знаков почтения. Впоследствии опытные адвокаты стали демонстративно приветствовать присяжных стоя каждый раз, когда они появлялись в зале заседаний; при этом прокуроры, восседающие за своим столом, выглядели (в том числе в глазах «судей факта») если не дурно воспитанными, то высокомерными и заносчивыми. 

Как воспринимает председательствующий адвоката-защитника, который устраивает перепалку с ним по вопросу этикета, рискуя испортить впечатление о себе и лишить доверителя благосклонности суда? Стоит ли полемика пролитых чернил? Иногда идти навстречу – значит, избежать бессмысленного столкновения.


1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 1. С. 271.

Рассказать:
Другие мнения
Калужский Виктор
Калужский Виктор
Юрист практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services
СИП как кассационная инстанция: ключевые тенденции
Право интеллектуальной собственности
Споров с иностранным элементом и споров в отношении договоров о распоряжении РИД стало больше
14 июня 2024
Домино Иван
Домино Иван
Управляющий партнер DOMINO LEGAL TEAM, арбитражный управляющий
Прекращение производства по банкротному делу не препятствовало рассмотрению заявления кредитора по правилам гл. 37 АПК
Арбитражный процесс
Три ключевых вывода ВС
13 июня 2024
Саенко Антон
Саенко Антон
Старший партнер АБ г. Москвы «Глушков, Саенко и партнеры»
Самым «популярным» административным наказанием остается штраф
Производство по делам об административных правонарушениях
При этом судебные постановления о назначении наказания обжалуются редко
11 июня 2024
Озолина Ирина
Озолина Ирина
Патентный поверенный РФ, евразийский патентный поверенный, адвокат АП г. Москвы, старший партнер АБ «А. Залесов и партнеры»
Количество рассмотренных СИП споров возвращается к уровню 2021 года
Право интеллектуальной собственности
При этом число дел с участием граждан, не имеющих статуса ИП, выросло втрое
10 июня 2024
Волков Даниил
Волков Даниил
Юрист ООО «УК Веком Групп»
Как уплачивать восстановленный НДС от продажи имущества банкрота?
Налоговое право
ВС пояснил ряд важных вопросов о налогообложении в условиях несостоятельности
07 июня 2024
Алексеев Антон
Алексеев Антон
Генеральный директор, партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer
Количество административных дел сократилось вдвое
Гражданское право и процесс
При этом обжаловать действия органов власти граждане и организации стали чаще
06 июня 2024
Яндекс.Метрика