×

30 ноября Пленум Верховного Суда РФ рассмотрел проект постановления «О практике применения законодательства, регламентирующего рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции в общем порядке судопроизводства». Документ заменит собой неоднократно изменявшиеся разъяснения Пленума от 17 сентября 1975 г. № 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» и от 29 августа 1989 г. № 4 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции».

Позитивными сторонами нового ППВС являются декларирование состязательного порядка судоговорения, ориентация на конституционно-правовые и международно- правовые стандарты справедливого судебного разбирательства.

Практически все положения ППВС воспроизводят буквальный смысл соответствующих норм УПК РФ, не привнося ничего радикально нового в их толкование, уже сложившееся в судебной практике.

Вместе с тем ряд разъяснений, изложенных в ППВС, не может быть, на наш взгляд, оценен положительно.

1. Удар по институту допустимости доказательств
В ППВС содержится указание на то, что доказательства признаются недопустимыми, если были допущены существенные нарушения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Такая трактовка является ограничительным толкованием существующих норм Конституции РФ и УПК РФ.

В ч. 2 ст. 50 Конституции РФ говорится, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 1 ст. 75 УПК РФ содержится следующая формулировка: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми».

Таким образом, ни в Конституции РФ, ни в УПК РФ возможные нарушения закона, допущенные при собирании доказательств, не градируются по степени существенности. Термин «существенные» является сугубо оценочным и не имеет никаких, даже рамочных, критериев (в отличие, скажем, от термина «восполнимые нарушения»). На практике подобное разъяснение приведет к судейскому произволу, когда один судья будет считать что-либо нарушением, а второй – нет.

Кроме того, острейшей проблемой современной практики является широкое применение судами порочной доктрины «технической ошибки», когда любую девиацию процессуальной формы доказательства можно расценить как техническую ошибку и отклонить ходатайство о признании его недопустимым. Указанное разъяснение в ППВС приведет к учащению случаев применения данной доктрины и постепенному умалению института допустимости доказательств, который и так находится в плачевном состоянии.

2. Удар по возможности защитника самостоятельно получить заключение специалиста
До недавних пор была распространена практика самостоятельного обращения адвоката-защитника к специалисту, с которым заключалось соглашение. Специалист составлял заключение, которое потом представлялось в суд, и одновременно он допрашивался по ходатайству защиты.

Такая практика имеет нормативную основу.

В п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплено полномочие адвоката привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

Аналогичные права защитника предусмотрены ст. 53 УПК РФ, ч. 21 ст. 58 УПК РФ. Гарантией этих прав служит положение ч. 4 ст. 271 УПК РФ, согласно которому суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

ППВС исключает возможность внепроцессуального получения защитником заключения специалиста и обязательность допроса специалиста, явка которого в суд обеспечена стороной защиты, если до этого он не участвовал в процессе.

В п. 18 ППВС говорится: «Специалист, принимавший участие в производстве следственного действия либо представлявший свое заключение, приобщенное к делу в качестве доказательства, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах производства этого следственного действия по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию, а также для разъяснения выраженного им суждения по этим вопросам. Такой допрос проводится по правилам допроса свидетеля и с разъяснением специалисту его прав и ответственности, предусмотренных статьей 58 УПК РФ.

По смыслу положений части 4 статьи 271, части 1 статьи 58 и части 4 статьи 80 УПК РФ в их взаимосвязи суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе лица, ранее привлекавшегося к расследованию или судебному рассмотрению дела в качестве специалиста и явившегося в судебное заседание по инициативе любой из сторон».

Думаю, такие разъяснения ставят крест на праве защиты самостоятельно получать заключение специалиста в уголовном судопроизводстве.

Рассказать:
Другие мнения
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат МКА «Железников и партнеры»
Доктрина приоритета существа над формой
Налоговое право
Налоговая выгода необоснованна, если сделки учтены не в соответствии с их экономическим смыслом
18 Марта 2019
Гончар Дмитрий
Гончар Дмитрий
Врач, судебно-медицинский эксперт СПб ГБУЗ «БСМЭ», к.м.н., доцент кафедры судебной медицины СЗГМУ им. И.И. Мечникова. 
Предмет судебно-медицинских экспертиз
Производство экспертизы
Рекомендации адвокатам по постановке вопросам экспертам
15 Марта 2019
Гришин Артем
Советник, заместитель управляющего партнера Alliance Legal CG
«Бесплатное» электричество
Уголовное право и процесс
О незаконном использовании электроэнергии майнерами
15 Марта 2019
Кириллов Дмитрий
Кириллов Дмитрий
Преподаватель программы дополнительного образования BCL, адвокат, руководитель практики FinTech АБ «А-ПРО»
Майнинг криптовалюты
Гражданское право и процесс
О правовом регулировании, налогообложении и судебной практике
15 Марта 2019
Грищенкова Анна
Грищенкова Анна
Партнер Адвокатского бюро КИАП, член президиума Российского арбитражного центра, арбитр АЦ в Австрии (VIAC), Гонконге (HKIAC), Куала-Лумпуре (AIAC)
Международный коммерческий арбитраж
Третейское разбирательство
О том, почему стоит им заниматься
15 Марта 2019
Артамонова Анна
Артамонова Анна
Адвокат, партнер АБ ЕМПП
Смешение дел не допускается
Семейное право
Конвенция 1980 г. не разрешает вопросы опеки
15 Марта 2019