×
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.

Семейное законодательство – отрасль весьма своеобразная. С одной стороны, она кодифицирована еще с советских времен, что в прошлые десятилетия было отличительным признаком далеко не всех отраслей права, – и это показывает признание государством важности норм данной отрасли. С другой – создается впечатление, что в повседневных социально-экономических условиях нормы семейного права теряются, отходят на второй, а то и третий план, как прогулочная яхта неизбежно теряется на фоне лайнеров и танкеров, поскольку нормы других отраслей кажутся более насущно-важными.

Однако важно понимать, что в действительности нормы семейного права имеют первостепенное значение, ибо регулируют отношения внутри семьи, – то есть в самом ближнем круге каждого гражданина, особенно несовершеннолетнего. Если в семье все благополучно, мирно, спокойно и стабильно, если семья является надежным тылом, гражданам проще решать социальные, экономические и любые другие жизненные вопросы.

Именно поэтому считаю, что предлагаемые группой членов Совета Федерации и депутатов Госдумы изменения в Семейный кодекс РФ и ряд профильных федеральных законодательных актов (законопроект № 157281-8) можно приветствовать как направленные на укрепление защиты семьи путем защиты родительства.

Читайте также
Отобрание детей при угрозе их жизни хотят сделать исключительной мерой
Вместо этого предлагается передача ребенка под временную защиту его родственникам или в специальную организацию
11 Июля 2022 Новости

Отдельно подчеркну, что направленность положений законопроекта на защиту семьи и родительства важна основной целью – защитой детства как того важнейшего, что необходимо бережно защищать и государству, и всем гражданам.

При этом отмечу логичность предлагаемых новелл – в свете изменений, внесенных в 2020 г. в Конституцию РФ и требующих внесения соответствующих поправок в профильные законы. Рассматриваемый законопроект направлен на законодательное развитие введенного в ст. 72 Конституции п. «ж.1», согласно которому в совместном ведении РФ и ее субъектов находятся защита семьи, материнства, отцовства и детства, а также института брака как союза мужчины и женщины; создание условий для достойного воспитания детей в семье, а также осуществления совершеннолетними детьми обязанности заботиться о родителях.

И уже первая новелла, предложенная в виде абз. 2 п. 1 ст. 1 Семейного кодекса, демонстрирует уточненный вектор государственной политики в семейно-правовой сфере, а именно: «Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления и защиты семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, укрепления авторитета родителей в семье и обществе, уважения к семейным и нравственным ценностям народов России, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав».

Пункт 3 ст. 1 предлагается изложить в следующей редакции: «Регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины, равенства прав супругов в семье, самостоятельности семьи в принятии решений относительно своей жизни и разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, презумпции добросовестности родителей при осуществлении родительских прав, приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечения приоритетной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи, недопустимости разрушения или создания угрозы разрушения семьи вопреки воле ее членов, в том числе в случае защиты прав и законных интересов отдельных членов семьи, которые в силу беспомощного состояния или возраста не могут защитить себя самостоятельно».

По моему представлению, в этих двух новеллах конкретизированы традиционные ценности, которые предполагается положить в основу государственной политики в семейной сфере, а в широком смысле – в основу политики государства в целом. При всей очевидной консервативности этих ценностей трудно оспаривать их естественность, а потому – логичность необходимости их закрепления в Семейном кодексе в развитие соответствующих конституционных новелл.

Названные два качества законопроекта – направленность на защиту семьи, родительства и детства и логичность развития конституционных новелл – четко просматриваются в том, как в Семейном кодексе и иных законах последовательно предлагается замена ставшего стандартно-привычным словосочетания «лица, заменяющие родителей» формулировкой «иные лица, на попечении которых находятся дети». Так, в законопроекте предлагается четко и однозначно зафиксировать, что родители – единственны, уникальны, заменить их нельзя даже в случае их отсутствия или недобросовестности (т.е. даже если произойдет расставание детей с родителями). По моему мнению, это исключительно значимое изменение, имеющее не только важное терминологическое, но и весомое идеологическое значение – установка государства на то, что родители навсегда остаются родителями, что бы ни случилось. Можно рассматривать это как важный сигнал верховной государственной власти, адресованный как обществу, так и – что немаловажно – чиновникам.

Этот аспект важно обозначить в свете деятельности органов опеки и попечительства, к работе которых у многих граждан, в том числе практикующих адвокатов, есть существенные претензии. Известны случаи, когда сотрудники органов опеки и попечительства не забирали (или забирали, но не сразу) из семей детей, подвергающихся жестокому отношению со стороны родителей (вплоть до избиения и иных проявлений насилия), но при этом изымали детей из семей, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах и едва справляющихся с содержанием детей, но все же старающихся создать им наилучшую обстановку, вместо того, чтобы по инициативе властей помочь таким семьям, так как обстановка в них была для детей благоприятной. Предлагаемые изменения направлены на то, чтобы вмешательства в дела семьи посторонних лиц, включая органы власти, по общему правилу не было.

В то же время недостаток законопроекта видится в том, что правило недопущения внешнего вмешательства в дела семьи не уравновешено возможностью принудительной защиты детей, подвергающихся жестокому обращению в семье. Считаю необходимым конкретизировать (хотя бы в виде примерного перечня) возможные виды вреда здоровью ребенка (причем не только физического, но и психологического), причинение которого подлежит однозначному исключению из методов воспитания. Никакое положение закона не должно быть истолковано как путь к допущению какого бы то ни было насилия по отношению к детям, и никакими традициями такое насилие оправдывать нельзя.

Не менее значимым представляется наличие определений понятий брака, семьи, родителей, близких родственников, родственников, свойственников – это необходимо для однозначного толкования и правоприменения.

Важно, чтобы дети, оставшиеся без попечения родителей, не лишались общения с другими родственниками. На это направлена, в частности, новая редакция п. 3 ст. 54 Кодекса: «Право ребенка, оставшегося без попечения родителей, на воспитание в семье обеспечивается органом опеки и попечительства…» – т.е. четко обозначается приоритет передачи таких детей прежде всего их родственникам, а не социальным организациям. Данное положение конкретизировано в п. 4 ст. 54: «Ребенок, нуждающийся во временной защите в случаях, предусмотренных статьей 79.2 настоящего Кодекса, или оставшийся без попечения родителей, имеет право на сохранение своего семейного окружения и устройство на попечение родственников, свойственников или фактических воспитателей, за исключением случаев, установленных настоящим Кодексом».

С учетом предлагаемого определения семьи как общности людей, соединенных отношениями брака, родства, свойства, усыновления (удочерения) и связанных общими семейными традициями и ценностями, взаимными правами и ответственностью друг перед другом, очевидно, что в случае отсутствия родителей дети могут быть переданы не только старшим родным братьям и сестрам, дедушкам и бабушкам (как обычно практикуется), но и другим родственникам – например, дядям и тетям, взрослым кузенам. Разумеется, предполагается, что передача детей их родственникам возможна лишь с согласия как детей, так и их родственников. В свете этого считаю необходимым отметить, что изменения – как внесенные в Конституцию, так и предлагаемые к внесению в Семейный кодекс и профильные законы – должны сопровождаться основательной разъяснительной и просветительской работой в обществе, чтобы эти новеллы были восприняты гражданами как руководство к повседневной жизни: в частности, чтобы для родственников осиротевших детей было само собой разумеющимся взять их на воспитание.

Предлагаемые новеллы масштабны, массивны, многогранны, вследствие чего требуют широкого обсуждения, в том числе в адвокатском сообществе. Уверен, что нужно всесторонне рассмотреть их, чтобы в случае принятия поправок в кратчайшие сроки определить практику их применения, так как от нее в высокой степени будут зависеть интересы детей.

Рассказать:
Другие мнения
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
02 Августа 2022
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловая Россия», адвокат АП г. Москвы
Условия содержания под стражей: тенденции к улучшению
Уголовно-исполнительное право
О новых вступивших в силу правилах внутреннего распорядка СИЗО и пенитенциарных учреждений
29 Июля 2022
Осипова Светлана
Осипова Светлана
Партнер Osipov Legal
Временные, но необходимые меры
Гражданское право и процесс
Основные законодательные изменения в области валютного регулирования и ВЭД
27 Июля 2022
Постникова Мария
Постникова Мария
Адвокат АП Челябинской области, КА «Авангард» г. Челябинска
Изменение запретов при домашнем аресте
Уголовное право и процесс
Допустимо ли произвольное изменение порядка исполнения постановления суда об избрании меры пресечения?
18 Июля 2022
Лапшина Анна
Лапшина Анна
Юрист практики IP и IT BIRCH LEGAL
Параллельный импорт: норма временная и не для всех товаров
Право интеллектуальной собственности
Особенности применения закона о легализации параллельного импорта в России
13 Июля 2022
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
12 Июля 2022
Яндекс.Метрика