×

Адвокат добился оправдания участника драки со смертельным исходом

Суд согласился с недоказанностью его пособничества в убийстве его другом посетителя бара в результате конфликта
Адвокат Алексей Уколов, добившийся оправдания своего доверителя, сообщил «АГ», что в настоящее время прокуратура и потерпевшие обжалуют приговор суда.

12 апреля Белгородский областной суд оправдал одного из подсудимых (приговор имеется у «АГ»), устроивших драку в баре, закончившуюся гибелью одного из посетителей заведения.

Драка в баре закончилась смертью одного из ее участников

7 ноября 2017 г. Дмитрий Педан и Руслан Долгополов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли в бар в г. Строитель Белгородской области. На втором этаже заведения у Руслана Долгополова произошел конфликт с одним из посетителей, в результате чего его призвали к порядку Александр Кундиус и Дмитрий Костин, которые также были в нетрезвом состоянии.

Кундиус подсел за стол к Педану и Долгополову, а Костин спустился на первый этаж. В дальнейшем Кундиус получил несколько ударов ножом, в результате чего скончался на месте. После этого Дмитрий Педан вышел из бара. Вернувшийся к столу Костин вступил в драку с Долгополовым, в ходе которой они сломали ограждение и упали на первый этаж заведения. Вернувшийся в бар Педан вступил в драку с Костиным, в результате тот также был ранен ножом. После инцидента Педан и Долгополов покинули заведение.

На следующий день полицейские задержали их. Впоследствии обоих граждан заключили под стражу, им были предъявлены обвинения. Так, ранее судимый Дмитрий Педан обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 (убийство), ч. 3 ст. 30, п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (групповое покушение на убийство двух лиц). Руслану Долгополову было предъявлено обвинение по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 (пособничество в убийстве), ч. 3 ст. 30, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство, совершенное группой лиц). Инкриминируемые им деяния, по версии следствия, были совершены из хулиганских побуждений.

По версии следствия, Дмитрий Педан бил Кундиуса ножом, а Долгополов нанес ему не менее 8 ударов руками и ногами в область головы. В тексте обвинительного заключения отмечено, что Руслан Долгополов фактически содействовал в причинении смерти погибшему, подавляя его сопротивление.

Предъявленные гражданам обвинения, в частности, базировались на показаниях потерпевшего, свидетелей, заключениях судебно-медицинских экспертиз, протоколах осмотра места происшествия и предметов, вещественных доказательствах, включая орудие преступления.

Отказ от рассмотрения дела присяжными

Уголовное дело рассматривалось в Белгородском областном суде. Интересы Долгополова представлял адвокат АП Белгородской области Алексей Уколов, а Педана – адвокат АП Белгородской области Андрей Сотников. «В уголовный процесс по этому делу я вступил после его направления в суд – на стадии предварительных слушаний, поскольку у предыдущего защитника, адвоката АП Белгородской области Юрия Мечикова, возникли проблемы со здоровьем и он не мог продолжать защиту», – сообщил «АГ» Алексей Уколов.

По словам адвоката, на стадии ознакомления с делом Руслан Долгополов и его первый защитник не заявили о рассмотрении дела судом присяжных. «На тот момент позиция Педана и его защитника строилась на том, что с ножом на потерпевших напал мой доверитель, а Педан не причастен к причинению ножевых ранений. Долгополов же это отрицал, но в своих показаниях прямо не изобличал второго обвиняемого. Таким образом, изначально предполагалась коллизионная защита», – рассказал он.

Как пояснил Алексей Уколов, очевидцев обстоятельств причинения потерпевшим ножевых ранений не было, за исключением оставшегося в живых Костина, который ничего толком не помнил.

«В такой ситуации я был за присяжных, так как полагал, что шансы на оправдание в суде присяжных будут выше, но мой доверитель принял решение о рассмотрении дела профессиональным судьей, так как в случае осуждения его приговор легче оспорить, чем вердикт присяжных. После предоставления суду доказательств обвинения мне удалось убедить защиту Педана, что их позиция не имеет перспектив. Далее Педан изменил позицию и признал, что это именно он орудовал ножом в отношении Кундиуса и Костина, и что Долгополов не был об этом осведомлен, что облегчило ведение защиты Долгополова», – отметил Алексей Уколов.

Судебная реконструкция событий

В судебном процессе Педан признал себя виновным в инкриминируемых ему деяниях; он выплатил сыну убитого им гражданина 100 тыс. руб. Долгополов же, наоборот, отрицал свою причастность к преступлениям. Он утверждал, что не видел драку между Педаном и Кундиусом, а в процессе борьбы с Костиным попытался оторвать последнего от металлического поручня ограждения на втором этаже, за который тот схватился. По заявлениям подсудимого, во время драки потерпевший вырвал поручень и оба дерущихся упали, причем Костин оказался сверху. Когда Долгополов выбрался из-под него, то увидел стоящего сзади Педана.

По словам Алексея Уколова, линия защиты его доверителя строилась на его непричастности к смерти Александра Кундиуса. «Подзащитный вообще физически не контактировал с погибшим, не имел ножа и не видел его у Педана, а также не видел, как потерпевшим были причинены ножевые ранения», – пояснил адвокат. По его мнению, доказательства обвинения свидетельствовали о том, что изъятое следствием орудие преступления – нож – принадлежало Педану и находилось в момент происшествия в руках у последнего. «Я рассчитывал доказать, что Долгополов участвовал в драке только с оставшимся в живых потерпевшим Костиным, дрался с ним один на один, а в момент причинения данному потерпевшему ножевых ранений уже был обездвижен и подмят на полу самим Костиным», – отметил Алексей Уколов.

В ходе судебного процесса суд, в том числе, заслушал показания потерпевших и свидетелей, мнения обвинения и защиты, а также исследовал иные доказательства. Так, сын погибшего сообщил, что в день убийства его отец находился дома в состоянии алкогольного опьянения, а затем ушел в бар. Из показаний Костина следовало, что когда он возвратился на место происшествия, то увидел «неестественный взгляд» его друга, а его самого ударили стулом по голове. По словам потерпевшего, два человека стали избивать его, он пытался защититься, затем его пытались сбросить с балкона второго этажа бара, но он держался за поручень, который впоследствии оторвался. По словам гражданина, он смутно помнил происходящие события.

Согласно свидетельским показаниям, в частности сотрудницы бара, она стала очевидцем драки Долгополова с Костиным, когда он держался за поручень ограждения второго этажа.

Исследовав материалы дела, суд реконструировал события происшествия следующим образом: Кундиус нецензурно оскорбил подсудимых, после чего Педан нанес ему смертельное ножевое ранение, а потом бросил стул в голову подошедшего Костина, вступившего в драку с Долгополовым. В процессе борьбы оба дерущихся гражданина переместились к ограждению второго этажа, где потерпевший схватился руками за поручень, а его оппонент тянул его на себя. После нападения на Кундиуса Педан вышел из кафе.

«Долгополову удалось оттащить Костина, и потерпевший, оторвав поручень, упал с ним на пол второго этажа. Педан, не дождавшись выхода Долгополова, с ножом в руке вернулся за ним в кафе и, поднявшись на второй этаж, увидел, что Костин повалил Долгополова на пол и навалился на него телом, удерживая под собой. С целью помочь Долгополову освободиться от Костина, когда стащить потерпевшего не удалось, Педан умышленно нанес Костину удары ножом в заднюю часть тела, боковую поверхность шеи, причинив легкий вред здоровью», – отмечено в приговоре суда.

В судебном заседании государственный обвинитель изменил обвинение подсудимым. Так, представитель прокуратуры исключил из обвинения Педана квалифицирующий признак «из хулиганских побуждений», указав, что подсудимый совершил убийство на почве внезапно возникшей неприязни из-за оскорбления потерпевшим. Согласно новой версии обвинения, Долгополов обвинялся только в нападении на Костина, чтобы помешать последнему защитить Кундиуса, т.е. в пособничестве совершению убийства и покушении на убийство Костина в составе группы лиц.

Адвокат доказал непричастность доверителя к убийству

Как рассказал Алексей Уколов, после изменения обвинения он в прениях обратил внимание суда на его незаконность. Так, адвокат указывал, что оно ухудшает положение Долгополова и подчеркивал, что нет ни одного доказательства осведомленности Долгополова о применении Педаном ножа как к Кудиусу, так и к Костину, а равно нет доказательств совершения Долгополовым самостоятельных действий, направленных на лишение жизни Костина, и его умысла на причинение смерти потерпевшим.

Оценив обстоятельства дела, суд отметил, что новое обвинение Долгополову не только нарушает его права, ухудшая его положение, но и основано на предположениях. «Данных о том, что Костин пытался помешать действиям Педана, когда тот наносил удары Кундиусу, в ходе предварительного следствия не добыто и в судебном заседании государственным обвинителем не представлено. Не конкретизированы действия по нанесению ударов Долгополовым Костину, а именно их количество, и последствия этих ударов», – отмечено в тексте приговора.

Также суд указал, что исследованные доказательства не подтверждают вину Долгополова в пособничестве Педану при убийстве Кундиуса. В приговоре отмечается, что Долгополов не видел нападения Педана на погибшего, а Костин не заявлял, что при нем его другу наносились удары и что он пытался заступиться за товарища.

С учетом изложенного суд вынес приговор, признав Дмитрия Педана виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ. Подсудимый был приговорен к лишению свободы на 12 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1,5 года. Также суд взыскал с осужденного 800 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда в пользу сына убитого им гражданина. Суд отклонил иск прокурора о возмещении расходов на лечение Костина в связи с возмещением последнему соответствующего ущерба.

В качестве смягчающих обстоятельств суд учел состояние здоровья Педана, наличие у него малолетнего ребенка, его раскаяние в содеянном и противоправное поведение погибшего, которое выразилось в нецензурном оскорблении подсудимого. При этом суд отказался расценивать совершение обвиняемым преступления в состоянии алкогольного опьянения в качестве отягчающего обстоятельства, так как все участники инцидента были пьяны. В качестве отягчающего обстоятельства был указан лишь рецидив преступлений.

Долгополов же был оправдан судом за отсутствием в его действиях состава преступления, его освободили из-под стражи в зале суда, за ним признано право на реабилитацию. Как следует из приговора, установленные в судебном заседании фактические обстоятельства не позволили сделать вывод о том, что Долгополов имел умысел на оказание содействия Педану путем устранения препятствий и облегчения ему убийства Кундиуса. Суд также отметил, что «в судебном заседании не подтверждено, что как у Педана, так и у Долгополова имелся единый умысел на лишение жизни Костина, когда тот находился сверху Долгополова, и что они совместно совершали действия, направленные на его убийство».

Алексей Уколов выразил удовлетворение оправдательным приговором в отношении его подзащитного. «Суд вынес законный и обоснованный приговор, который логично и правильно написан. И структура приговора, и оценка судом доказательств полностью соответствуют УПК РФ. По моему мнению, он мог бы служить образцом судебной практики. В этом, конечно, заслуга судьи, который, имея огромный опыт, провел образцовый процесс», – отметил адвокат.

По мнению защитника, вовремя измененная позиция осужденного по делу помогла и ему самому, так как суд назначил ему всего 12 лет 6 месяцев лишения свободы. «При этом Педан многократно судим за тяжкие и особо тяжкие преступления, имел особо опасный рецидив и опасался, что ему по первоначальному обвинению могут назначить пожизненное лишение свободы», – полагает Алексей Уколов.

Редакция «АГ» связалась с Андреем Сотниковым, который сообщил о том, что приговор в отношении его доверителя не будет обжалован.

Потерпевшие и прокуратура обжаловали приговор суда

Прокуратура и потерпевшие обжаловали приговор суда (апелляционные жалобы потерпевших и представление прокуратуры имеются у «АГ»), потребовав его отмены.

Так, из апелляционного представления следует, что во время нападения Долгополовым на Костина его напарник продолжал наносить смертельные ранения Кундиусу. «В судебном заседании не нашло подтверждения лишь применение Долгополовым насилия в отношении Кундиуса, а применение насилия в отношении Костина, напротив, не ставилось под сомнение судом, не оспаривалось самим подсудимым Долгополовым (за исключением попытки сбросить с балкона)», – указано в тексте апелляционного представления. Прокуратура также сочла, что права Долгополова не были нарушены переквалификацией его деяний, и гособвинение не предлагало суду выйти за пределы судебного разбирательства.

В поданной сыном убитого апелляционной жалобе отмечено, что Кундиус и Костин не являлись инициаторами конфликта в баре, а сделали обвиняемым лишь правомерное замечание на их агрессивное поведение. По мнению заявителя, вывод суда о нецензурном оскорблении погибшим Долгополова, которое стало смягчающим обстоятельством при учете вины осужденного, не подтверждается материалами дела, а основан лишь на показаниях подсудимых. В этой связи потерпевший отметил, что суд неправомерно исключил хулиганский мотив при оценке содеянного. Также гражданин полагает, что оба подсудимых имели единый умысел, направленный на групповое убийство двух и более лиц. С учетом изложенного заявитель считает, что суд вынес слишком мягкое наказание осужденному и неправомерно оправдал его подельника.

В своей апелляционной жалобе Дмитрий Костин выразил несогласие с приговором суда относительно оправдания Долгополова по покушению на его убийство в составе группы лиц. «Педан и Долгополов вместе применяли ко мне насилие и вместе пытались сбросить с балкона третьего этажа. А Педан нанес мне ранения ножом в спину и в голову, после чего я потерял сознание», – указано в тексте апелляционной жалобы гражданина. Потерпевший также не согласился с квалификацией действий осужденного Педана по причинению ему легкого вреда здоровью.

В своих возражениях на апелляционные представления прокурора Белгородской области, государственного обвинителя и жалобы потерпевших Алексей Уколов сослался на недопустимое нарушение гособвинением ст. 252 УПК РФ, недоказанность нового обвинения его подзащитного и доводы представлений. Он также отметил, что потерпевший Костин не согласен с констатацией того факта, что в драке с ним участвовал всего лишь один человек. По мнению защитника, сын погибшего в своей жалобе не обосновал наличие в действиях обвиняемых хулиганского мотива, а оправдание Долгополова не затрагивает прав потерпевшего.

Рассказать: