×

Адвокат добился оправдания директора, обвинявшегося в преднамеренном банкротстве фирмы

Суд признал доказательства стороны обвинения недопустимыми, отметив, что заключение эксперта о стоимости имущества не может быть составлено только на основании списка предметов, предложенных к оценке следователем, без проверки их фактического износа
Защитник оправданного Борис Золотухин сообщил «АГ», что апелляционное представление прокурора и апелляционные жалобы потерпевших уже поданы в суд, однако у него имеются основания полагать, что прокуратура области не будет поддерживать представление в суде.

Октябрьский районный суд г. Белгорода оправдал генерального директора ООО «Трест-БСК», обвиняемого в банкротстве общества, признав за ним право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Банкротство предприятия

30 июня 2009 г. Николай Коптев был избран директором ООО «Трест-БСК» на 4 года. Тогда же к обществу была присоединено ЗАО «БСК-Белгород».

В 2010 г. между «Трест-БСК» и ООО «Тамбовский бекон» был заключен долгосрочный контракт на строительство свинокомплекса на сумму около 240 млн руб. Общество по просьбе завода предоставило банковскую гарантию на 65 млн руб. В связи с тем, что «Тамбовский бекон» разорвал договор, финансовое положение «Трест-БСК» ухудшилось, перестали появляться новые контрагенты. Из-за отсутствия работы сотрудники начали увольняться. Постепенно у общества появился долг перед Пенсионным фондом и налоговой.

1 июня 2011 г. Николай Коптев был назначен генеральным директором ЗАО «БСК-Белгород» и находился в этой должности до 1 апреля 2012 г. Кроме того, в 2011 г. было принято решение о выходе «БСК-Белгород» из состава участников общества «Трест-БСК» и выплате доли уставного капитала, определенной сторонами в размере более 7,6 млн руб. В связи с отсутствием необходимой суммы общество передало в натуре имущество на сумму более 3,6 млн руб., а также продало имущество на сумму 403 тыс. руб.

Позже фирмы заключили договор подряда о выполнении строительных работ «Трест-БСК» на складском помещении «БСК-Белгород» на общую сумму около 10,5 млн руб., по окончании которых были составлены акты выполненных работ на сумму около 8,5 млн руб. Возникли встречные требования.

Еще через год Николай Коптев обратился в Арбитражный суд Белгородской области с заявлением о признании «Трест-БСК» банкротом. 12 сентября 2012 г. было открыто конкурсное производство, которое завершилось 28 апреля 2015 г.

Требования кредиторов второй очереди на сумму 350 тыс. руб. и третьей очереди, в том числе перед «Тамбовский бекон» на сумму 60 млн руб. и перед РФ (налоговый орган) в сумме более 6,2 млн руб. (включая задолженности по оплате обязательного пенсионного и медицинского страхования, а также по уплате обязательных платежей всех уровней и капитализированных платежей социального страхования), погашены не были.

Предъявление обвинения и его обоснование в суде

Вскоре после банкротства общества Николаю Коптеву органами предварительного расследования было предъявлено обвинение по ст. 196 (преднамеренное банкротство), а также ч. 2 ст. 201 (злоупотребление полномочиями) УК РФ. Потерпевшими были признаны УФНС (которое с 2017 г. собирает взносы на обязательное пенсионное и медицинское страхование) и ООО «Тамбовский бекон». Завод и налоговый орган подали гражданские иски на сумму 60 млн руб. и 6,2 млн руб. соответственно.

В суде государственный обвинитель отказался от обвинения Николая Коптева по ч. 2 ст. 201 УК РФ, посчитав статью излишне вмененной. В связи с этим было вынесено постановление Октябрьского районного суда г. Белгорода (имеется у «АГ»). 

Согласно приговору (имеется в распоряжении «АГ») в суде прокурор указал, что Коптев в целях реализации преступного плана в середине июня 2011 г., злоупотребляя своими полномочиями, формально организовал проведение общего собрания участников «Трест-БСК», на котором принял решение о выходе подконтрольного ему «БСК-Белгород» из состава участников общества и выплате стоимости доли в натуре путем передачи основных активов.

Сторона обвинения отметила, что в результате осуществления сделок и взаиморасчетов ООО «Трест-БСК» лишилось имущества, которое в соответствии с рыночной стоимостью оценивалось более чем в 29 млн руб. Из-за этого финансовое состояние общества стало убыточным, а с 1 января 2012 г. организация имела явные признаки банкротства ввиду невозможности удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязательства по уплате обязательных платежей.

Прокурор указал, что с учетом рыночной стоимости активов общество на начало июля 2011 г. имело возможность погасить все свои обязательства на 125,9 %. Он отметил, что в связи с выводом Коптевым основной части имущества и увольнения работников ООО «Трест-БСК» общая сумма ущерба, причиненная кредиторам, по состоянию на 28 апреля 2015 г. составила не менее 66 млн руб.

Сторона обвинения также посчитала, что в целях создания фиктивной задолженности у «БСК-Белгород» по оплате якобы выполненных работ «Трест-БСК», имея целью исключить встречные требования обществ, Коптев дал устные указания заместителю генерального директора ЗАО по подписанию актов выполненных работ, выставленных им от имени «Трест-БСК», на сумму около 8,5 млн руб.

Кроме того, Коптев, по мнению гособвинителя, с целью окончания своего преступного замысла умышленно создал условия для увольнения работников.

Представитель «Тамбовского бекона» в суде указала, что в соответствии с условиями заключенного договора с обществом завод своевременно выполнил взятые на себя обязательства по перечислению денежных средств в адрес подрядчика, однако строительные работы велись в вялотекущем режиме. В связи с невыполнением обществом условий договора ему неоднократно направлялись претензии. Всего для завода были выполнены работы на общую сумму почти 62 млн руб. Представитель указала, что оставшиеся денежные средства в сумме более 60 млн руб. до настоящего времени не возвращены, документы на приобретение материалов, как и на выполненные работы на данную сумму представлены не были.

Представитель УФНС РФ указала, что сделки по выведению из числа участников «Трест-БСК» – «БСК-Белгород» инициированы Коптевым, который как руководитель общества должен был предвидеть наступление неблагоприятных последствий. Она отметила, что на момент принятия решения о выходе общество имело задолженность перед кредиторами около 300 тыс. руб. по обязательным и налоговым платежам, что указывало на наличие у «Трест-БСК» признаков банкротства. В суде представитель потерпевшего увеличила исковые требования до 6,8 млн руб.

Представитель УПФР, также признанного потерпевшей стороной, сообщила, что по состоянию на 9 апреля 2012 г. у общества образовалась задолженность по уплате страховых взносов на обязательное медицинское страхование, пеней и других исчислений в общей сумме 716 тыс. руб. Задолженность образовалась за четвертый квартал 2011 г. и первый и второй кварталы 2012 г.

Свидетели со стороны обвинения при этом указали, что Коптев не имел возможности воздействовать на учредителей и акционеров при принятии решения о выходе ЗАО «БСК-Белгород», не принимал участия в собраниях акционеров и учредителей и не имел права голоса.

Стоит отметить, что в качестве доказательства причиненного ущерба путем продажи имущества по договору между «Трест-БСК» и «БСК-Белгород» по заниженной стоимости стороной обвинения было представлено заключение эксперта-автотехника отдела экспертиз и оценки ООО «НПП КОНТАКТ».

В суде эксперт пояснил, что при проведении экспертизы использовал лишь один метод – рыночный, что не отображает полной стоимости имущества. Отметил он и то, что в экспертном заключении расчет физического износа имущества указан исходя из года выпуска того или иного предмета, однако заметил, что фактически имущество он не видел, осмотр не проводил, документы о его техническом состоянии ему представлены не были.

Позиция стороны защиты

В суде Николай Коптев виновным себя не признал и указал, что в 2010 г. между возглавляемым им обществом и ООО «Тамбовский бекон» был заключен долгосрочный контракт на строительство свинокомплекса на сумму около 240 млн руб. При составлении смет по отработанному первому траншу стало ясно, что понесенные затраты значительно выше тех, что ООО «Тамбовский бекон» указывало в своих сметах. Обвиняемый отметил: руководитель общества заверил, что при окончательном расчете все реально понесенные затраты будут учтены в сметах. Перед третьим траншем, который должен был составить 19 млн руб., от ООО «Тамбовский бекон» поступило требование о предоставлении банковской гарантии на сумму 65 млн руб., оформление которой у банка обошлось более чем в 1,8 млн руб. Спустя несколько дней от завода поступила претензия по срокам выполнения работ на объекте, его представители отстранили рабочих общества «Трест-БСК» от работ, а имущество и документацию оставили себе. Коптев указал, что в последующем имущество было украдено, а после обращения завода в банк за взысканием банковской гарантии было возбуждено уголовное дело.

Николай Коптев отметил, что после этого общество продолжило работать с другими организациями, однако плата поступала не от всех – общий долг перед ООО «Трест-БСК» составил 1,5 млн руб. Он подчеркнул, что сотрудники общества стали увольняться из-за отсутствия работы. Чтобы выплатить компенсацию за неиспользованный отпуск, было принято решение о продаже техники, а после – и о подаче заявления о банкротстве.

Обвиняемый отметил, что расторжение ООО «Тамбовский бекон» договора и необоснованно вмененная задолженность, а также затраченные ресурсы, силы и время на восстановление отношений с ООО «Тамбовский бекон» стали причиной банкротства ООО «Трест-БСК».

Кроме того, Николай Коптев указал, что ЗАО «БСК-Белгород» по решению акционеров вошло в ООО «Трест-БСК» с имуществом, вложив его в качестве доли в уставный капитал, а затем, по решению акционеров и учредителей, вышло из него с тем же имуществом.

Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин, защищающий Николая Коптева, отметил, что у общества имелась возможность погасить все свои обязательства на 95,9% после соглашения о порядке выплаты стоимости доли в уставном капитале, что указывает на наличие у ООО «Трест-БСК» возможности исполнить обязательства независимо от состоявшегося соглашения.

Адвокат указал, что представленные стороной обвинения доказательства о преднамеренном банкротстве ООО «Трест-БСК» не дают оснований для вывода о виновности Коптева, а носят лишь предположительный характер, основанный на заключениях экспертиз о рыночной стоимости имущества и наличии признаков преднамеренного банкротства, в то время как умысел Коптева на совершение вышеуказанных действий ни государственным обвинителем, ни органом предварительного следствия не установлен.

Отметил адвокат и то, что представители потерпевших указали о наличии возникшей у общества задолженности значительно позже, нежели произошли вмененные Коптеву события преступления, при этом истинная причина банкротства ООО «Трест-БСК» органом предварительного расследования не установлена.

Кроме того, он отметил, что согласно уставу общества Коптев не имел возможности воздействовать на учредителей и акционеров при принятии решения о выходе ЗАО «БСК-Белгород».

Борис Золотухин указал, что в обоснование умышленных действий Коптева, направленных на преднамеренное банкротство общества, представлено заключение финансово-аналитической экспертизы, составленной на основании уголовного дела. Адвокат отметил, что эксперт ходатайствовал перед следователем о предоставлении документов общества, однако ему было отказано по причине их отсутствия. В последующем они были обнаружены следователем и сложены в один мешок. Сведения о дальнейшей судьбе документов отсутствуют.

Адвокат отметил, что несмотря на допущенные следователем нарушения ст. 198 УПК РФ при ознакомлении Коптева с постановлением о назначении экспертизы и ее результатами 27 сентября 2017 г., значительно позже ее проведения, в проведении дополнительной экспертизы было отказано.

Свидетель И.В. Мазурина, работавшая в ООО «Трест-БСК» бухгалтером и в ОАО «БСК-Белгород» заместителем генерального директора, указала, что финансовые проблемы у общества были и при предыдущем генеральном директоре. Также она подтвердила, что задолженность общества стала появляться после проблем, возникших с ООО «Тамбовский бекон».

Другие свидетели подтвердили факт оказания работ по договору подряда между обществом и ЗАО «БСК-Белгород», а также понесенные затраты на выполненную работу.

Позиция суда

Заслушав стороны, суд указал, что показания представителя ООО «Тамбовский бекон» лишь подтверждают факт расторжения долгосрочного договора строительного подряда между ООО «Тамбовский бекон» и ООО «Трест-БСК», где были задействованы основные ресурсы общества. При этом суд заметил, что на вопросы относительно объекта строительства, наличия документации, сроков, оснований для требования предоставления банковской гарантии представитель потерпевшего не ответила. Потерпевшая сторона также не выполнила требования суда о представлении дополнительных бухгалтерских документов, проектно-сметной документации, данных о стоимости фактически в последующем выполненных иным подрядчиком работ.

Суд отметил, что доводы обвинения о том, что Коптев формально организовал проведение общего собрания участников ООО «Трест-БСК», на котором он принял решение о выходе подконтрольного ему ЗАО «БСК-Белгород» и выплате стоимости доли в натуре путем передачи основных активов, опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, указал суд, из них следует, что Коптев не имел возможности воздействовать на учредителей и акционеров при принятии решения о выходе ЗАО «БСК-Белгород», не принимал участия в собраниях акционеров и учредителей и не имел права голоса, что следует не только из устава общества и результатов, принятых путем проведенных голосований решений, но и из показаний самих учредителей и акционеров, допрошенных в качестве свидетелей обвинения.

Суд указал, что представленная обвинением экспертиза не может являться доказательством причинения ущерба, поскольку заключение эксперта носит рекомендуемый характер, основано на списке предметов, предложенных к оценке следователем; исследование проведено без осмотра имущества и выводов о его фактическом износе. Заявленная в экспертизе стоимость определенных в обвинении предметов не соответствует предъявленному Коптеву обвинению. Кроме того, полномочия лица на проведение подобного экспертного исследования в рамках расследования уголовного дела суду подтверждены не были.

Суд также отметил, что доводы обвинения о фиктивности договора подряда по принятии ООО «Трест-БСК» на себя обязательств по выполнению работ не нашли своего подтверждения.

Суд указал, что доводы Коптева о причинах банкротства, обусловленных действиями ООО «Тамбовский бекон», стороной обвинения не опровергнуты. Напротив, как следует из представленных доказательств, банкротство общества наступило в результате расторжения ООО «Тамбовский бекон» в одностороннем порядке договора строительного подряда еще до наступления первого отчетного срока. Кроме того, представленная суду банковская гарантия указывает на отсутствие у ООО «Трест-БСК» в рассматриваемый период задолженности перед кредиторами и платежеспособности.

Таким образом, суд оправдал Николая Коптева по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Суд также признал за ним право на реабилитацию в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Гражданские иски потерпевших УФНС и ООО «Тамбовский бекон» было решено оставить без рассмотрения, сохранив за ними право последующего предъявления исков и их рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Сторона защиты о приговоре и его обжаловании

В комментарии «АГ» Борис Золотухин указал, что уже поданы апелляционное представление прокурора и апелляционные жалобы потерпевших. «Есть основания полагать, что прокуратура области не будет поддерживать представление в заседании суда апелляционной инстанции – на практике при явном оправдании она этого не делает», – указал адвокат. Кроме того, он отметил, что указание суда на право последующего предъявления исков потерпевших и их рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства носит формальный характер.

Защитник напомнил, что в марте текущего года в послании Федеральному Собранию Владимир Путин заявил, что УК РФ должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами. По его мнению, это дело – ярчайший пример такого использования Кодекса.

«Для практиков это дело представляет интерес, поскольку суд отсутствие состава по преступлению в сфере экономической деятельности подробно обосновал ссылками на Закон об ООО, Закон о банкротстве, Методическими рекомендациями по проведению экспертизы о наличии (отсутствии) признаков банкротства, утвержденными распоряжением Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению и материалами арбитражного дела», – указал Борис Золотухин.

От прокуратуры Белгородской области оперативно получить комментарий не удалось.;

Обновление от 14 декабря: В пресс-службе прокуратуры Белгородской области сообщили, что уголовное дело в отношении Николая Коптева в апелляционную инстанцию не поступило. Обоснованность приговора и доводов апелляционного представления представителем прокуратуры области будет оценена при подготовке к судебному заседанию. В ответе также указывается, что прокурор, представляющий гособвинение в суде первой инстанции, пользуется процессуальной самостоятельностью и вправе лично поддержать апелляционное представление. Кроме того, в пресс-службе отметили, что в силу положений ч. 2 ст. 5 Закона о прокуратуре прокурор не обязан давать каких-либо объяснений по существу находящихся в его производстве материалов.
Рассказать: