×

Аффилированность банка-должника с другими банками не препятствует включению их в реестр кредиторов

Суд округа подтвердил ошибочность решения первой инстанции, придавшей банковской отчетности силу первичной документации и не исследовавшей гражданско-правовые основания возникновения требований
Юрист, представлявший интересы банка-кредитора, пояснил «АГ», что ошибка была заложена в заявлениях других кредиторов, которые предлагали суду рассматривать априори неправильную отчетность. Другой эксперт отметил, что решение вряд ли изменит судебную практику, поскольку аффилированность сама по себе – не препятствие для включения в реестр, в отличие от вопроса искусственного создания долга, который в данном деле в должной мере исследован не был.

В октябре 2015 г. Арбитражный суд г. Москвы признал АКБ «Пробизнесбанк» несостоятельным – было открыто конкурсное производство, а конкурсным управляющим назначена Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

После формирования реестра требований кредиторов один из них обратился в суд с заявлением об исключении из реестра требований банка «Солидарность». Он обосновал это тем, что данный банк аффилирован с должником, с которым входит в одну банковскую группу, и при этом должник являлся единственным акционером кредитора с долей 100%. Кроме того, заявитель указал, что денежные средства, включенные в реестр кредиторов, отсутствуют в банковской отчетности должника и никогда на счетах банка не находились.

Суд удовлетворил это заявление. При этом в своем решении он исходил из того, что в реестр требований на основании генеральных соглашений и кредитных договоров включены требования не только банка «Солидарность», но и других кредитных организаций, входящих в ту же банковскую группу, и оснований полагать, что сумма, отраженная в банковской отчетности, содержит информацию о задолженности только перед банком «Солидарность», не имеется. 

Конкурсный управляющий «Пробизнесбанка» и банк «Солидарность» подали апелляционные жалобы на это решение, которые были удовлетворены: определение первой инстанции было отменено, а в исключении требований банка «Солидарность» из реестра кредиторов – отказано. Апелляция указала: судом первой инстанции не учтен тот факт, что отчетность была составлена после отзыва лицензии у «Пробизнесбанка», в то время как в соответствии с п. 1 ст. 189.93 Закона о несостоятельности размер денежных обязательств кредитной организации определяется на дату отзыва у нее лицензии. 

После этого другие кредиторы «Пробизнесбанка» подали кассационные жалобы, в которых они утверждали, что судом апелляционной инстанции не дана оценка тому факту, что должник и кредитор являются аффилированными лицами, тогда как должник являлся единственным акционером кредитора. Также они отметили, что банк «Солидарность» не представил доказательств использования денежных средств должником, не представил договоры, на основании которых могли возникнуть спорные обязательства, доказательств факта проведения оспариваемых расчетов и их реальности, а также утверждали, что операции между кредитором и должником носили исключительно технический характер, не преследовали экономической выгоды и совершались с намерением скрыть нарушение требований Банка России о соблюдении обязательных нормативов.

Изучив материалы дела № А40-154909/15 и исследовав доводы кассационных жалоб, судебная коллегия Арбитражного суда Московского округа не нашла оснований для их удовлетворения.

Суд кассационной инстанции указал, что в материалы дела представлены отчет по состоянию на август 2015 г., а также отчетность «Пробизнесбанка» на тот момент, опубликованная в Вестнике Банка России. Из нее следует, что отсутствие на счетах бухгалтерского учета учтенных обязательств в размере, соответствующем размеру обязательств должника перед банком «Солидарность», было обусловлено переносом остатков со счетов. При этом данные документы оценки суда первой инстанции не получили.

Суд округа также отметил, что согласно отчетности на 1 сентября 2015 г. «Пробизнесбанком» предоставлены 17 межбанковских кредитов на общую сумму почти в 13 млрд руб., а на 1 ноября 2015 и 1 ноября 2017 г. – 16 межбанковских кредитов на такую же сумму. При этом задолженность перед банком «Солидарность» отражалась в отчетности обоих банков в течение всего 2015 г. Общий объем задолженности сохранялся на стабильном уровне, и указанный размер в целом соответствует размеру требований кредитора, предъявленных им в ходе конкурсного производства.

Кассация признала верными доводы суда апелляционной инстанции о том, что банковская отчетность представляет собой специальный инструмент банковского регулирования деятельности кредитных организаций и имеет экономическую, а не юридическую природу. «Целью ее составления является отражение достоверных, полных, объективных, своевременных сведений о финансовой деятельности. Нарушение нормативных требований Банка России при составлении отчетности влечет за собой ответственность, установленную Законом о Центральном банке, но само по себе не означает, что задолженность “Пробизнесбанка” перед банком “Солидарность” отсутствует», – говорится в решении.

Относительно доводов о наличии аффилированных связей между должником и кредитором суд округа подтвердил позицию апелляционной инстанции о том, что сам по себе факт наличия аффилированности не означает, что банковские операции носили технический характер. Суд отметил, что в данном случае рассматриваются отношения о реальности кредиторской задолженности, не основанной на степени участия акционера, а наоборот, задолженности акционера перед обществом. 

Кассация также согласилась выводом, что суд первой инстанции придал отчетности силу первичной документации, не исследовав гражданско-правовые основания возникновения требований, и сделал противоречащий фактическим обстоятельствам дела вывод о недоказанности наличия у банка-должника задолженности перед кредитором. 

Как отметил суд округа, в рассматриваемом случае между банком «Солидарность» и «Пробизнесбанком» возникли гражданские права и обязанности на основании заключенных между ними договоров, которые в установленном законом порядке не оспорены и не признаны недействительными либо незаключенными.

Кассационная инстанция отклонила доводы заявителей кассационных жалоб о корпоративном характере рассматриваемых требований, а также о ничтожности сделок ввиду их мнимости и притворности, поскольку они не заявлялись в качестве оснований и возражений в суде первой и апелляционной инстанции и не были предметом оценки судов.

Партнер КА «Юков и партнеры» Сергей Сорокин, представлявший интересы банка-кредитора, исключенного из реестра требований, пояснил, что согласно Закону о несостоятельности, с учетом особенностей, касающихся кредитной организации, требования банков-кредиторов рассматриваются не судом, а временной администрацией. «Требования были включены в соответствии с положениями закона. Далее независимые кредиторы подали заявление в суд об исключении уже включенных в реестр требований, при этом они ссылались на то, что у них есть право оспаривать включение таких требований в реестр требований по аналогии закона, несмотря на то что при банкротстве кредитных организаций процедура оспаривания иная», – рассказал он. Как отметил Сергей Сорокин, данная ситуация уникальна тем, что дел об оспаривании самого факта включения требований в реестр в судебной практике немного.

Юрист отметил, что ошибка, с которой все началось, была заложена в заявлении самих кредиторов, которые предлагали суду первой инстанции рассматривать априори неправильную отчетность с техническими ошибками. «Во-первых, отчетность была не на дату отзыва лицензии у банка-должника, на которую нужно было ее исследовать. Во-вторых, отчетность, которую исследовал суд первой инстанции, была изменена конкурсным управляющим, и он в процессе ее изменения допустил ряд ошибок. Мы говорили об этом в суде первой инстанции, но наши доводы в силу каких-то причин не были услышаны», – отметил Сергей Сорокин. Он добавил, что поскольку ошибка была исправлена апелляцией, законность решения которой подтвердила кассация, то даже в случае обжалования в Верховном Суде РФ он рассчитывает, что эти судебные акты устоят.

Управляющий партнер АНП «Зенит» Дамир Низамов, ознакомившись с делом, в комментарии «АГ» указал на несколько важных моментов. По его словам, решение первой инстанции не мотивировано аффилированностью кредитора и должника: «В тексте решения вообще нет слов “аффилированность”, “заинтересованность”, “технический характер”. Суд исключил требование не из-за аффилированности, а потому что не увидел доказательств того, что кредиторы давали деньги должнику». По мнению Дамира Низамова, спор об аффилированности является вторичным: сначала надо установить, каким образом четыре банка группы «Лайф» предоставили деньги «Пробизнесбанку», а потом уже решать, было ли это предоставление денег техническим и искусственным. 

Также, по мнению Дамира Низамова, апелляция и кассация довольно поверхностно подошли к описанию того, чем подтверждается предоставление денег: «Решения полны техническими терминами, но в них нет анализа сути операций – в этом их слабость и шанс для оспаривания». 

Кроме того, как подчеркнул эксперт, несмотря на ходатайства с обеих сторон, суды отвергли помощь специалистов и экспертов. «Хотя это как раз то дело, где специалист помог бы разобраться в дебрях банковских проводок. Недоверие к специалистам со стороны – тоже слабая сторона этих решений и системная проблема судов вообще», – отметил он.

Подводя итог, Дамир Низамов высказал мнение о том, что данное решение вряд ли изменит судебную практику. «Аффилированность сама по себе – не препятствие для включения в реестр. Препятствием является искусственное, техническое создание долга, а здесь этот вопрос в должной мере исследован не был», – заключил эксперт.

Рассказать: